На могилах именитых земляков гуляли свиньи...




Если говорить откровенно, то не так много осталось в Херсоне памятников, относящихся к екатерининской эпохе, когда в Северном Причерноморье началось строительство нашего города. Впрочем, время и люди не пощадили памятники, принадлежащие и более позднему периоду. Так, без зазрения совести с чьей-то «легкой» руки был сметен с лица земли целый квартал исторических зданий на улице Суворова. Вместо них появилась нелепая гранитная лестница, которую в наше время заменили на еще более нелепый торгово-развлекательный центр, уничтоживший всю красоту и самобытность старой патриархальной улицы.

Размышляя о тех жалких остатках исторических памятников, «случайно» сохранившихся на территории города, нельзя обойти вниманием их нынешнее состояние. Ветшают и исчезают украшения домов – памятников истории и архитектуры. Недочищенный крепостной колодец, построенный в 1785 году, вопреки современным амбициозным проектам, вновь засыпается мусором. А старинные Очаковские и Московские ворота бывшей Херсонской крепости давно уже стали излюбленным местом деятельности граффитчиков и вандалов.

Но самым, пожалуй, заброшенным среди исторических памятников Херсона является старое городское кладбище, расположенное вблизи проспекта Ушакова за церковью Всех святых. Главная нелепость, связанная с ним, – что на плане города уже не один десяток лет оно «числится» мемориальным. На деле же вся его «мемориальность» заключается в сотне уцелевших надгробных памятников историческим и общественным деятелям Херсона, едва различимых среди мусора и колючей растительности, и в отсутствии полной, достоверной информации о захоронениях.

Лет 20 назад общественная организация, возглавляемая краеведом Евгением Масленко, попыталась навести порядок учета сохранившихся могил. Был проделан титанический труд, найдены многие «потерявшиеся» в нашем духовном безразличии захоронения. Но, к сожалению, городские власти не оценили это по достоинству, и всё осталось так, как было.

В несколько лучшем состоянии на «мемориальном» кладбище – могилы советских воинов, павших в годы Великой Отечественной войны. Да и то благодаря тому лишь, что перед Днем Победы городские власти вдруг «вспоминают» о своем долге и в авральном порядке отряжают сюда коммунальные службы для наведения порядка. Однако стоит сделать шаг в сторону, и сразу становится очевидной вся эта «показушная работа для галочки»...

Ну вот скажите, например, знаете ли вы, где на находится могила Героя Советского Союза Александра Петровича Садового (этот уроженец Херсонщины получил звание Героя в 1945 году за подвиги в боях при взятии Берлина) и в каком она состоянии? Паспорт объекта, который обязаны иметь все исторические и культурные памятники, находящиеся под защитой государства, гласит о том, что на месте захоронения установлен «пам'ятник, споруджений місцевими будівельниками». На деле же, как утверждает председатель комиссии по сохранению воинских захоронений, памятников и мемориа-льных досок Суворовского Совета ветеранов Владимир Шадрин, памятника нет – есть небольшое надгробие над неухоженной и заросшей сорными травами могилой. Поистине коротка память о человеке в нашей стране!

Когда-то, лет 100 назад, это кладбище, располагавшееся за городской чертой, имело довольно внушительные размеры (ныне это примерно пятая-шестая часть прежнего). Место захоронения было разделено на несколько отрезков, так как умерших хоронили согласно их вероисповеданию на специально отведенных участках. Был здесь католический участок, лютеранский, караимский и самый большой – православный. Старообрядческий участок находился в пределах современной площади Ганнибала.

Плата за место на кладбище была различной. Так, захоронение в богатой части и в церковной ограде стоило от 75 до 300 рублей. Деньги немалые! В остальных частях плата колебалась от 5 до 50 рублей. Решением городских властей беднейшим слоям населения места отводили бесплатно.

При городском кладбище имелась цветочная оранжерея, которая числилась в ведомстве городского садовника Инвейса. А вся территория погоста, тогда еще не «мемориального», находилась под охраной сторожей. Оберегать место «вечного покоя» им помогала высокая каменная ограда, выстроенная на городские средства по всему периметру кладбища. В разных местах ограды было несколько запирающихся ночью на замок калиток и главный вход со стороны кладбищенской церкви Всех святых. И все же «табуны свиней от 6 до 10 штук гуляют по кладбищу и безжалостно подрывают и выворачивают старые памятники. А жители Мельниц для сокращения пути из этого предместья ходят через кладбище и за собой впускают собак и прочих животных. Следовало бы оградить кладбище от вредителей могил», – писала в 1899 году херсонская газета «ЮГъ».

Историю с гуляющими по кладбищу животными сочли проявлением крайнего кощунства и беспечности. Это уж потом, ближе к первой русской революции и после, когда нравственные устои начали заметно ослабевать, на все это стали смотреть, что называется, сквозь пальцы. Сначала сбили запоры с калиток, потом пропали и сами калитки, а кладбище превратилось в проходной двор. Собаки, свиньи, козы, коровы и вандалы стали чувствовать себя здесь как дома. К тому же жители близлежащих домов принялись растаскивать каменное ограждение для своих хозяйственных нужд.

Газета «ЮГъ» констатировала в 1905 году: «В нескольких шагах от церкви находится старинный памятник Рафтопуловых, сооруженный 123 года назад. На нем была прибита медная табличка с эпитафией. Эта эпитафия выделялась своей оригинальностью и могла служить прекрасным памятником старины. И вот эту медную табличку умудрились украсть...»

В 20-е годы прошлого столетия появилось новое направление кладбищенского вандализма. В поисках ценностей вандалы проникали в склепы, ломали деревянные и уносили цинковые гробы, тащили ограды, металлические кресты и всё, что представляло какую-либо ценность. А коммунотдел, сквозь пальцы смотревший за порядком на погосте, лишь снимал «сливки» в виде 10% налога «на кладбищенские памятники, установленные на могилах частных лиц».

Потом, уже в период социализма, решением городских властей большая часть кладбища попала под застройку расширяющегося комбайнового завода имени Петровского. Спустя еще какое-то время завод «оттяпал» немалый кусок для устройства своего стадиона... Наше демократическое время подарило супермаркет «Оскар», возведенный всё на той же «заброшенной» территории, принадлежавшей некогда кладбищу. Оставшаяся же часть старейшего в Херсоне места «вечного покоя» продолжает ветшать, зарастать и разрушаться. И никому до этого нет дела. Похоже, подобная «заброшенность» кладбища кому-то на руку...

Для справки. На старом городском кладбище Херсона сохранилось еще несколько казацких могил и могил первых жителей города. Здесь похоронены представители семьи Скадовских, Тропиных, близкие писателя Бориса Лавренева, основательницы женских гимназий Херсона – три сестры Гозадиновы (сохранилось лишь 2 могилы). Здесь нашел свой последний приют участник Суворовских походов генерал-лейтенант Карл фон Краббе (см. фото), польский бригадный генерал Мариуш Заруский, матрос Петр Штепенко, погибший на боевом посту на пароходе «Благоев» в 1936 году. Здесь покоится капитан-лейтенант Апполон Мелетин, участник Синопского сражения и боев на Малаховом кургане, украинский поет Николай Чернявский. Имеются и захоронения, относящиеся к периоду Великой Отечественной войны: ряд памятников воинам, погибшим при освобождении города, партизанам и подпольщикам, расстрелянным оккупантами...




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год