Забытые гастролёры старого Херсона




Несмотря на свою, казалось бы, провинциальность и «сонную скуку», отмеченную в воспоминаниях многих столичных путешественников, некогда посетивших Херсон, в культурном отношении старый город ничем не уступал успешным и сильным, экономически развитым городам юга империи – Одессе и Николаеву. По крайней мере об этом говорят имена прославленных артистов прошлого, гастролировавших в своё время в Херсоне

 

Вспоминая о культурной жизни дореволюционного Херсона, обычно рассказывают о посетивших наш город классиках украинских, российских и зарубежных театров. В их числе у всех на слуху имена Панаса Саксаганского, Марка Кропивницкого, Марии Заньковецкой, Всеволода Мейерхольда и многих других. Часто упоминают итальянца Томмазо Сальвини, оперного певца Леонида Собинова, композитора Модеста Мусоргского, исполнительницу романсов Анастасию Вяльцеву. Или гастролировавшую в Херсоне в 1913 году оригинальную русскую певицу Надежду Плевицкую, которая своим пением заслужила прозвище Курский соловей.

Впрочем, в сонме заезжего арт-бомонда встречалось немало оригинальных личностей, о коих в своё время много говорили, чьи выступления принимались на ура и о которых потом очень скоро напрочь забыли. Ну разве что уникальные подшивки старых херсонских газет до сего дня еще хранят некие мелкие крупицы памяти о них. Причем именно крупицы, ибо ныне, даже призвав на помощь самое мощное информационно-интеллектуальное оружие современности – Интернет, не всегда удаётся отыскать хоть какие-то сведения об этих успешных артистах прошлого.

К примеру, сто лет назад, в апреле 1914 года в местном «ЮГе» по­явилось сообщение под грифом «Крик Моды» и «Надо видеть, чтобы верить» – о гастролях в городе «всемирно известного дуэта негра и европейки Джолли Чолли». Два концерта дуэта, исполнявшего танцы в стиле модерн, привлекли в городской театр немало публики и доставили местным любителям танцев истинное наслаждение. Как бы там ни было, несмотря на сопутствовавшую Джолли Чолли славу, ныне не удалось отыскать о них ни малейших сведений.

Конечно, «всемирную извест­ность» и успех в Херсоне вполне можно было отнести к экзотической внешности дуэта, однако к людям другого цвета кожи в Херсоне к тому времени уже даже как бы привыкли. Летом 1913 года в саду-ресторане «Яръ» 1-й херсонской артели официантов и поваров выступал успешный, однако не претендующий на «всемирную известность» чернокожий дуэт танцоров Джим и Этта.

Нередкими были также гастроли в Херсоне китайских фокусников, ломавших о голову подпиленные кирпичи, и индийских факиров-огнепожирателей, глотавших гвозди и пивших расплавленный свинец.

Спустя всего лишь несколько дней после головокружительного выступления в Херсоне дуэта Джолли Чолли в местной газете «ЮГъ» вновь появляется сенсационное известие: «К сведению публики! Во вторник 15 с. м. утренним пароходом Р.О.П. и Т. прибывает в Херсон самый маленький артист мира, всемирно известный неподражаемый 6-летний комик Боба (живой). Состоится грандиозная встреча этого знаменитого артиста при оркестре музыки».

Представьте себе 6-летнего, но уже известного в этом возрасте на весь мир комика-артиста, развлекавшего, мало того – восхищавшего взрослую публику! В следующем номере «ЮГа» – небольшое, однако вполне существенное дополнение: «Кто видел Бобу в кинематографических картинах, тот должен смотреть его в Американском биоскопе». Значит, юный комик неоднократно снимался в кинофильмах, которые принесли ему славу и сделали его имя известным. В Херсоне же при полном аншлаге состоялись всего два его выступления в биоскопе Луи Ахтерова. К сожалению, более никаких сведений о маленьком «всемирно известном» артисте найти не удалось.

 

Гений ХХ века в Херсоне

Вслед за Бобой в том же апреле 1914 года Херсон посетил не менее известный 10-летний Володя Зубрицкий. Уже в этом возрасте он по-настоящему заслужил право называться гением ХХ века. Пожалуй, не было в то время ни одной газеты мира, которая не разместила бы на своих страницах информацию о «живой счетной машине», удивлявшей зрителей своими феноменальными способностями.

Мальчик, родившийся в 1904 году в семье цирковых артистов Зубрицких, еще в 5-летнем возрасте поражал всех своей памятью. А после первых занятий с репетитором по математике выяснилось, что он обладает уникальным даром моментального сложения в уме 5–6-значных чисел. С того самого дня, когда это обнаружилось, закончилось детство мальчика – Володя начал приносить семье деньги, причем немалые.

Ему не было еще семи, когда предприимчивый родитель дал сыну «путевку в жизнь», устроив первые гастроли, которые прошли с сокрушительным аншлагом. Успех первых выступлений «живой счетной машины» вдохновил отца совершить турне по городам империи. На своих выступлениях Володя в уме извлекал корни из многозначных чисел, без труда совершал сложные математические вычисления, запоминал немыслимые комбинации букв и чисел. Кроме того, без труда ориентировался в хронологии событий всемирной истории. С каждым выступлением мальчика вопросы публики становились всё каверзнее и изощреннее, однако ошибок юное дарование в своих ответах не допускало.

Слава о гениальных математических способностях маленького Володи разнеслась по всей империи. Докатилась она и до Херсона. А так как хозяин херсонского «Американского биоскопа» Луи Ахтеров всегда был на шаг впереди конкурентов, то именно он и успел раньше всех заключить контракт, по которому Володя должен был отработать три выступления в биоскопе. Маленький мальчик отработал семь, причем при полном аншлаге!

«Он появлялся в манеже в синей матроске, в коротких штанишках с белыми пуговками по бокам, с выстриженной челкой. Приглашенные из публики писали на грифельных досках столбцы пятизначных цифр, и Володя мгновенно и безошибочно производил в уме всевозможные подсчеты. С одного взгляда мальчик запоминал до шестидесяти пяти цифр и мог назвать их в любом порядке. В особенности нравилось публике, когда Володя мгновенно и бойко отвечал на вопросы: в каком году, например, родился или умер какой-то царь, или, скажем, его дочь или внук. Юный математик знал не только хронологию жизни коронованных особ, но и мог без запинки рассказать по памяти о любом событии из русской истории – древней, Средних веков, нового времени», – рассказывал в своей книге «Как я завоевал золотую магическую палочку» Илья Символоков, в прошлом известный советский цирковой иллюзионист.

Гастроли Володи Зубрицкого в Одессе, на которых присутство­вал граф Сергей Витте, произвели на бывшего премьер-министра Российской империи не­изгладимое впечатление. Граф проникся симпатией к молодому дарованию и выразил сожаление, что талантливого мальчика сделали предметом статьи дохода, показывая как некое балаганное чудо. Возвратившись в Петербург, Сергей Юрьевич исхлопотал для Володи место в качест­ве воспитанника «Приюта принца Ольденбургского», имевшего своё среднее учебное заведение, равное реальному училищу. Юного математика согласились принять в училище с полным содержанием и обеспечением. Кроме всего прочего, Витте ходатайствовал об оказании единовременной материальной поддержке отцу мальчика.

Все эти подробности стали известны уже во время пребывания Зубрицких на гастролях в Херсоне и были опубликованы в местной прессе. Жители города радовались за мальчика, в жизни которого открывались новые возможности, и пророчилиему в будущем мировую славу известного математика.

Но папа Володи решил по-другому. Поняв, что с определением мальчика в приют он лишится неплохого заработка, родитель напи­сал гневное письмо графу Витте с требованием обеспечения его пожизненной пенсией. В противном же случае он отказывался везти юного гения в Петербург. Оскорбленный граф посчитал ниже своего достоинства продолжать подобную переписку.

А отец и сын Зубрицкие, закончив гастроли в Херсоне, двинулись дальше удивлять публику на просторах огромной страны. Правда, успешная артистическая деятельность Володи Зубрицкого продолжалась совсем короткий отрезок времени – грянула Первая мировая война. Отец был мобилизован на фронт, и гастроли мальчика прекратились.

После революционных событий 1917 года, будучи еще совсем мальчишкой, Володя записался добровольцем в красноармейский батальон. Во время Гражданской войны служил разведчиком на бронепоезде. Не единожды был ранен, контужен. Завершил войну во флоте, которому оставался верен всю свою жизнь. Жил как все простые люди в новой социалистической стране. Подвергся репрессиям в 1937 году, однако уцелел. В период Великой Отечественной воевал на тральщиках и бронекатерах, пройдя боевой путь от матроса до капитана ІІІ ранга. Оглушительный успех феноменальной живой «счетной машины» остался в далеком прошлом…




 

Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год Коршун Владимир