Он стоял у истоков террора и голода




В начале февраля этого года средства массовой информации сообщили о гибели в грузинском порту Поти украинского сухогруза «Григорий Петровский», портом приписки которого был Херсон. Построенный в 1968 году «старичок» не выдержал натиска шторма и раскололся пополам. Судно погибло, а наш город лишился очередной частички своей истории

 

Впрочем, память о большевике Петровском, в честь которого в 1926 году старинный Екатеринослав переименовали в Днепропетровск, довольно прочно зафиксирована топонимикой Херсона. В 9 километрах от нашего областного центра, на землях бывшего Благовещенского монастыря, в советское время появился посёлок Петровский, унаследовавший свое имя от располагавшегося в голодные 1920-е годы здесь, в монастыре, детского городка имени Григория Петровского.

Не забыт Григорий Петровский и в самом Херсоне. Имя бывшего председателя Всеукраинского центрального исполнительного комитета носил один из крупных и некогда успешных в советское время машиностроительных заводов – комбайновый. Напротив центральной проходной предприятия, на отвоеванной у мемориального кладбища территории, в 1980-е годы был построен спортивный городок «Петровец». И вот уже добрых три десятилетия спортсмены-«петровцы» топчутся по земле, в которой так и не нашли себе покоя останки их предков. Об этических и моральных аспектах «игрищ на костях» в свое время было немало сказано и написано. Вот только, к сожалению, без результата.

Впрочем, здесь стоит отметить еще одну немаловажную деталь. Буквально в трех шагах от «Петровца», на оставшемся клочке кладбищенской территории, где некогда погребали умерших от голода и уничтоженных красно-белыми репрессиями, установлен памятник жертвам тоталитарного режима. Между тем с ноября 1917-го по март 1919 года товарищ Петровский, занимавший пост наркома внутренних дел РСФСР, принимал самое непосредственное участие в создании карательных органов советской власти. Под историческим декретом о начале «красного террора», в результате которого без суда и следствия были уничтожены сотни тысяч «неугодных», есть и его подпись. Он же являлся одним из активистов проведения коллективизации в Украине, то есть совместно с прочими советскими руководителями приложил свою руку к Голодомору 1933 года. Да и первый «советский» голод 1922 года также не обошелся без участия члена Центрального комитета партии, председателя всеукраинского ЦИК Петровского.

Кто еще, как не он, знал истинное положение дел в голодавших районах Украины? Вместе с тем, в «Заметках о мерах по борьбе с голодом», относящихся к июлю 1921 года, председатель Совета народных комиссаров Владимир Ленин предлагал свое решение «голодного вопроса». По мнению Владимира Ильича, спасти ситуацию мог призыв в армию от 500 тысяч до 1 миллиона молодых мужчин из районов, охваченных неурожаем. А затем следовало «поместить эти полмиллиона в Украине, чтобы они помогли усилению продработы, будучи сугубо заинтересованы в ней, особенно ясно сознавая и чувствуя несправедливость обжорства богатых крестьян в Украине». Глава всеукраинского ЦИК был солидарен с вождем...

Из отчетов благотворительной организации полярного исследователя и альтруиста Фритьофа Нансена следует: если бы советское правительство обратилось за помощью к иностранным государствам еще весной 1921 года, когда уже было ясно, что разрушенное войной сельское хозяйство не в силах прокормить страну, подобных масштабов будущей трагедии наверняка удалось бы избежать. Но политические амбиции оказались превыше человеческих жизней. К тому же, как выяснилось, голод явился вполне подходящей причиной для изъятия у населения, а затем – из собрания музеев и церквей драгоценностей. 18 июля 1921 года декретом ВЦИК была организована центральная комиссия «Помголод», которую возглавил «всесоюзный староста» Михаил Калинин. А в начале августа 1921-го советская страна всё же обратилась за помощью к иностранным государствам.

К тому времени голод уже безраздельно властвовал над большей частью территории страны. Первые посылки с продовольствием из-за границы поступили в Советскую Россию в сентябре 1921 года. Существенную продовольственную и медицинскую помощь населению «голодных» районов оказывали Международный комитет рабочей помощи, Организация общеевропейской помощи голодающим России, более известная как Нансеновский комитет, которая объединяла в своих рядах свыше 15 религиозно-благотворительных комитетов и обществ. Международный альянс «Спасем детей», шведский и германский Красный Крест, американское общество квакеров, английские профсоюзы... Но самую крупную помощь (более $ 65 миллионов) страна получила от американской Администрации помощи.

В то же время якобы для борьбы с голодом в Советской России были изъяты ценности, принадлежавшие церкви. К ноябрю 1922 года общая стоимость изъятых церковных ценностей исчислялась 2,5 миллиардами рублей! Из этих средств советским правительством на покупку продовольствия за границей было истрачено... всего около миллиона рублей! Остальное пошло «на укрепление революционных позиций».

Невозможно описать словами, что пережило население Херсона зимой 1922 года! Численность жителей сократилась почти на 30 тысяч человек. А те, кто были еще живы, вряд ли рассчитывали дожить до нового урожая. Голодавшие получили продовольственную помощь лишь весной – после посещения города представителем миссии Нансена капитаном Квислингом.

Пожалуй, единственным достаточно крепким хозяйством, хоть как то сводившим концы с концами к весне 1922 года, был культсовхоз «Пролетарская жизнь». Он был основан на базе бывшего Благовещенского монастыря, где без устали трудились порядка 450 монахинь, заключивших с новой властью контракт на аренду собственного имущества. Однако весной, в самый тяжелый период голода, власти в одностороннем порядке расторгли договор. Вслед за тем 300 вооруженных красноармейцев под предводительством председателя Херсонского уездного исполкома Радченко изгнали культсовхозниц из их обители. К лету 1922 года в бывшем монастыре был открыт детский городок на 500 мест. Содержали ребят здесь за счет благотворительных средств, полученных из-за рубежа. В честь верного ленинца и формального лидера Украины детскому городку присвоили имя Григория Петровского. А уже 16 июля того же года на агитпоезде «Октябрьская революция» в Херсон пожаловал и сам виновник торжества, который сопровождал «всесоюзного старосту» Калинина по областям, пострадавшим от голода. Два дня представители верховной власти осматривали город, принимали участие в митинге в городском театре и отбыли восвояси, заверив граждан, что продовольственная помощь уже на подходе. Но только осенью государство начало оказывать действительно реальную помощь голодавшим.

Ввиду своей природной осторожности Григорий Петровский, занимавший высокие посты в советском государстве, всегда вёл себя тихо, говорил обдуманно, не перечил «верховным вождям», политику партии одобрял. Эти приспособленческие качества позволили ему, единственному из старых большевиков-парт-руководителей, остаться в живых и пережить репрессии и опалу. Чего не скажешь о его близких. Страшный механизм репрессий, у истоков которого он стоял, погубил его сыновей и зятя. В 1939 году Петровский был назначен на пост директора Музея революции в Москве. Всё так же тихо, не высовываясь, он дожил до 80 лет и умер в 1958 году...




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год