Всё возвращается? Только не цены!




К третьей декаде января новогодние застолья начинают медленно подходить к завершению, и жизнь понемногу возвращается в привычную колею. Денежные расходы на праздничные продукты, изрядно опустошившие карманы и кошельки, к счастью, уже позади. А количество выпитого и съеденного за период череды праздников не поддается никаким подсчетам и описаниям! Видно, уже пора отдохнуть и просто поговорить о чём-то насущном. Скажем, о тех же продуктах питания: качестве, ценах и доступности их для различных социальных категорий граждан в разные периоды истории нашей страны

 

Косточки для советских граждан

Пожалуй, начнем с мяса, которое, несмотря на всеобщий упадок животноводства в Украине, ныне дефицитом не является. Скорее, в остром дефиците теперь деньги на его приобретение. Впрочем, ничего удивительного – рыночная экономика!

Гораздо удивительней был парадокс недавней советской эпохи «развитого животноводства». Всевозможные доклады и отчеты пестрели внушительными цифрами роста производства и планами будущих достижений, а вот самого-то продукта на витринах магазинов не было! То есть кое-что, конечно же, в продажу «выбрасывали» – то, что действительно нужно было выбросить. Именно это хорошо подчеркивает анекдот того времени, когда на вопрос: «Каким образом в СССР забивают животных на бойне?», советский гражданин уверенно отвечает: «У нас динамитом взрывают, потому что в магазинах одни только кости продают!»

Конечно, это лишь анекдот, и всё же, если повезло, можно было иногда застать и мясо с довеском в виде внушительной косточки по цене 1 рубль 80 копеек–2 рубля. Нетрудно подсчитать, что за среднюю зарплату в 100 рублей можно было бы приобрести 50 с лишним килограммов мяса, примерно третью часть которого составляли «костные останки». Вырезку и мясо высшего качества можно было купить только из-под полы у мясокомбинатских «несунов» или с небольшой переплатой по договоренности – у «своего» мясника в магазине. Можно было, конечно, найти неплохое мясо и на рынке, вот только цена его была намного выше. Обычно же «товаром дня» в магазине был фасованный в непрозрачные бумажные пакеты так называемый «говяжий суповый набор», состоящий из сплошных костей, по цене 38 копеек за килограмм. Да «свиной набор для рагу» за 43 копейки – кости с обрезками совсем неаппетитного мяса.

Почти всегда в продаже имелись котлеты-полуфабрикаты с ужасным запахом и таким же внутренним «содержанием» по 6 копеек за штуку. Популярные «народные» сорта вареной колбасы нужно было еще застать, а приобрести, лишь отстояв внушительную очередь. В то же время, несмотря на «достоверные» слухи о том, что в колбасу «пичкали» туалетную бумагу, это были всего лишь слухи. И даже не потому, что советскую колбасу изготавливали согласно существующим ГОСТам, которые строго контролировали, а потому что в тот период туалетная бумага была также в большом дефиците.

Нужно отметить также, что к концу советской эпохи как-то незаметно потерялась и существующая прежде сортность мяса. Теперь главным стало это мясо хотя бы просто достать. Не так, совсем не так должны были жить по прожектам социалистических лидеров граждане страны Советов в «светлом будущем»!

 

А было мясо и по 20 копеек...

Каким контрастом выглядит самодержавный период начала ХХ века, когда «измученные самодержавием трудящиеся мечтали о революции».

В то время продающееся на рынках, в лавках и магазинах мясо подвергалось обязательному разделению по сортам, причем тогда существовало как минимум 4 его сорта. Притом деление происходило не по запаху и виду, а в соответствии с общепринятой в мясных лавках того периода схемой разрубки туши. Каждый сорт мог быть использован хозяйками для приготовления определенного блюда. Скажем, поваренные книги того времени советуют готовить бифштекс из «вырезной филеи – самой дорогой части говядины», которая соответствовала І сорту. «Грудинка, часть тонкого края и мозговые кости (ІІІ сорт мяса) дают отличный бульон для супа». На цену мяса влияло не только его разделение по сортам, но и то, было ли оно заморожено или нет. «Мороженое мясо много дешевле парного, и экономные хозяйки его покупают, но не для супа, а для жаркого».

Встречая в старых дореволюционных газетах существовавшие в тот период цены на основные продукты, невольно испытываешь легкий шок. Скажем, херсонская газета «ЮГъ» констатировала в 1900 году крайнюю дороговизну мяса – от 7 до 9 копеек за фунт (453 грамма). То есть примерно 20 копеек за килограмм самого лучшего!

Чтобы определить, много это или мало, нужно сравнить цены с существующими в то время заработками. Согласно расписанию, определенному Херсонской городской управой, одно из самых низких жалований в начале века получала сестра милосердия – всего лишь 300 рублей в год. Зарплата рабочего низкой квалификации была более чем в 2 раза выше зарплаты сестры милосердия и составляла примерно 640–700 рублей в год, рабочего высшей квалификации – 1800 рублей. Самая высокая зарплата в табеле Херсонской управы была у городского архитектора – 3000 рублей в год. Путем несложных вычислений можно определить, что сестра милосердия на свое маленькое месячное жалование могла купить... 125 килограммов мяса!

Мы уже подсчитали, что намного позже, в 1980-х годах (в период советской власти), при средней зарплате можно было купить «всего» 50 с лишним килограммов мяса! Что в полной мере эквивалентно заработку арестанта-чернорабочего херсонского «Тюремного замка», получавшего всего лишь 40 копеек в день в 1900 году. Причем он на свои копейки с учетом 4 нерабочих дней мог купить 52 килограмма отличного мяса без костей! Просто в голове не укладывается!

 

Фальсификатом нас кормили и до революции

Однако, имея возможность проследить за ценами определенного периода, можно без труда заметить, что стоимость необходимых продуктов, даже сдерживаемая специально утверждаемыми таксами губернаторов, всё же неумолимо ползла вверх. Причем пики прыжков цен наблюдаются именно в периоды нестабильности и народных волнений. Скажем, в 1904–1905 годах цена на мясо подскочила более чем на 4 копейки за килограмм (І сорт – 11 копеек за фунт). Спустя 4 года, в 1908 году, она была уже 14–15 копеек за фунт, а перед началом Первой мировой войны в 1914 году – доходила до 18 копеек за фунт. То есть примерно за 15 лет мясо подорожало в 2 раза.

По сравнению с мясом хлеб, возглавлявший список необходимых для жизни продуктов, даже с учетом кризисных пиков, когда его цена поднималась в пределах 1–2 копеек за фунт, к 1914 году остался в рамках 1899-го.

Прочие же продукты понемногу поднимались в цене. А когда с началом войны их стоимость начала ощутимо «кусаться», вот тут-то и началась сущая катавасия!

«За последнее время на базаре стали появляться фальсифицированные молочные продукты. Молоко бывает почти наполовину разбавлено водой. Вместо масла продается какая-то смесь жиров. Тут есть и свиное сало, и телячье, и кокосовое масло. Всё это сдобрено настоящим маслом и молоком», – уже в начале войны сообщала херсонская газета «Родной край».

Дальше – больше. Объем фальсифицированного продовольствия только увеличивался! Вместе с тем несоизмеримо росла цена на этот некачественный товар. В революционном 1917 году один из херсонских фельетонистов, спрятавшийся за псевдоним Лорд Бич, поместил в «Родном крае» фельетон в стихах:

 

«Что за продукты с нас дерут

“семь с половиной шкур” – мы знаем.

Но, что за деньги нам дают

и что мы в пищу потребляем,

не все, к несчастью, могут знать

за недосугом и войною.

А я хочу вам рассказать,

что мы едим и пьем порою.

Коснемся наперво сперва того,

что чаще пьем теперь мы.

Ну хоть парного молока

из самой лучшей местной фермы.

Так вот, вы знаете, его “доят”

из труб водопровода.

В нём от коровы – ничего,

но есть мука, крахмал и сода.

Оно не киснет никогда

и творога не отделяет.

На вкус приятно, но всегда

желудок пьющим закрепляет...»

 

И так далее – о колбасе, масле и прочем фальсификате. К слову, читая эти строки, вдруг ловишь себя на мысли, как это всё похоже на наше время...

Тысячу раз был прав Екклесиаст, сказавший: «Всё возвращается на круги своя...»




 

Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год Коршун Владимир