«Мы увидели город, начисто обворованный...»




Вспоминает бывшая жительница села Подстепное Мария Григорьевна Катанова: «Староста наш, дядька Гришка Перерва, узнал, что в полночь немцы должны приехать в село и всех угнать за реку. Он потихоньку предупредил всех, чтобы, как стемнеет, уходили в плавни. Наши плавни такие, что заблудишься. Днем отступавшие фашисты грабили село. Стреляли кур, свиней, отбирали всё ценное и грузили на машины. Вечером мы ушли из села в плавни. Так что тем, кто приехал за нами ночью, ничего не осталось, как сжечь мельницу, школу и несколько домов. Когда фашисты уже уезжали, их машина застряла в песке и не могла самостоятельно выбраться. Это было часа в три ночи, а тут – наша разведка на лошадях. В бою всех этих немцев постреляли и машину там бросили. Потом эти разведчики у моста на фашистов наскочили. Был бой, и командир разведчиков погиб.

Советские воины входят в ХерсонЭто была осень 1943 года, когда наши пришли и стояли у нас до 13 марта... Чтобы наблюдать за немцами на том берегу, наши солдатики рубили в плавнях вербы, делали настилы и маскировали камышом. Над левым берегом часто кружили немецкие самолеты-разведчики. Чтобы не рассекретить наблюдательных постов, солдаты уходили и приходили оттуда только в темноте. Возвращались мокрые, замерзшие, а мы к этому времени натапливали дома печь, чтобы им можно было согреться. Во дворе у нас был словно военный склад: всюду ящики с патронами, минами, гранатами. Наши готовились к наступлению на Херсон...»

Обычно, когда говорят о событиях марта 1944 года, связанных с освобождением нашего города, в первую очередь упоминают форсирование Днепра в ночь с 12 на 13 марта. Однако, согласно историческим документам, в частности донесению начальника политотдела 295-й стрелковой дивизии подполковника Луконина, операция по освобождению Херсона началась в ночь с 11 на 12 марта с неудачной попытки бойцов подразделений полковников Артемова и Федотова скрытно переправиться на вражеский берег. До него оставалось уже совсем немного, когда фашисты, обнаружившие в непосредственной близости от своих позиций лодки с красноармейцами, обрушили на них всю мощь минометно-пулеметного огня.

Понеся значительные потери, бойцы вынуждены были отступить. Тем не менее положительные моменты в неудавшейся переправе всё же были. Так, 1-й стрелковый батальон майора Кутепова сумел высадиться и закрепиться на небольшом островке напротив села Антоновка. К тому же благодаря первой пробе была произведена разведка огневой мощи противника. В ночь с 12 на 13 марта попытку форсирования повторили. Операция началась ровно в 21:00. Теперь враг, запускавший над темной рекой осветительные ракеты, был начеку. Приблизительно с середины реки советские бойцы переправлялись под шквальным огнем противника. К 4 часам утра передовые силы смогли достигнуть противоположного берега и закрепиться, подавляя огневые точки врага. В утренних сумерках начинавшегося мартовского дня береговые укрепления фашистов были уничтожены, и войска широким фронтом двинулись на Херсон. К полудню 13 марта город был освобожден, а уже вечером того же дня Москва салютовала доблестным войскам 3-го Украинского фронта, овладевшим Херсоном, 20-ю артиллерийскими залпами из 224 орудий...

Что же представлял собой освобожденный город? Пожалуй, лучше очевидца событий тех огненных лет не расскажешь. Уже 14 марта, на следующий день после освобождения Херсона, газета «Правда» поместила на своих страницах очерк военного корреспондента, писателя Бориса Горбатова: «…Херсон возникает под нами, весь окутанный дымом пожарищ. С крыш высоких зданий, к нам тянется пламя. Столбы дыма, как кулаки, подняты в небо... Самолет идет низко, как только можно низко. Сквозь дым видны улицы города. Они пустынны. Ни одного человека не видно. На этот город страшно смотреть... Где люди?.. Четыре месяца назад у немцев в Херсоне была “паника”: наши войска форсировали Днепр, взяли Киев, Днепропетровск, вышли к Днепру напротив Херсона... Появилось объявление коменданта. Людей загнали в дома. После трех часов пополудни Херсон становился мертвым городом – только немецкие патрули тревожно проходили по улицам... Но и тогда не успокоились немцы. Наши люди, даже запертые в домах, пугали их. И они стали выселять людей из домов, гнать их прочь из своего города... Кто мог, старался уйти... Другие прятались здесь. Немецкие жандармы дымом выкуривали их из подвалов, сжигали дома непокорных, убивали, расстреливали – люди не покорялись. Они хотели жить в своем городе. Жить или умереть в нем... Мы видели города, разрушенные, изуродованные и даже начисто сожженные немцами. Теперь мы увидели город, начисто обворованный. В городе нет буквально ни одного не разграбленного немцами общественного и частного дома. Ни одного...»

Согласно отчету областной чрезвычайной комиссии по расследованию преступлений оккупантов, за 31 месяц оккупации на территории нашей области был расстрелян 28541 человек, замучены в тюрьмах и лагерях – 43589, угнаны в рабство – 37499 жителей.




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год