Хозяева улиц хотят кушать…




В двух последних номерах «Субботний выпуск» рассказывал о дореволюционной полицейской службе в старом Херсоне. Ныне – продолжение начатой темы

 

Точкой отсчета нового времени 1905 год стал не только на Херсонщине, но и во всей империи. Беспокойное время меж Первой русской революцией и октябрьским переворотом 1917 года характеризуется упадком нравов, вследствие чего резко возросло количество незаконнорожденных и брошенных на улицах городов детей. Процветает и усугубляется беспробудное пьянство среди низших слоев населения. На этой почве резко ползет вверх кривая количества серьезных преступлений против личности и присвоения чужого имущества. В Херсоне появляется множество безакцизных подпольных питейных заведений и тайных домов свиданий, не подпадающих под надзор полиции. Потребительский рынок заполняется некачественной и фальсифицированной продукцией (газеты сообщают о фальсификации более чем 60% молочной продукции).

После событий 1905 года некогда сильная государственная церковь быстро теряет свой авторитет. Освободившуюся «духовную нишу» тут же занимает широко культивируемая среди подданных империи мировоззренческая позиция, выражающаяся в отрицании осмысленности человеческого существования, значимости общепринятых нравственных и культурных ценностей, непризнании любых авторитетов.

В моду входит анархизм с его теориями и взглядами, направленными на ликвидацию любого принудительного управления и власти человека над человеком. Причем носителями «вируса неограниченной свободы» становится огромная масса учащихся старших классов и студентов. Выпускники учебных заведений несут анархические идеи с собой во взрослую жизнь.

Совокупность подобных факторов не могла не отразиться на работе правоохранительных органов, стремительно терявших остатки своего былого авторитета. Лишь назначение в 1907 году на должность херсонского полицмейстера Д. И. Шишкина – человека, знавшего свое дело, строгого и справедливого – смогло несколько изменить ситуацию. Требовательный к себе и своим подчиненным полицмейстер добился относительного порядка во вверенном ему городе. Хотя, стоит отметить, это было совсем не легко. Ведь именно 1906–1907 и частично 1908 годы были самыми тяжелыми послереволюционными годами. Только в 1907 году в Херсоне были убиты как минимум четверо городовых, находившихся при исполнении, и совершено покушение на начальника тюрьмы, носившего странную фамилию Чиненный-Пронцуз.

В городе активизировались действия вооруженных групп экспроприаторов – коммунистов-анархистов, отбиравших у богатых средства «для революции». Именно убийства полицейских чинов и использование оружия экспроприаторами при грабежах заставили полицмейстера принять крайние меры и разрешить применение оружия полицейскими при задержании. В городе появляется конная стража, увеличивается штат полиции. С подачи Шишкина в Херсоне учреждается новая сторожевая служба: каждый домовладелец в помощь дворнику на своем участке должен был нанять за свой счет ночного сторожа. В конце 1908 года сообщения местных газет становятся более мирными. Верхушка революционного вулкана перестает угрожать жизни и имуществу обывателей, хотя в невидимых глубинах продолжается и нарастает тектоническая активность…

Начало и вступление империи в Первую мировую войну, стартовавшую 28 июля 1914 года, приблизило крах самодержавия. В период войны на фоне сокращения рабочих рук, хозяйственно-экономических трудностей, нехватки самого необходимого снаряжения, вооружения и продовольствия для армии, растет новая волна недовольства. Она выплеснулась во всеобщую политическую стачку в феврале 1917 года, прошедшую под лозунгами «Долой войну!» и «Долой царское правительство!». 27 февраля на сторону рабочих перешли солдаты Павловского, Преображенского и Волынского полков. Это решило исход борьбы: 28 февраля правительство было низложено.

В  ходе февральской революции 1917 года царь Николай II отрекся от престола. В стране возникло двоевластие: с одной стороны Совет рабочих и солдатских депутатов как орган народной власти, с другой – Временное правительство – орган диктатуры буржуазии во главе с князем Г. Е. Львовым. Временное правительство начало реорганизацию государственных, общественных и исполнительных структур страны, изменившей государственный строй.

Крупные изменения произошли и в губернском Херсоне. В ночь с 6 на 7 марта 1917 года под давлением революционно настроенных масс и военных городская полиция, тюремная стража и жандармы сложили свои полномочия и сдали оружие. Охрана порядка и спокойствия в городе перешла к войскам расположенного в Херсоне военного гарнизона: «Войска просят граждан города быть уверенными в своей безопасности, так как со стороны всех без исключения, как офицеров, так и нижних чинов гарнизона, будут приняты самые решительные меры к прекращению каких бы то ни было насилий над мирным населением...» – говорилось в обращении к гражданам свободной России – жителям Херсона, опубликованном в газете «Родной край». В ту же ночь освобожденные из каторжной тюрьмы уголовные элементы стали разбредаться по городу. Чтобы предотвратить грядущие беспорядки, временный губернский комиссар Горич отправился в тюрьму, где после долгих разговоров и увещеваний убедил освобожденных оставаться на местах и взял с них честное слово, что они не будут нарушать порядок и спокойствие в городе. По всей видимости, слово свое освобожденные сдержали, ибо спустя несколько дней в газете появилась несколько курьезная информация: «Интересный случай произошел ночью на Военном форштадте. Один из обывателей Глухой улицы, услышав на улице громкий разговор, вышел узнать в чем дело. Он увидел несколько освобожденных и спросил их, что они делают?

- Вас стережем, – последовал ответ. – Кто-нибудь набедокурит, а свалят на нас. Вот мы и охраняем улицы…». В ту же ночь было принято решение о создании в Херсоне милиции – нового органа охраны правопорядка в городе, с дополнением о том, что милиционером может быть лишь гражданин, умеющий обращаться с огнестрельным оружием. Начальником милиции назначили Г. Н. Гордова.

9 марта около 3 часов пополудни в Херсоне состоялась грандиозная манифестация, участие в которой приняли войска, рабочие, масса народа и освобожденные из тюрем. Несмотря на скопление огромного количества народа, по сообщению газеты «Родной край», «порядок был образцовый…». Однако «образцового порядка» хватило всего лишь на несколько дней. Уже 10 марта в городе появилось невесть откуда привезенное виноградное вино. Напиток, по которому соскучились страждущие в период принятого на время войны сухого закона, расходился в одно мгновение! После чего на улицах Херсона появилось множество пьяных задир, чинивших беспорядки и нарушавших спокойствие горожан.

Малочисленные пока еще отряды только созданной временной милиции, оставив все дела, занялись выявлением точек сбыта и хранения спиртного. В течение нескольких ночей в городе шли обыски в подозрительных местах. Громадное количество обнаруженного вина в бочках уничтожали тут же на месте. По пыльным городским улицам бежали мутные потоки, несшие с собой уличный сор и распространявшие далеко окрест запах крепкого виноградного пойла.

С первых дней создания милиции неумелым еще работникам новых правоохранительных органов хватало и текущей работы. Вот как описывает эпизод из жизни первых милиционеров херсонская газета «Свободное слово»: «Милиционерами были задержаны хулиганы. По дороге в милицию хулиганы вели себя крайне вызывающе, поносили Временное правительство и существующий строй. В милиции один из хулиганов Д. Родионов начал ломать окна и двери. Тогда после нескольких предупреждений милиционер выстрелил, причем ранил хулигана в руку…».

Опыта и умения новым стражам правопорядка явно не хватало, а прибегать к помощи старой полицейской гвардии новому органу, осуждавшему ее «старорежимные» действия, было неуместным. Новая милиция, в отличие от самодержавной полиции, должна была стать учреждением совершенно новым, в корне другим по своему мышлению. 17 марта с помощью местной прессы к населению Херсона обратился начальник народной милиции Г. Н. Гордов:

«Граждане! В милицию требуются честные и интеллигентные люди. Милицию не следует смешивать с полицией. Население должно проникнуться к милиции таким же уважением, как к армии. Задача милиции – охрана спокойствия граждан, их достояния и свобод. Помните, что первый состав милиции даст окраску и физиономию народной милиции как постоянному институту свободной России, что первый состав милиции силою вещей должен будет создать и известные традиции этого института. Если мы хотим, чтобы эти традиции были здоровые, общественные, мы должны стремиться к тому, чтобы состав милиции был интеллигентным.

В уверенности, что настоящий призыв найдет отклик в херсонском обществе, еще раз настойчиво призываю интеллигентных и честных людей на руководящие должности по народной милиции г. Херсона». Возможно, первый состав народной милиции сумел бы справиться с возложенной на него задачей, однако существовавшее в стране положение дел явно этому не сопутствовало.

Продолжалась война, внутренние беспорядки, противостояние между Советом рабочих и солдатских депутатов и Временным правительством. Летом 1917 года губернским комиссаром временного правительства в Херсоне С. П. Юрицыным была получена телеграмма министра-председателя Временного правительства А. Ф. Керенского: «Прошу принять крайние меры к восстановлению порядка. Против изменников и насильников должны заговорить ружья и пулеметы. Вредная агитация большевиков, явно контрреволюционная, должна быть прекращена, пусть пострадают принципы, но будет спасена свобода и устранена возможность контрреволюционной диктатуры...».

Впрочем, сил на поддержание порядка в городе у милиции было явно недостаточно. Местные газеты отмечают в начале октября 1917 года очередную вспышку преступности и насилия. В городе процветают спекуляция и пьянство: «Пьянство в Херсоне развивается с каждым днем всё больше и больше. Во всех чайных, домах свиданий и притонах вино, спирт и коньяк продаются беспрепятственно. Это не секрет уже даже для милиции». После октябрьского переворота 25–26 октября (7–8 ноября по новому стилю), свергнувшего Временное правительство и установившего диктатуру большевиков, в заседании комиссии под предводительством губернского комиссара Временного правительства С. П. Юрицына было решено передать город для охраны правопорядка и спокойствия эскадрону Крымского конного полка. Спустя двадцать дней местные газеты опубликовали воззвание Симона Петлюры к воинам-украинцам: «Наше войско молодо, оно встает только на ноги, и своим поведением вы докажете, что вы достойные наследники великой славы своих дедов. Не допускайте насильств и беспорядков, ибо если их допустите, то позором покроете славное имя украинского воина. Никаких погромов на нашей земле не должно быть. Я уже вызвал украинские полки и дивизии для охраны порядка на Украине. Это войско будет размещено по всей Украине для того, чтобы положить конец беспорядкам и погромам».

В то же время положение херсонских милиционеров стало настолько критическим, что 6 декабря милиция объявила забастовку, требуя увеличения жалования «за полезные и ревностные труды на благо города». 10 декабря в прессе появляется обращение начальника милиции Г. Н. Гордова: «Граждане! Мы знаем, что наше учреждение милиции не пользуется особо вашими симпатиями. Мы знаем, что по теории преемственности нам передали все грехи и часть темного прошлого упраздненной полиции. Мы знаем также, что эпитеты вроде “дармоеды” и “бездельники” – это те ласкательные имена, которыми обычно милицию награждают. И тем не менее, зная всё это, мы к вам обращаемся, граждане! В дни нашей борьбы за естественное право – право быть накормленными!..».




 

Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год Коршун Владимир