«Привлечён к ответственности... за нахальное приглашение покупателей в магазин»




«Вернисаж херсонской предвыборной пропаганды состоялся, как и всегда, на тумбах, заборах, киосках, домах, деревьях. По Хуану и сомбреро. Информация обновлялась оперативно: не успевал высохнуть клей, как моторизованные бригады наклеивали новые призывы. И на плакаты конкурентов, и на объявления, давно ставшие “достопримечательностью” улиц Херсона».

«Субботний выпуск», 2002 год

 

Совсем немного времени осталось до очередных выборов, и уже сейчас стены домов, заборы и столбы обклеены материалами предвыборной агитации. Пролетит нервозный и издерганный октябрь, в след за которым еще долго после дня «Д» измученные городские дворники будут счищать намертво приклеенные призывы «Голосуй за нашего...». Интересно, а в странах европейского содружества, куда мы так стремимся, есть аналогичная «поствыборная» проблема или там всё же думают головой?

А ведь всего лишь 100 лет назад и в нашем, тогда ещё самодержавном Херсоне никому бы и в голову не пришло пачкать стены избирательными и прочими «воззваниями». Нет, конечно же, редкие попытки расклейки различных частных объявлений «в ненадлежащих» местах отдельными имперскими подданными предпринимались. Но полиция, в чью компетенцию входило пресечение подобной практики, всегда была начеку. Вот что сообщала в 1898 году херсонская газета «Югъ»: «Частные граждане пренебрегают городскими киосками (специально отведённое для объявлений место. – Прим. авт.), клея свои объявления на фонарных и телеграфных столбах, отчего последние нисколько не выигрывают в красоте и изяществе. Полицией принимаются меры».

Ну а меры принять в этой ситуа­ции тогда оказалось проще, чем теперь. Любое подобное объявление имеет конкретно указанный в нём контактный адрес. Представителю власти стоило только отправиться в указанное место, чтобы «вручить подателю сего объявления копию протокола с предписанием об оплате штрафа». Ныне в преддверии выборов со стен домов и заборов на нас глядят портреты лидеров различных партий, обещающих нам достойную жизнь. Но только даже в этом спросить явно не с кого.

Тогда же, в конце XIX века, херсонская Дума, на деле заботившаяся о порядке на улицах города, пришла к выводу, что имеющиеся киоски для объявлений недостаточно эффективны, а посему решила заменить их тумбами (колонками, как тогда их называли), установленными на самых оживлённых городских перекрестках. Проект, переданный для исполнения одному из местных подрядчиков, предусматривал строительство их из камня, а сдача городу должна была состояться «не позднее 1 ноября 1899 года». Впрочем, подрядчик немного схитрил, и на перекрестках улиц появились тумбы, «состряпанные» из бетона. Вследствие чего возникло целое дело с судебным разбирательством и штрафами.

Как бы там ни было, колонны были установлены, а у города появилась конкретная возможность стать намного чище. Новые тумбы для афиш и объявлений были переданы в ведение арендатора Гопнера, который должен был брать небольшую плату за размещение на них материа­ла. По утверждению газеты «Югъ», некоторое время (примерно лет 10) эти колонны оставались единственным местом размещения рекламы в городе. Однако к концу первого десятилетия ХХ века в Херсоне появились иные, более действенные виды рекламы, в первую очередь, «реклама ходячая» (другими словами, «человек-сэндвич»). То есть специально нанятые люди с рекламными щитами на груди и спине или с рекламными флагами в руках. Арендатор городских тумб начал нести весьма ощутимые убытки, вследствие чего вынужден был обратиться с жалобой в городскую управу. Решение управы было незамедлительным и кратким: «просить г-на полицмейстера запретить разноску афиш по городу и ходячую рекламу».

Впрочем, препятствие разносу и раздаче различного рода агитационных или рекламных материалов было оговорено в «Должностной инструкции для городовых Российской империи», где в 62-м параграфе было сказано: «Не допускать раздачу всяких объявлений, афиш, программ и т. д.». Так и хочется воскликнуть: неужто были такие благодатные времена, когда никто не приставал, как теперь на улице, с «установкой дверей и окон» или с «посещением нашего магазина»?!

И всё же спешу разочаровать слишком наивного читателя: подобный «навязчивый сервис» в те времена также существовал. Ну может быть с оглядкой на инструкции прежних «стражей порядка» его было несколько меньше. Вот как раздраженно жаловался газете «Югъ» приезжий херсонец: «Лишь только сошли на берег с вещами в руках, как были атакованы целой армией субъектов, на фуражках которых красовались имена разных гостиниц. Каждый из них желал оттереть своего конкурента, употреблял все усилия, чтобы по возможности ткнуть под нос карточку своей гостиницы и вырвать из рук мои вещи. Рядом другая ватага комиссионеров накинулась на другого приезжего и вступила между собой в борьбу. Когда я сказал, что гостиница не нужна, они, не стесняясь присутствия моей жены и других женщин, начали оскорблять разными неприличными намеками и оскорбительными остротами. В числе которых перещеголяли своих товарищей комиссионеры гостиниц “Бристоль” и “Лондонская ”».

Странно, что в то время на пристани не оказалось ни одного полицейского чина, чтобы навести порядок среди комиссионеров».  В ином случае на следующий день в местной прессе появилась бы заметка, аналогичная такой: «Привлечен к ответственности И. Масарский, служащий приказчиком при магазине Каца, за нахальное приглашение покупателей в магазин».

Появление в Херсоне биоскопа, или синематографа, как тогда уважительно называли новейшее киноизобретение, совпало с началом нового, ХХ века. В связи с его оглушительной популярностью предприимчивые владельцы «кинотеатров», не сообразуясь с существующими для всех горожан правилами, попытались расклеивать свои анонсы в «недозволенных местах». Тут же в прессе – очередная констатация факта: «Привлечены к ответственности за расклейку афиш на стенах и заборах содержатели биоскопов». Разве не показатель действенной работы городских властей?

Надо признать, к превеликому счастью, не была известна нашим предкам и реклама на билбордах, от которой уже по-настоящему «тошнит» современного горожанина. Причем и вся «нестандартная» реклама столетие назад была просто-напросто запрещена. Согласно обязательным постановлениям, вывески и рекламные щиты на магазинах, киосках  и прочих заведениях должны были иметь надежное крепление и неизменно располагаться вдоль плоскости стены. Дельцы, попытавшиеся внедрить в обиход поперечные вывески, «нарвались» на серьезные неприятности и пополнили городскую казну денежными штрафами.

Интересно, что в дореволюционном Херсоне имелись и свои «граффитчики», такие же неуловимые, как и теперь. Правда, изобразительные средства, которыми они пользовались, были весьма безобидны: мел, уголь, карандаш, чернила... Ну, может, иногда – краска. Вот что писала местная газета «Родной край» в 1906 году: «Обращаем внимание домовладельцев, что стены многих домов в городе украшены обширной “заборной” литературой. Если нельзя уничтожить факта “писателей”, то следовало бы, по крайней мере, заставлять дворников или прислугу стирать фигурирующие на стенах надписи».

Поддерживаемые силами городского самоуправления и полицией чистота и порядок «слетели с катушек» в революционном 1917 году. В ночь с 6 на 7 марта херсонская полиция была разоружена и распущена. Вновь созданная милиция, в большинстве своём состоящая из совершенно случайных людей, порой просто не имела ни малейшего представления о своих должностных обязанностях...




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год