Прототип миномета изобрел наш земляк




Династия морских офицеров Власьевых, служивших на Черном море, уходит корнями в те далекие годы славной истории, когда в Херсоне были построены и спущены на воду первые военные корабли Черноморского флота. Посему верный семейной традиции преемственности Сергей не мыслил своей жизни без моря и офицерского звания. Первым его шагом на пути к поставленной цели стал Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге, куда юноша поступил в 1893-м. Спустя 7 лет Сергей Власьев, в числе лучших выпускников награжденный премией имени адмирала Нахимова, был произведен в мичманы (младший офицерский чин на флоте) и назначен для дальнейшего прохождения службы в 28-й флотский экипаж, который базировался на Черном море.

По прошествии трех лет молодой офицер, еще в кадетском корпусе всерьез интересовавшийся минным делом, поступил для дальнейшего обучения в Минные офицерские классы Балтийского флота. В то время преподавателем физики, математики и электротехники здесь был профессор Электротехнического института императора Александра III Александр Попов, более известный нам как изобретатель радио. Вместе с изучаемыми предметами Александр Степанович открыл перед студентами широкие перспективы использования радиосвязи в будущем, особенно в морской практике.

Мичман Власьев заинтересовался идеей беспроводной радиосвязи и стал горячим сторонником изобретения Попова. А когда, окончив Минный класс, был командирован на Дальний Восток, ему, уже как специа­листу радиодела, доверили сопровождение и доставку в Порт-Артур первой в тех краях радиостанции.

Служба старшего минного офицера Власьева на минном заградителе «Енисей» началась в канун Русско-японской войны. Уже на второй день после начала боевых действий, во время выполнения боевого задания по постановке минного заграждения в глубоководной бухте Талиеван, неуклю­жий «Енисей» подорвался на собственной мине. На судне сдетонировали подготовленные к постановке мины, произошел сильный взрыв, часть экипажа погибла. Раненый мичман Власьев­ не покинул боевой пост и вместе с оставшимися моряками боролся за живучесть судна. Однако повреж­дения заградителя оказались серьезными, и «Енисей» затонул. За стойкость и мужество, проявленные мичманом во время катастрофы, и распорядительность во время спасения оставшихся моряков Власьев был награжден орденом Святой Анны IV степени.

Дальнейший послужной список мичмана полнился службой на эскад­ренных броненосцах «Цесаревич» и «Победа», участвовавших в боевых дейст­виях против японской эскадры. В середине осени 1904 года мичман Власьев занимался разработкой огневых средств защиты крепости при генерал-лейтенанте Романе Кондратенко, который командовал обороной Порт-Артура.

Сергей Власьев совместно с помощником начальника артиллерии по технической части капитаном Леонидом Гобято разработал и наладил производство ручных гранат. Их собирали из имевшегося в осажденной крепости ненужного металла и взрывчатого вещества из обезвреженных трофейных мин. Также Власьев и Гобято испытывали корабельные торпедные установки, снятые с погибших судов и перенесенные на стены крепости.

Следующим немаловажным изобретением «минно-артиллерийского» дуэта стало переснаряжение шрапнельных снарядов крепостной артиллерии в фугасные. А еще – разработка нового по конструкции бризантного снаряда. Причем производство таких снарядов наладили тут же, в крепости, а исходным материалом для них послужили старые бронзовые китайские пушки, чугун и, опять-таки, трофейная взрывчатка. Кроме того, японские снаряды, падавшие на крепость, вследствие ненадежности взрывателя зачастую просто-напросто не срабатывали. Крепостные умельцы меняли взрыватели на более надежные и отправля­ли «гостинцы» обратно.

Однако венцом изобретательности тандема стал проект использования легкой крепостной артиллерией так называемых шестовых мин. Подобная мина была изобретена в России в 1862 году и представляла собой пороховой заряд весом 1–1,5 пуда (16–25 кило­­граммов), присоединенный к концу 8–15-метрового бревна, которое жестко укре­плено на носу броненосного катера. Она имела ударный взрыватель, а потому, чтобы привести её в действие, нужно было приблизиться на минимальное расстояние к корпусу вражеского судна. Впрочем, с развитием легкой скорострельной артиллерии подобный способ уничтожения кораблей неприя­теля становился малоэффективным и уже к началу нового, ХХ века полностью изжил себя. Теперь же, во время обороны Порт-Артура, в сложной ситуации пришлось вновь вспомнить о забытом изобретении. Взяв за основу строение шестовой мины, мичман Власьев сконструи­ровал несколько иной образец, годный для стрельбы при больших углах возвышения из корабельных орудий малого калибра. В сущности всё выглядело достаточно примитивно: гильзу с зарядом, пыжом и компенсатором из мягкого металла вставляли в камору орудия с казённой части как обычный патрон, а шест мины – в канал ствола сверху. Причем и мина, и её свободно скользящее по шесту «оперение» находились над орудийным стволом (отсюда и её название – надкалиберная). Стрельба подобными минами по осадным работам и штурмующим отрядам неприятеля оказалась достаточно эффективной, наносила урон и сеяла панику в стане врага.

15 декабря 1904 года во время пребывания в форте № 2 командующего обороной крепости генерал-лейтенанта Кондратенко японцы начали интенсивный обстрел форта. Прямое попадание гаубичного снаряда в его каземат вызвало сильнейший взрыв хранившихся здесь боеприпасов. Вместе с командующим Кондратенко погибли 8 офицеров и множество находившихся там солдат. Существует версия, что направленные действия японской осадной артиллерии были неслучайны и вызваны предательством кого-то из высших чинов, ратовавших за сдачу японцам. Как бы то ни было, смерть Кондратенко решила судьбу оборонявшейся крепости. Уже в 20-х числах декабря новый коман­дующий обороной генерал Стессель вопреки мнению Воен­ного совета крепости объявил о начале переговоров о сдаче Порт-Арту­ра. Спустя 3 дня условия сдачи гарнизона были подписаны. В то же время, не желая сдаваться в плен и игнорируя приказы командующего, группка офицеров, в том числе мичман Сергей Власьев, на минном катере броненосца «Победа» смогли прорваться сквозь морскую блокаду японцев и уйти в Китай. Через 10 дней Власьев прибыл в ставку генерала Куропаткина с докладом о последних днях обороны Порт-Артура, а уже в феврале 1905 года принимал участие в знаменитом Мукденском сражении.

После окончания Русско-япон­ской­ войны Сергей Николаевич был произведен в лейтенанты и был назначен помощником коман­дира строившегося подводного мино­носца «Макрель». Российский подводный флот, делавший в то время первые шаги на этом попри­ще, имел в своем составе всего лишь несколько единиц подобных лодок, приспособленных для подводного плавания. А посему новое назначение приняли с должным энтузиазмом. Многому приходилось учиться, исходя лишь из собственного опыта. Причем любая ошибка могла привести к гибели людей и потере плавсредства.

Весной 1906 начался первый набор курсантов. Среди 7 офицеров, отобранных в отряд, оказался и лейтенант Власьев. Согласно интер­нет-материалам, в списке первых офицеров-подводников российского флота имя лейтенанта Власьева числится под номером 25. После выпуска из учебного отряда его назначили командиром строившейся подводной лодки «Акула» – это самая крупная и современная по тем временам субмарина Российского флота. К началу Первой мировой войны из 11 подводных лодок империи лишь «Акула» была по-настоящему боеспособной единицей. Порой только одно присутствие подводного судна сеяло панику на судах врага и обращало их в бегство.

В 1915 году в жизни командира 1-го дивизиона подводных лодок лейтенанта Власьева произошла семейная драма, закончившаяся дуэлью и сломанной карьерой. По закону военного времени дуэлянта Власьева предали суду, лишили всех прав, состояния, воинского звания, дворянства, отличий, в том числе орденов и медалей, и приговорили к ссылке и каторжным работам. Лишь заступничество главнокоман­дующего армиями Северного фронта генерала Рузского смягчило приговор. Виновник был «сослан» для продолжения службы в транспорт­ную флотилию Черного моря, где за достаточно короткий срок смог пройти послужной путь от коменданта транспорта «Хиос» до начальника базы, обеспечивавшей боевые и тыловые потребности Кавказской армии. Во время Гражданской войны в составе Добровольческой армии он занимал пост начальника морской­ обороны Отдельной Одесской добро­вольческой бригады. Командовал сформированным им отрядом судов для действия на реках, затем – дивизионом речных судов. В июле 1920-го Власьев был произведен в капитаны I ранга, а уже в ноябре того же года, после падения Крыма – последнего оплота белого движения, в числе прочих военморов эвакуировался в Константинополь.

Дальнейшая жизнь Сергея Вла­сье­ва, в сущности, ничем не отличалась от десятков тысяч жизней людей, находившихся в изгнании. Работал в конторе автомобильной фирмы «Рено», водителем такси в Париже... Сергей Николаевич умер в 1955 году и похоронен на русском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа.




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год