Причиной смерти херсонской возлюбленной поэта стала спичка




Первые спички взрывались от удара

Уже около двух веков человечество пользуется спичками. Мы привыкли к ним настолько, что порой не задумываемся о таящейся в них серьезной угрозе. Впрочем, современные спички кажутся невинными игрушками по сравнению с теми, которые существовали в начале «спичечной эпохи».

Первые спички, появившиеся в Европе, были встречены всеобщим недоверием. Европейцы сразу же увидели в них причину увеличения пожаров. И немудрено: ведь первые спички изготавливали из белого фосфора – достаточно опасного и ядовитого химического вещества. Одним из особых, плохо изученных его свойств было самовоспламенение. Случалось порой, что открытая коробка спичек вдруг внезапно вспыхивала или взрывалась безо всяких видимых причин. Вспыхивали они и от удара, и даже при падении с небольшой высоты, скажем, со стола на пол. А еще фосфорная головка спички могла рассыпаться на несколько отдельных, горящих частей…

Европейские газеты первой половины ХIХ века были полны сообщений о пожарах, причиной которых стали фосфорные спички. Так, в Англии в 1840 году сильный пожар на спичечной фабрике полностью уничтожил и предприятие, и часть города. А на Лионской спичечной фабрике во Франции небольшая часть фосфорного вещества случайно оказалась на кухонной плите. Пожар, произошедший после сильного взрыва, не могли погасить несколько дней. В Сардинии после ужасного пожара, повлекшего за собой большие человеческие жертвы, на длительное время запретили производство и продажу спичек.

Первые спички были опасным грузом и при их перевозке. И хотя во избежание воспламенения и распространения пожара их уже плотно упаковывали в ящики или бочки, изолируя от взаимодействия с воздухом, время от времени продолжали случаться несчастья. Так, в Марселе в одно мгновение взорвалась подвода, перевозившая около 700 ящиков спичек. Погибли возница, его помощник и лошади. Серьезные ожоги получили и те, кто находился в непосредственной близости от очага взрыва. С тех пор извозчики, судовладельцы и железнодорожные перевозчики категорически отказывались транспортировать спички. А владельцы товара шли на хитрость, отправляя их под видом менее опасного груза.

Довольно часто жертвой фосфорных спичек становились совершенно посторонние люди. Газеты 1857 года были полны подробностей несчастья, случившегося с богатой молодой особой, прогуливавшейся в своем саду. Во время променада девушка нечаянно наступила на выпавшую из кармана знакомого молодого человека фосфорную спичку. В одно мгновение пламя охватило ее длинные легкие одежды. Полученные ожоги оказались несовместимыми с жизнью…

Ровно за 6 лет до этого подобная трагическая, однако не замеченная газетчиками история произошла и на Херсонщине, в семье небогатого помещика Козьмы Лазича.

 

«Долго снились мне вопли рыданий твоих…»

Из школьной программы многие помнят имя Афанасия Фета – достаточно известного поэта, одного из ведущих представителей русского классицизма. Правда, в советский период его творчество было представлено всего 2–3 лирическими стихотворениями и скромной «причесанной» биографией. Между тем история его жизни достаточно интересна. Главной участницей одного из трагических эпизодов биографии поэта стала дочь херсонского помещика Лазича Мария, с которой он познакомился во время своей военной службы в Херсонской губернии, в доме ее родителей в Фёдоровке.

Ни к чему не обязывавшие дружеские отношения молодых людей вскоре переросли во взаимное чувство, впрочем, без каких-либо обязательств. Когда Афанасий попробовал заговорить с Марией о тщете надежд на совместное будущее, она ответила примерно следующее: «Я люблю с вами беседовать, безо всяких посягательств на вашу свободу». Афанасий так и не решился сделать предложение бесприданнице. А потом он был вынужден уехать по делам службы, ведь в тот период Фет служил унтер-офицером кирасирского полка. По возвращении после длительного отсутствия Афанасия ожидало трагическое известие: Мария погибла ужасной смертью. Историю ее кончины со слов близких ей людей Фет описал в своих мемуарах «Ранние годы моей жизни»: «…после уроков наставница ложилась на диван с французским романом и папироской в уверенности, что строгий отец, строго запрещавший дочерям курение, не войдет. Так, в последний раз легла она в белом кисейном платье и, закурив папироску, бросила, сосредоточивая внимание на книге, на пол спичку, которую считала потухшей. Но спичка, продолжавшая гореть, зажгла спустившееся на пол платье, и девушка только тогда заметила, что горит, когда вся правая сторона была в огне. Растерявшись при совершенном безлюдье… бросилась по комнатам к балконной двери гостиной... Думая найти облегчение на чистом воздухе, девушка выбежала на балкон. Но при первом ее появлении на воздух пламя поднялось выше ее головы, и она, закрывши руками лицо и крикнув сестре: “Sauvez les lettres” (Сбереги письма), бросилась по ступеням в сад…»

Впоследствии биографы и исследователи жизни Афанасия Фета не единожды возвращались к страшной гибели Марии Лазич. Благодаря им трагический факт получил романтическую окраску. Появилось множество красивых легенд и надуманных версий ее гибели. Среди них нашлись и такие, которые утверждали, что из-за любви к поэту Мария совершила акт самосожжения...

И всё же, принимая во внимание высокую опасность спичек, изготовленных из белого фосфора, можно почти со стопроцентной уверенностью утверждать, что это был лишь несчастный случай. Один из тех многих, которыми полна история применения спичек. Кстати, именно в 1851 году, в год гибели Марии Лазич, братья Лундстрем из Швеции изобрели бесфосфорные спички. Потому долгое время эти безопасные спички называли «шведскими».

Гибель Марии Лазич глубоко потрясла Фета, а ее образ, к которому Афанасий не единожды обращался в своих стихах, оставался с ним до конца жизни. За несколько лет до смерти Афанасий Фет написал одно из своих лучших стихотворений, посвященных Марии Лазич: «Долго снились мне вопли рыданий твоих, то был голос обиды, бессилия плач…»

 

Вместо послесловия

По мере распространения шведских спичек европейские государства с радостью отказывались от спичек, изготовленных из белого фосфора. К концу ХIХ века фосфорные спички были уже достаточной редкостью, однако страх перед ними всё еще сохранился. Возможно, поэтому многие поставщики спичек при перевозке предпочитали, как и раньше, не указывать наименование груза или же называть его как-то иначе. Так, 27 сентября 1903 года в Херсонском порту в трюм парохода «Скорый», отправлявшегося рейсом на Каховку, было погружено 100 немаркированных ящиков. Уже прозвучал сигнал об отправлении, когда кто-то из страховых агентов, отвечавших за прием груза, усмотрел в документах отсутствие обязательной информации о приемщике и владельце. Отправление судна задержали и дали знать в управление портом. Тотчас же на «Скорый» явилась комиссия, которая в присутствии полицейских чинов вскрыла подозрительные ящики. В них оказались спички… Причем по чистой случайности особо опасный груз был размещен в самом опасном месте трюма – рядом с паровым котлом! Ящики со спичками в срочном порядке вернули на берег и занялись поисками их владельцев, которых, впрочем, так и не нашли…




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год