С землей Херсона «химичили» и 100 лет назад




Несмотря на утверждение «всё течет – всё изменяется», многие аспекты нашей жизни с давних времен по настоящее остаются прежними. Скажем, попытки прибрать к рукам землю городской общины. Подобные факты имели место, в сущности, с самого начала существования города. Однако нынешняя эпоха – из разряда «самых благодатных» для «дерибана» городской земли.

 

За исключением редких периодов оживления общественной жизни в городе, по сути, и сто лет спустя после основания Херсон оставался всё таким же грязным, серым и неуютным. Слабые попытки вдохнуть в него жизнь оставались лишь попытками, незаметными на фоне всеобщей городской убогости. Реальная возможность изменить существующее положение дел появилась после принятия правительством нового положения о городском самоуправлении в 1870 году. Отныне вся полнота власти, решения, исполнения и ответственности за развитие городского хозяйства была сконцентрирована в руках расширенной Городской Думы.

2 апреля 1871 года в Херсоне состоялось первое заседание обновленного управленческого органа. В то время должность губернатора Херсонской губернии занимал генерал-майор Сократ Иванович Старынкевич – личность незаурядная, небезразличная и добропорядочная. Открывая заседание, губернатор обратил внимание гласных (или, как их теперь называют, депутатов) Думы на ряд насущных проблем, которые следовало решать без промедления. К разряду первоочередных задач Старынкевич отнес строительство городского водопровода, замощение улиц и Привозного рынка, осушение болота по берегу реки Кошевой, а также улучшение освещения городских улиц. Для осуществления этих вопросов требовались финансовые средства, притом немалые. Но, как всегда, городская казна, которая пополнялась в основном налогами с пришедшей в упадок торговли, была пуста, а безвозвратные субсидии, отпущенные государством, были слишком незначительными.

По отчетам 1870 года следовало, что в течение года городская казна пополнилась суммой в 73417 рублей, в то время как расходы за тот же период составили 92673 рубля. То есть налицо крупный дефицит бюджета. Кроме того, за городом числилась недоимка земской повинности в 11154 рубля плюс долги казначейству за содержание полицейского управления в 7040 рублей и еще почти 2 тысячи рублей частных долгов. И эти долги из года в год становились всё внушительнее. О каких же вкладах в благоустройство могла идти речь?

Городскому самоуправлению следовало отыскать более действенный источник финансирования. Для начала были изучены все статьи городского дохода. Заключения комиссии оказались неожиданными: взимание налогов по основным доходным статьям в течение последних 40 лет вели небрежно, вследствие чего скопились недоимки, более чем в два раза превышавшие городской бюджет. Одну из самых крупных сумм недоимки в 112 тысяч рублей составила квартирная повинность. Однако недоимки поземельного налога оказались куда значительнее.

Впрочем, новая городская Дума решила ограничиться взысканием долгов только за последние 10 лет. Признанная новым законом полноправным и самостоятельным хозяином находящейся в собственности города земли и других статей, не стесненная предписаниями и поучениями извне, Дума занялась поиском путей правильного и доходного ведения городского хозяйства.

В первую очередь это касалось главной статьи городского дохода – земли. В 1795 году, то есть спустя 17 лет после начала строительства города, по генеральному межеванию под жизненные нужды Херсона было отведено 47915 десятин. Впрочем, как оказалось, за эти 17 лет городские земли уже частично были заняты хуторами, появившимися здесь в первые годы основания Херсона. Тогда желающих заниматься хлебопашеством наделяли землей и всяким «хозяйственным обзаведением». А так как государственная земля тогда ни кем еще не охранялась, то хуторяне самовольно «прирезали» к своим наделам приличные земельные площади. Со временем хутора стали разрастаться в поселки.

В 1833 году при введении положения о доходах и расходах Херсона и ревизии городских земель губернскому начальству пришлось считаться с этими «незаконными» поселениями. Финалом истории стало то, что губернское начальство решило предоставить занятые усадьбы их владельцам в потомственное пользование за чисто символическую цену. Правда, частично лишив таковых земельных излишков. Незанятая земля была размежевана на участки и отдана с торгов в аренду сроком на 12 лет.

Впрочем, уже существовал способ сохранения за собой земли на более длительный период. В этом случае арендаторы просто разбивали на арендуемых пахотных землях сады. В предместье «Мельницы», сохранившем свое название доныне, и по Веревчиной балке городскую землю сдавали в «бессрочное пользование» именно для разведения садов. Владелец участка получал на руки особый билет с указанием площади и условий аренды принадлежавшей городу земли и... «забывал» вносить арендную плату.

Между тем, когда в 1871 году возник вопрос о взыскании недоимок, оказалось, что в архивах прежней Думы не сохранилось ни копий билетов, ни расписок арендаторов. То есть город не смог представить доказательства существования арендных договоров. Ввиду чего Херсонским Окружным судом земля эта была закреплена за хуторянами «по давностному владению». Как впоследствии выяснилось, некоторые прежние «думцы» также оказались в числе этих «давностных владельцев». Кроме того, достаточно часто практиковалась аренда крупных земельных владений, на которые распространялась определенная льгота. Как правило, арендатор на этой земле не работал, а сдавал, в свою очередь, мелкие участки другим арендаторам, получая при этом доход и не спеша с арендной платой в городскую казну. Подобное «бесхозяйственное» отношение прежней Думы лишило городскую общину обширной части принадлежавшей ей земли и сделало одну из самых главных статей городского дохода убыточной.

Новая Дума еще какое-то время пыталась воевать за землю, принадлежащую городу, однако безуспешно. Поэтому для пополнения доходами городской казны пришлось довольствоваться приведением в надлежащий порядок условий и контроля аренды оставшихся объектов.

Можно еще много говорить о просчетах и ошибках как старой, дореформенной Думы, так и новой. Однако нужно отметить, что реформа городского самоуправления явно пошла на пользу и у Херсона появились средства на замощение улиц, осушение болот и прочие благоустройства. Изменилась и сама форма условий аренды принадлежавшей городу земли, а в отношении крупных предпринимателей ее можно назвать даже довольно жесткой.

В связи с этим вполне показателен документ контракта аренды земли на болотистом берегу Карантинного острова, заключенный местным предпринимателем Александром Вадоном с городом в 1912 году. Выдержки из него представляем ниже:

«Херсонская городская управа на основании постановления Городской Думы представляет А. Вадону во временное пользование исключительно для устройства доков, для постройки и ремонта судов участок городской земли на Карантинном острове...

Срок пользования означенным участком определяется с 1 января 1912 года по 1 января 1924 года...

В случае занятия А. Вадоном излишнего водного или земельного пространства, сверх указанных выше, независимо от обязанности немедленно очистить эти пространства, уплачивает в пользу города штраф по 10 руб. за каждый день... А. Вадон обязан уплачивать пеню по 1% в месяц  с каждого рубля неуплаченной суммы, причем неполный месяц считается за полный. Если отведенное А. Вадону место понадобится городу, то А. Вадон обязан очистить таковое от всех построек, сооружений и приспособлений в течение шести месяцев со дня уведомления без всякого со стороны города вознаграждения за досрочное уничтожение сего договора... Если до 1 января 1924 года между городом и А. Вадоном не состоится соглашения о возобновлении договора на аренду... обязан очистить это место и сдать городу в 3-месячный срок к 1 апрелю 1924 года. С уплатой арендных денег по день фактической сдачи. При неисполнении чего все возведенные на участке здания, сооружения и приспособления поступают в собственность города без всякого с его стороны вознаграждения. При неуплате А. Вадоном аренды в течение 2 месяцев или нарушения какого-либо пункта сего договора Городская Управа имеет право признать действие настоящего контракта прекратившим свою силу, удалить А. Вадона от пользования арендуемым местом и взыскать неустойку в размере 1000 рублей... Подлинный договор хранится в делах Городской Управы».

Согласитесь, в этом случае Почетный Гражданин города, предприниматель, благодаря которому в Херсоне появились сотни новых рабочих мест и поднялся городской престиж, Александр Вадон был поставлен в жесткие рамки арендного контракта. Пожалуй, так оно должно было быть и сейчас, иначе земля общины за бесценок вновь станет чьей-то собственностью, а городу до конца своих дней придется латать дыры в своем дырявом бюджете.




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год