Херсон 100 лет назад: «Жизнь была дешевая и тихая...»




Пожалуй, ни одно из имевшихся в городе общественных мест и учреждений не могло сравниться прежде всего по значимости с рынком. Ведь рынок в свое время был не только местом пресловутой купли-продажи, но и зеркалом, отражавшим существующие социально-общественные отношения в государстве. Здесь можно было встретить представителей всех слоев населения: от богатых и чопорных барынь, приезжавших в собственных экипажах в сопровождении лакеев и горничных, до самого последнего нищего пьянчуги, живущего тут же, на торжище. Рынок был не только торговой точкой, но и местом недорогих развлечений и своеобразным информационным центром, и «биржей труда», зоной разрешения споров и проблем...

В Херсоне было несколько рынков, или, как их называли в провинции, – базаров, на которых жизнь била, что называется, ключом. В числе основных городских рынков можно было назвать «Рыбный базар» (сегодня на этой территории находится Центральный рынок). Затем – «Привоз» на обширной и пыльной Привозной площади у Свято-Духовского собора, который поныне сохранил топоним «Привозная церковь». А еще херсонские аборигены, обитавшие у реки, называли местность у собора «горой». Посему по-иному «Привоз» называли «базар на горе». Следующий заслуживающий внимания рынок располагался на «Военке» между крепостью и Военным форштадтом. Это был самый старый рынок, начавший свою деятельность во времена основания нашего города. Улица, на которой он был размещен, получила название Базарная (сейчас это Перекопская). К числу херсонских рынков можно отнести и торговые точки на пристанях, располагавшихся по Днепру и реке Кошевой, где велась бойкая оптовая торговля товаром и продуктами, привезенными речными судами. Обычно завсегдатаями здесь были местные перекупщики – маклаки, а самые яростные торги проходили на «зеленом базаре» у Алешковской пристани.

Кроме названых рынков существовали места проведения ежегодных ярмарок. Одно из них находилось на пустыре рядом с Александровской площадью и морскими казармами. Ныне это территория больницы имени Афанасия и Ольги Тропиных и городской станции переливания крови. Другое – в районе современной площади Свободы, носившей ранее название Ярмарочная площадь.

Был в Херсоне также и «скотопригонный рынок», где торговали лошадьми и крупным рогатым скотом. Местные газеты обычно помещали на своих страницах краткую информацию о состоянии торгов и цены: «Крестьянская лошадь – от 6 до 19 рублей, рабочая – от 19 до 75 рублей, рысак – от 100 рублей. Волы 95 –180 рублей за пару. Корова 24–50 рублей». «Вчера на местных рынках цены на необходимейшие продукты были следующие: Мясо – 16 коп. фунт (1 фунт – 0,453 килограмма. – Прим. авт.), хлеб белый – 5 коп. фунт, черный – 3,5 коп. фунт. Картофель – 1,5 коп. фунт, цибули – 2 коп. фунт».

Изначально городские рынки были универсальными, то есть здесь при желании можно было найти всё, что угодно душе, и даже больше. Так, газета «ЮГъ» сообщала в 1911 году: «На Рыбном базаре у Е. Федоровой отобран 6-зарядный револьвер системы “Бульдог”, который она продавала».

Для удобства покупателей торговые места объединяли в ряды для продажи одноименных товаров. То есть покупатель точно знал, что он может приобрести в том или ином ряду. В этом случае конкуренция между торговцами усиливалась, что положительно влияло на цены и разнообразие ассортимента. В отличие от современных рыночных торговцев, неохотно идущих на уступки, старый рынок тем и отличался, что обе стороны имели полное право с азартом торговаться до хрипоты. Пока наконец не сходились в цене, удовлетворявшей каждого. Представляете, какой шум стоял вокруг!

Центральное место на рынках занимали ряды, сплошь состоявшие из лавок и рундуков. Содержатели их платили городу арендную плату за землю, на которой они были построены. Подобные торговые точки существовали и за пределами рынков. Так, бывшая Канатная площадь (ныне бульвар Мирный), напротив «Рыбного базара», была застроена разнокалиберными деревянными лавками, не придающими ей эстетического вида. Городская управа нашла достаточно простой и неконфликтный способ разрешения проблемы: постройки были выкуплены городом и тут же сданы в аренду бывшим хозяевам. Когда же сумма, вырученная от аренды, покрыла городские затраты, рундуки и лавки снесли, а на их местах возвели добротные каменные постройки, которые вновь сдали в аренду. Впрочем, не всех торговцев удовлетворяла плата за такие точки, а посему «мелочники» предпочитали продавать товары под сенью многочисленных палаток, с лотков под клеенчатым или брезентовым навесом. Непродовольственными товарами торговали зачастую с «развалов», раскладывая на постеленной на землю мешковине или рогоже гончарные, скобяные и прочие изделия. Здесь же шла торговля «с рук» и «в разнос» различными кустарными поделками, пирожками, леденцами, пряниками. С емкостями через плечо сквозь базарную кутерьму пробирались водоносы и лоточники со сдобой и конфетами: «Вода со льдом! Пирожки с пылу-жару по пятаку за пару! Конфеты монпансье на любой вкус и цвет!»

Неотъемлемой частью дореволюционного рынка был обязательный «толчок», или «толкучий рынок», где продавали и покупали всякий хлам, среди которого порой можно было найти нечто ценное и недорогое. Нравы, царившие здесь, частенько вызывали нарекание местной прессы: «Старьевщики на нашем толкучем рынке не брезгуют нахально затащить в свои лавчонки мимо идущих покупателей», – писала в 1899 году газета «ЮГъ».

«Толкучки» были настоящим «золотым дном» для жуликов, шарлатанов и шулеров. Под видом добротного товара здесь могли подсунуть кусок старой рогожи или брюки с одной штаниной, обыграть в «наперсток» или просто очистить карманы.

А еще не менее популярными у «черного» люда были рыночные «обжорные ряды». Их подробную характеристику дает газета «Херсонские новости»: «Под навесами – столики, на которых торгуют незатейливой стряпней из требухи, печени, жареного и отварного картофеля. Тут же – столы, за которыми беднота может кое-как усесться во время еды. Здесь всё крайне грязно. На “Рыбном базаре” в Херсоне обжорные ряды находятся недалеко от толкучки. Не доходя до которых, шагов за 20, чувствуешь отвратительный запах прогорклого масла и смрада, не поддающего аппетита. Торговки в грязной, пропахшей одежде и сами не благоухают. Соседство с ними непереносимо. Их котлы и горшки, завернутые во всевозможную ветошь, вызывают у свежего человека тошноту. Торговки, чтобы не остывало варево в котле, прикрывают его тряпьем, которым самая бедная хозяйка полов не стала бы мыть, – садятся на него без всякого стеснения... »

И это при том, что санитарный врач, закрепленный за рынком, делал постоянные обходы вверенной территории, выявляя нарушения правил торговли и продажу некачественных съестных продуктов.

Отдельно, пожалуй, стоит коснуться «гильдии маклаков-перекупщиков», о которых довольно часто рассказывали местные газеты. В 1910 году херсонский полицмейстер издал специальное постановление, призванное «не допускать перекупщиков производить закупку жизненно важных продуктов у сельских обывателей и производителей до 10 часов утра и с 5 часов вечера пополудни».

Тогда они стали встречать крестьянские подводы далеко за пределами города, где спокойно перекупали товар, перегружали его в свои телеги и уже со «своей» продукцией спешили на базар. Если кто из несговорчивых производителей всё же прорывался на торжище, продать собственный товар по достойной цене уже не мог, так как маклаки нахально сбивали цену, всячески охаивали товар продавца.

И тем не менее, по словам старожила Херсона Иосифа Векслера, несмотря ни на что, «жизнь была спокойная и недорогая. Пятифунтовый белый хлеб, прекрасно выпеченный в пекарне Вайнштейна по Торговому переулку, стоил 20 копеек. Этот хлеб назывался “Гейша”. На хлебе была наклейка: “пекарня Вайнштейна”, владелец пекарни дорожил честью своей фирмы, и на хлеб никто не мог пожаловаться. Толстый бублик, так называемый бабский бублик, стоил 1 копейку, яйца стоили 6–8 копеек десяток. Мясо в еврейской лавке стоило 13 копеек за фунт, а прекрасное русское мясо, то есть в русской лавке – 10 копеек за фунт и 25 копеек за килограмм. Летом на Рыбном базаре были горы арбузов и дынь. Большой арбуз стоил 5 копеек штука, а не на вес. Хозяйки делали на зиму заготовки и покупали арбузы подводами по 1 копейке штука, для засолки и имели вкусное блюдо на всю зиму. Керосин стоил 4 копейки литр. Хорошие яблоки стоили 5 копеек фунт.

В общем, жизнь была дешевая, тихая, спокойная...»




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год