На улице Суворова росли... пальмы!




Как на Херсонщине осваивали «мёртвые земли»

Степная Херсонщина всегда считалась зоной рискованного земледелия: приложенные земледельцами силы, могли оказаться тщетными вследствие капризов природы. Тем не менее наши предки-земляки не покладая рук трудились на этой земле. После установления советской власти в 1920-х годах началась повальная коллективизация. Но даже с появлением коллективного хозяйства Херсонщина не потеряла свой прежний статус зоны рискованного земледелия. Вот только при новой «рабоче-крестьянской» власти это уже никого не интересовало: хлеб государству нужно было отдавать сполна и вовремя. А не то...

В голодном декабре 1932 года в местной газете «Наддніпрянська правда» появилось сообщение, подписанное председателем Совнаркома Молотовым и секретарем ЦК ВКП(б) Сталиным: «Попередити колгоспи, колгоспників і одноосібників, що в областях, які не виконали річного плану хлібозаготівель і не забезпечили себе насінням для ярової сівби, колгоспної торгівлі хлібом допущено не буде. А також попередити їх про те, що торгівля хлібом у цих областях переслідуватиметься як спекуляція».

За «свою вину» и «мудрую» политику партии сельскому производителю пришлось расплачиваться жизнями родных и близких. Новую власть не интересовало, что урожаи на истощенных землях оставались всё так же низкими и, чтобы получить большее количество зерновых, требовалось увеличение посевных площадей. Вот только целинных земель, которые можно было бы использовать для посевов, на Херсонщине не хватало еще при старой, царской власти. А в период коллективизации были распаханы уже все неугодья и пустыри. Тогда же начались попытки захвата и распахивания земель природоохранного заповедника Фридриха Фальц-Фейна Аскания-Нова, который с первых лет национализации был объявлен народным достоянием и формально находился под охраной государства.

В 1927 году появился казавшийся авантюрным проект освоения Нижнеднепровских песков. Для его внедрения была создана научная организация, занимавшаяся акклиматизацией сельскохозяйственных растений на «мёртвых землях». В это же время началась посадка первых виноградников на херсонских песках. Немного позднее было принято решение об укреплении «летучих» песков посадками сосновых лесов.

К началу 1940-х годов экономические и бытовые проблемы в государстве были частично решены, и, по свидетельствам херсонских старожилов, жить стало немного легче.

 

Вместо Шуменского – хлопковые поля

В этот период херсонский завод имени Петровского первым в стране наладил выпуск хлопкоуборочных машин и механических приспособлений для очистки хлопка-сырца. Ранее подобную технику закупали за границей. Достижения местных машиностроителей способствовали появлению в верхах идеи строительства в Херсоне хлопчатобумажного комбината. Причем сырьем для производственных мощностей должен был послужить хлопок, выращенный в области. В Херсоне был создан институт хлопководства, который располагался по соседству с сельскохозяйственным техникумом имени Цюрупы в Казенном саду (ныне это территория Херсонского областного лицея на улице Полтавской). Место, на котором сейчас расположен Шуменский микрорайон, занимали опытные поля института, где выращивали хлопок.

Впрочем, скоро деятельность научного учреждения была прервана нападением фашистской Германии на СССР. Институт был расформирован и прекратил свое существование до прихода фашистских оккупантов. После окончания Великой Отечественной войны на Херсонщине вновь вернулись к проекту строительства мощного ХБК, а посему возрожденный институт продолжил исследовательскую работу в области выращивания хлопка в местных природных условиях. Старожилы и сейчас еще вспоминают обширные хлопковые поля, тянувшиеся вдоль реки Веревчиной почти до территории крекинг-завода.

 

Херсон – город-сад

Важно отметить еще, что когда большая часть Херсона лежала в руинах, в городе уже начались работы по озеленению. Весной 1945 года, спустя лишь год после освобождения Херсона, на его улицах, в парках и скверах зазеленели первые молодые деревца, посаженные горожанами. Правда, вырасти удалось не каждому из них. «Зелені насадження в місті – гордість херсонців. Однак комунальні організації міста недостатньо приділяють уваги доглядові за ними. Через це лише у 1946 році загинуло біля 12 % молодих насаджень», – сообщала газета «Наддніпрянська правда».

Представьте только, в разрушенном почти до основания городе люди заботятся о зеленых насаждениях! «Весною і восени 1947 року в Херсоні буде засаджено біля 55000 дерев і понад 45000 чагарників та багато килимових рослин на площі 20850 квадратних метрів», – отмечала газета.

В послевоенные годы среди сельскохозяйственных культур, выращиваемых в области, начинают появляться новые, доселе неизвестные местным аграриям виды. Арахис, топинамбур, масличные культуры... На песках Левобережья пробуют выращивать юкку – цветущее декоративное растение. Тогда её волокна шли на изготовление нитей, из которых производили особо прочную ткань.

Государственным природоохранным службам серьезно помогала общественная организация охраны природы. Так, в 1951 году областная организация Украинского товарищества охраны природы объединяла в своих рядах 331700 человек и 758 трудовых коллективов. Немного меньше половины членов товарищества составляли школьники. Только в 1951 году они посадили на территории области 62766 декоративных и 40 тысяч плодовых деревьев. Заложили 115 парков, собрали более 2,5 тонны лекарственных растений. Изготовили 16 тысяч скворечников и 8300 кормушек для птиц и животных.

В конце 1950-х годов в индивидуальных хозяйствах и на приусадебных участках херсонцев начали появляться саженцы морозоустойчивого сорта персика, специально акклиматизированного к нашим природным условиям. Это стало возможным лишь благодаря бывшему преподавателю Херсонского сельхозинститута С. Ритову, который первым в области вывел этот местный сорт персика.

 

Пальмы и кипарисы на улице Суворова

Весной 1957 года в городе произошло совсем неординарное событие: на станцию Херсон прибыли 14 железнодорожных вагонов с ценными субтропическими растениями из грузинского города Махарадзе. С ним Херсон связывала давняя дружба (как память об этом в областном центре доныне существует улица Махарадзе). Растения были присланы Грузинским институтом чая и субтропических культур специально для посадки на реконструированных центральных улицах города. «Институтская посылка» действительно впечатляет: 110 саженцев пальм, 200 саженцев лимона, 400 саженцев кедра, 300 кипарисов, 100 саженцев вечнозеленого дуба, 500 саженцев винограда сорта «изабелла», множество саженцев глицинии и прочее. В сопроводительном послании секретаря Махарадзевского райкома Ш. Чанувадзе и председателя райисполкома Д. Сабашвили говорилось: «Выражаем уверенность в том, что эти саженцы будут успешно расти на территории Херсонской области и олицетворять братскую дружбу между грузинским и украинским народами».

Необычный груз встречала группа приехавших ранее грузинских специалистов во главе с научным сотрудником Анасеульского института С. Валпаломидзе. Спустя несколько дней на улицах Херсона состоялась беспрецедентная в истории города посадка субтропических растений. «Позавчора були розпочаті посадки саджанців кедра на вулиці Суворова, пальм – у сквері імені Суворова, біля нового дитячого кінотеатру імені Павлика Морозова і поліклініки водників на проспекті Ушакова. Там же незабаром буде створена кипарисова алея», – сообщала в те весенние дни газета «Наддніпрянська правда».

Интересно, что по прошествии 55 лет почти никто из херсонских старожилов не может припомнить пальм и кипарисов на улицах города. Лишь один из них рассказал, что действительно в конце 50-х годов на «Суворовской» высаживали что- то «теплолюбивое» и пропавшее в последующие зимы.

В 1959–1960 годы вместо погибших «южных гостей» здесь уже посадили платаны. Так что нынешние зеленые насаждения на улице Суворова «разменяли» свой полувековой юбилей.

 

Черешни вдоль городских улиц

Интересно, что в далеких 1960-х херсонские обыватели в полную силу стремились к участию в работах по благоустройству города. Примером тому служит ряд публикаций в местной прессе: «Всім, хто любить своє рідне місто! Кліматичні умови для цього є. Справа за нами. Я звертаюсь до всіх квітникарів-любителів і фахівців: у вас завжди є зайвий посадочний матеріал різних квітів. Віддавайте їх у садки, школи, підприємства, просто людям, які бажають прикрасити свій двір, вулицю...»

Один из горожан предложил высаживать на улицах города плодовые деревья. Идею частично воплотили в жизнь. И сегодня на коротком отрезке улицы Пугачева, между проспектом Ушакова и площадью Ганнибала, можно еще увидеть старые черешни, посаженные в начале 1960-х годов.

Со временем город действительно стал похож на сад. На многочисленных клумбах росли цветы, благоухали розы, зазеленели свежей растительностью парки, скверы, улицы. Для полива газонов на крупных улицах смонтировали централизованный полив. Кроме того, два раза в сутки по улицам проезжали поливальные машины, освежая город в яростный летний зной. Расширилось и разнообразие высаживаемых деревьев: ель, липа, каштан, катальпа, софора и многие другие. Благодаря заботе «Зеленхоза» они вполне сносно и комфортно чувствовали себя в нашем непредсказуемом климате.

К 1967 году значительно сократилась и площадь «мёртвых земель» – неугодий в песках Цюрупинского, Голопристанского и Каховского районов. Более 67 тысяч гектаров отвоевали у природы люди.




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год