«Партизан Бонивур» погиб в херсонском порту




В жизни случаются события, которые по прошествии многих десятков лет получают неожиданное продолжение. Нечто подобное произошло и с херсонцем, бывшим токарем завода имени Петровского, а ныне пенсионером Юрием Деминым. Некоторые эпизоды жизни в сущности вполне сухопутного человека оказались тесно связанными с сухогрузом «Партизан Бонивур»

 

Советский сказочник «родил» героя...

Прежде чем начать наш рассказ, возможно, не лишне напомнить о том, кто же такой был партизан Бонивур, чьим именем в 1960 году назвали советское судно.

Имя Виталия Бонивура впервые прозвучало в книге «Сердце Бонивура», вышедшей из-под пера детского писателя-сказочника Дмитрия Нагишкина в 1953 году. Книга, освещающая события Гражданской войны во Владивостоке, получилась захватывающе интересной, благодаря чему читающая страна узнала имя доселе неизвестного героя. Для идеологов советского государства новое имя также оказалось весьма кстати, и его незамедлительно поставили на службу патриотическому воспитанию.

Вот только никто кроме бывших приморских партизан, участников событий Гражданской войны да владивостокских архивистов, свято хранивших советские тайны, не догадывался, что писатель, который дал литературную жизнь советскому герою, серьезно погрешил против истины. Работая с документами в архиве Владивостока, Нагишкин разыскал материалы, которые касались смерти партизанского связного Виталия Баневура, отправившегося в самоволку на хутор, где жила его девушка. Недалеко от хутора юноша наткнулся на белоказачий разъезд и бросился бежать. Казаки настигли беглеца и зарубили его шашками. Такова предыстория всех «героических дел» юноши из Приморья.

Используя слегка измененную фамилию, на канве реальных владивостокских событий, происходивших в 1920-е годы, Нагишкин создал новый образ, соответствовавший критериям советского героя. И приписал ему славу партизанских дел и смерть под пытками от рук белоказаков, вырезавших из груди главного литературного персонажа сердце.

В начале 1970-х годов роман экранизировали, сняв фильм «Сердце Бонивура». Киноавторы эпохи социалистического реализма также не пожалели нереальных красок в описании подвигов красного партизана-разведчика. Картина стала настоящим бестселлером, а телезрители вновь и вновь переживали славные эпизоды жизни неуловимого героя Гражданской войны и плакали над его жестокой смертью.

Так, благодаря стараниям одного из сказочников советской эпохи в стране появился еще один образ для всеобщего подражания и воспитания подрастающего поколения. Многие пионерские дружины начала 1960-х годов получили имя «героя Гражданской войны партизана-разведчика Виталия Бонивура». Его именем называли предприятия, колхозы и совхозы. И даже построенный по заказу Советского Союза в польском городе Гданьске грузовой теплоход серии «Лениногорск» был наречен «Партизан Бонивур».

 

Операция «Анадырь»

К началу 1960-х годов отношения между двумя супердержавами – СССР и США – окончательно разладились. А тут еще подлило масла в огонь размещение американцами в 1961-м ракет средней дальности на территории соседствующей с СССР Турции. Москва поспешила сделать ответный ход с установкой советских ракет на дружественной кубинской территории, в непосредственной близости от границ США. Это противостояние государств, едва не послужившее началом серьезного военного конфликта, получило название «Карибский кризис».

Тайная операция по доставке на Кубу секретных военных грузов и контингента советских войск получила кодовое название «Анадырь». Её разработку возглавили замминистра обороны маршал Баграмян и замначальника Генштаба генерал-полковник Иванов. Подготовку вели под грифом чрезвычайной секретности.

 

Вот что о тех событиях рассказал херсонец Юрий Демин.

«В 1962 году я служил в армии недалеко от Пензы. Где-то в начале сентября прошел слух, будто будут какие-то учения, для которых отбирают солдат. Я попал в число избранных». Однажды ночью солдат подняли по тревоге и в закрытых машинах доставили на железнодорожную станцию. На путях стояли невидимые в темноте товарные вагоны. Машины подходили вплотную к открытым дверям, и солдаты без шума и суеты быстро перегружались в их темное нутро. Курить, зажигать огонь, громко разговаривать запрещалось. Ранним утром товарняк с людьми был уже далеко от места погрузки. Не останавливаясь на больших станциях и малолюдных разъездах, поезд порой подолгу стоял в открытом поле, но и тогда двери вагонов оставались закрытыми. Путешествие закончилось в Николаеве. Опять же ночью, в темноте, состав подали к находившемуся у причала судну. Выгрузка терявшихся в догадках пассажиров заняла совсем немного времени. Солдаты, невидимые постороннему наблюдателю, переходили из вагона в вагон и по трапу спускались в трюм. В трюме грузового судна, оказавшегося «Партизаном Бонивуром», для них были устроены нары, значит путешествие предстояло длительное. «Для меня, никогда не видевшего моря, всё было ново и интересно. А когда я узнал название судна, к этим чувствам прибавилась еще и гордость. Еще бы! О разведчике Бонивуре я знал со школы. Читал книгу, а потом наша пионерская дружина называлась его именем», – вспоминает херсонец.

Снимок с американского самолетаНа все вопросы солдат офицеры лишь пожимали плечами – они и сами ничего не знали. Ну разве то, что кроме личного состава на судне находилось несколько десятков единиц военной техники и каких-то грузов. «Когда мы уже вышли в море, нас всех переодели в гражданскую одежду. Рубашки, пиджаки, шляпы... Мы совершенно ничего не понимали, – рассказывает Юрий Михайлович. – Потом к нам в трюм спустился какой-то генерал, который много говорил не по существу, но так и не сказал о цели нашего путешествия и пункте назначения. Только за Гибралтаром, когда был вскрыт пакет с секретным приказом Минобороны и Совета министров, нам объявили о нашей миссии помощи братскому кубинскому народу. Мы были молоды, бесшабашны и полны радужных надежд, а посему восприняли это известие как начало увлекательного круиза: мы им покажем, этим американцам, где раки зимуют!»

Путешествие, однако, оказалось достаточно тяжелым: влажность, духота, качка и морская болезнь со всеми ее последствиями среди нескольких сотен человек, запертых в трюме без глотка свежего воздуха. Что может быть хуже? Подышать воздухом 10–15 минут на палубе солдатам разрешалось лишь ночью, группками по 10 человек. Это было счастье!

Однажды днем на судне произошло ЧП. Дежурный солдат, чистивший термосы для горячей пищи, свалился за борт. Его товарищ, увидевший падение, не раздумывая прыгнул вслед за ним. На «Бонивуре» объявили аврал и попытались спустить шлюпку. Однако первая попытка оказалась неудачной. Шлюпку разбило о борт, причем были серьезно травмированы несколько человек. Наконец солдаты были спасены, и судно легло на прежний курс.

«Через две с половиной недели после выхода из Николаева мы наконец достигли берегов Кубы. Последние сотни километров до Острова свободы нас сопровождали американские самолеты, кружившие над нами. Поэтому солдат дышать свежим воздухом на палубу уже не выпускали», – говорит Юрий Демин.

 

Последняя встреча с «Партизаном Бонивуром»

- После трех лет армейской службы я не захотел возвращаться домой в Сибирь, – вспоминает херсонец. – Наверное, отвык от ее сурового климата. А может, гены сказались, ведь мои родители – из Украины – до войны жили в селе под Одессой. Это уже потом, во время войны, их в Сибирь занесло. Решил я осесть в Херсоне. Понравился мне он своей душевной атмосферой небольшого провинциального городка. Устроился на комбайновый завод имени Петровского, специальность токаря получил, женился. Но вот не думал никогда, что снова со своим старым знакомым – пароходом «Партизан Бонивур» – ровно через 20 лет встретиться придется. В марте 1982 года по Херсону пошел слух, что в порту на пароходе, пришедшем из-за границы, случился пожар. Слух как слух – мало ли что бывает. Я поначалу и внимания не обратил. Официально о такой беде тогда никогда не сообщали.

На следующий день знакомые рассказывают: дело серьезное – копра кокосовая в трюме горит. И имя судна называют – «Партизан Бонивур». И захотелось мне посмотреть на пароход, в трюме которого я провел когда-то более чем полмесяца. Нашел время, сел на троллейбус и – в порт. Ну а там – столпотворение, масса техники, пожарных машин. Вокруг милицейский кордон зевак увещевает и ближе к месту события не пропускает. Постоял я немного, вроде как с кораблем простился и уехал домой. Потом рассказывали, что долго пожар потушить не могли. Разворотили из гранатометов его бока и оттащили пароход на рейд, где трюмы уже выгорели дотла. Так и погиб «Партизан Бонивур», можно сказать, у меня на глазах у причала херсонского порта... – заканчивает свой рассказ Юрий Михайлович.




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год