В начале прошлого века больные качали права…




В «Субботнем выпуске» № 9 мы рассказали о первых шагах в создании действенной медицинской структуры на Херсонщине. О том, что благодаря новой форме самоуправления и созданию в империи института земства появилась возможность достичь реальных успехов в области народного здравия. Успешно проведенная реформа всего лишь за несколько лет позволила увеличить число медицинского персонала в уезде, а также количество больниц и амбулаторий. С 1870 года лечение и содержание больных жителей Херсона и Херсонского уезда в уездных лечебных учреждениях стали осуществлять бесплатно

Одним из старейших лечебных заведений Херсона была губернская больница, основанная в далёком 1818 году. Ее учредителем можно вполне официально считать херсонского гражданского губернатора, действительного статского советника, графа Франца Карловича Сен-При, озаботившегося тем, чтобы губерния наконец имела своё главное лечебное учреждение. Впрочем, так как Франц Карлович вдобавок еще и руководил Приказом общественного призрения (губернское учреждение, созданное в начале правления императрицы Екатерины ІІ), ведавшим школами, богадельнями и больницами, то и основание лечебницы было его прямой обязанностью.

Местом размещения новой лечебницы избрали участок на северной окраине Херсона, по соседству с городскими воротами на Почтовой улице (ныне проспект Ушакова) и находящимся неподалеку «вне города» городским кладбищем. Несмотря на скудное финансирование нового губернского лечебного заведения, дороговизну пребывания в нём и неудовлетворительное его содержание, с первых дней своего суще­ствования учреждение оказалось весьма востребованным. Вот только обзавестись комплексом специально построенных по проекту губернского архитектора Каменецкого больничных зданий лечебница смогла лишь спустя четверть века, в 1843 году.

Позже были возведены здание богадельни (благотворительного заведения для немощных лиц преклонного возраста, калек и инвалидов), здания сиротского приюта и хронического отделения земской психиатрической лечебницы. Они начали свою деятельность в 1845 году. Тогда подобный лечебный комплекс назывался Богоугодным заведением (на фото). Главный корпус его (трёх­этажное здание) располагался вдоль Почтовой улицы. А пересекавшая ее улочка с цепью подсобных, складских и хозяйственных построек, прачечной и детским приютом на втором этаже получила название Богоугодная улица (ныне улица Красного Креста). С тыльной, западной стороны вплотную к больнице подступал пыльный и грязный пустырь с окраинным переулком, облепленным покосившимися в сторону глубокой балки домишками, который носил вполне подходящее название – Глухой переулок.

Впоследствии в одном из больничных зданий, обращенных тылами в это безлюдное и всеми забытое место, был устроен лоток для анонимного приёма подкидышей. Их с каждым годом становилось всё больше. Под покровом темноты анонимные «подкидчики» вкладывали младенца в спецприёмник, закрывали его и звонили в звонок. Услышав его, дежурная сестра милосердия знала, что в приют поступил новый сирота...

Под управлением Приказа общественного призрения губернская больница находилась вплоть до земской реформы, начавшейся в 60-х годах XIX века. Приказ был упразднен, и лечебные учреждения перевели в ведомство губернского земства. В свою очередь институт земства стремился к проведению серьезной реформы в сфере народного здравия, а посему предусматривал достаточно крупные вложения для изменения существовавшего положения дел, расширения больничной отрасли и увеличения численности медицинского персонала.

Спустя несколько лет после начала реформы (а точнее – 2 октября 1872 года) при Богоугодном заведе­нии была открыта земская фельд­шерская школа – одна из первых медицинских школ юга Россий­ской империи. Первым заведующим школой стал старший врач В. А. Силу­янов. Интересно, что школа не имела специально освобожденного преподавательского состава. Преподавательскую деятельность здесь осуществляли приглашенные учителя, врачи и ординаторы больницы. В учебное время обязанности врачей распределяли между больницей и школой. Работа в отделении и учеб­ная теоретическая часть обычно за­канчивались к полудню. Во время общей полуденной трапезы врачи решали текущие коллективные вопро­сы, после чего врачи и очередные группы 4-классников приступали к практическим занятиям на приёме в четырёх больничных амбулаториях или назначались на ночные дежур­ства. 3-классники занимались фармакологической практикой в аптеках и помогали вести карточки больных на приёме. Пожалуй, самым дей­ственным в подобной системе обучения была именно ее практическая сторона, способствовавшая тому, что к окончанию учебы выпускники овладевали приличными практическими навыками. В 1906 году при школе были открыты фельдшерско-акушерские курсы для женщин.

К концу первого десятилетия ХХ века Богоугодное заведение серьезно разрослось и заняло довольно приличное пространство. Помимо часовни для мертвых, построенной с северной стороны территории, здесь находились склады для соломы и набивочная для кроватных тюфяков, покрытые рубероидом легкие летние бараки-палаты для больных. Два отдельно стоявшие, обнесенные высокой глухой оградой барака служили резервными помещениями на случай эпидемических заболеваний. Каретный сарай и конюшню на 5 лошадей использовали для разъездов и хозяйственных целей.

Еще в декабре 1886 года специальная думская комиссия, принимавшая первую очередь водопровода, построенного в Херсоне ростовским купцом Пастуховым, постановила считать первоочередной задачей не­прерывное снабжение водопроводной водой Богоугодного заведения. И в первом десятилетии ХХ века, благодаря заботам отцов города, больницу круглосуточно снабжали горячей водой, нагреваемой кероси­новыми и спиртовыми горелками. При заведении также имелись хорошо оборудованная прачечная, перера­батывавшая до 100 пудов (1600 кило­граммов) белья в сутки; пекарня, выпекавшая до 90 пудов белого и 55 пудов черного хлеба в неделю, с печами, работавшими на нефти; кухня, которая готовила пищу в среднем на 600 человек в сутки.

На территории были большой и глубокий главный ледник и меньший – при кухонном цейхгаузе. Запасов льда в ледниках с головой хватало до следующего сезона. Рядом с ледником разместили водяную установку, с помощью которой можно было готовить лёд для ледников даже при самых слабых морозах.

Средину главного корпуса больницы занимала Благовещенская домовая церковь. Южную часть второго и третьего этажа – женские палаты и родильное отделение, северную – мужские. В каждом отделении было изолированное помещение для «беспокоящих других больных». В нижнем цокольном этаже располагались две амбулатории, аптека со складом, контора, врачебная дежурка и выпускной класс фельд­шерской школы.

Освещение больничных помещений в начале века осуществляли при помощи керосиновых ламп, что было довольно дорого, так как ежедневно расходовали около 2 пудов горючего. А с 1910 года операционную, перевязочную, аптеку и больничную церковь стали освещать электричеством.

Как уже было упомянуто в прошлом номере «СВ», земская реформа предусматривала создание доступной медицинской помощи для всех слоёв населения. А это возможно было осуществить лишь с помощью бесплатной медицины. И если в на­чале своего основания по причине крайней дороговизны больница была практически недоступна для малоимущих, то к началу ХХ века лечение и содержание здесь некоторых категорий больных стало совершенно бесплатным.

Подтверждением тому служит выдержка из отчета Херсонской губернской больницы за 1912 год: «Все жители Херсонской губернии, иногубернские, прожившие в Херсоне более года, больные сифилисом и заразными болезнями, служащие в полицейских и пожарных командах, в артели Русского Общества Паро­ходства и Торговли содержатся в больнице бесплатно». Не подпадав­шие под эти категории граждане должны были оплачивать своё пребывание в лечебном учреждении по таксе 25 копеек в сутки. Интересно, что подтверждение принадлежности к «своим» – бесплатным – проверяли путём письменной переписки с полицией и волостными властями, и порой это было неэффективно. Согласно статьям расходов, содержание больных в Богоугодном заведении обходилось в 22 копейки в сутки. Пропитание обслуживавшего больницу персонала – 17 копеек, что по тогдашним меркам было более чем прилично. Как тогда отмечали в отче-тах: «Питание больных смешанное, приближенное к трактирному, но в пределах расписания на каждый день недели». Вот, скажем, скромное меню больного Богоугодного заведения в один из дней недели 1912 года:

«7 ч. утра – чай с белым хлебом.

11 ч. – завтрак из одного блюда или стакан молока.

В час пополудни – обед из двух блюд (борщ или суп с мясом), каша, котлеты и сладкое.

В 5 ч. пополудни – чай.

В 7 ч. – ужин из одного блюда или молоко».

Трудно поверить, но в «Своде прихода и расхода пищевых продуктов» земской психиатрической лечебницы кроме всего прочего упоминаются кофе, мёд, апельсины, лимоны, клюква и даже вино… В связи с этим будет интересен отрывок, процитированный всё из того же земского отчета за 1912 год: «Постное продовольствие обходится дешевле, но больные лишь в редких исключениях соглашаются на постную пищу». Сто лет назад больные еще и качали свои права?!

Кроме того, статьями расходов по Богоугодному заведению были преду­смотрены затраты на приобре­тение медицинских изданий книг, газет и журналов для больных, на покупку книг в больничную библиотеку. А также – на приобретение учебников и пособие беднейшим ученикам земской фельдшерской школы, на бесплатные завтраки для учеников и на проезд их к месту практики. Земство брало на себя расходы даже на табак для больных и доставку к местам постоянного проживания выздоровевших неимущих граждан. Не говоря уж о том, что за свой счет погребало умерших в больнице. Были учтены практически все мелочи, вплоть до ремонта одежды и обуви больных.

К сожалению, как в дальнейшем развивалась бы отрасль «заботы о народном здравии», нам никогда не узнать – процессу помешала Октябрьская революция…




 

Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год Коршун Владимир