«На память Потёмкину из Херсона»...




«Бросается в глаза существование в городе значительного числа фотографий и аптекарских магазинов.

Очевидно, херсонцы любят лечиться и сниматься»

А. Фирсов, 1905 год

 

Недавно на одном из интернет-форумов обнаружил прелюбопытное обсуждение истории Херсона. Один из местных «историков» яростно защищал свои личные умозаключения, которые сводились к тому, что императрица Екатерина II никогда не была в Херсоне: «…Она со свитой доплыла до Днепровских порогов, затем пересела в карету и повернула назад. Всё остальное просто придумали…» Не менее оригинальным оказался его оппонент, который отстаивал официальную точку зрения: «Екатерина в Херсоне была. Я видел фотографию (!), где Екатерина II сидит в кресле в Екатерининском соборе в Херсоне».

Бедные-бедные летописцы-историки прошлого! Явно доморощенный мудрец по собственному домыслу объявил вас лгунами! Впрочем, и «защитник» также хорош, тот, который «фотографию» императрицы на троне в соборе видел. Может, еще и с надписью: «На память Потёмкину из Херсона»? Не знал, видать, «любезный», что первая дагеротипия – «прабабушка» фотографии – появилась лишь спустя 50 лет после путешествия Екатерины в Херсон. Так-то!

Официальным годом рождения фотографии считается 1839-й. И первыми, кто познакомился с ней, стали жители Парижа. Затем фотография начала триумфальное шествие по всему миру. Правда, с разной скоростью. И если всего спустя несколько лет, перебравшись через океан, она уже успешно развивалась в Новом Свете, то расстояние от Парижа до Херсона фотография «преодолела» со стремительностью сонной улитки – за «каких-то» четверть века.

Зачинателем нового дела в нашем городе стал представитель местной богемы – художник Крестоносцев. Увы, за давностью истории неизвестным осталось не только имя, но и его творческое признание жителями нашего города. Не знают о Крестоносцеве и в херсонском художественном музее. История сохранила лишь информацию о том, что его мастерская располагалась «против» собора (ныне улица Ленина), в доме Войнарского. Постигший азы фотодела художник устроил в своей мастерской фотосалон и химическую лабораторию. Было это примерно в 1866 году.

Первые фотографические портреты, выставленные в окнах мастерской художника, повергли херсонских обывателей в шок. Еще бы! Какое поразительное портретное сходство! Впрочем, тут же практическую заинтересованность фотографиями проявила и местная полиция. Представьте себе полицейский сыск того времени. Словесная ориентировка на розыск преступника звучала примерно так: «Еремей Пупкин, 30 лет от роду. Росту среднего. Лицо обычное. Глаза темные. Нос прямой. Рот умеренный. Уши нормальные. Волосы светлые. Особых примет не имеет». Вот и поди определи Еремея среди сотен и тысяч ему подобных! А с помощью фотографического аппарата – раз и готово натуральное изображение. В общем, местная полиция проявила к новому делу стойкий интерес.

А спустя полгода по городу поползли слухи, что Крестоносцев сворачивает свое предприятие и продает фотографию (так в то время называли фотосалон) губернской типографии. Слухи оказались правдивыми. Но художник обязался обучить фотоделу двух прикомандированных к его еще не проданному салону учеников.

В середине марта 1867 года в городе официально открылась Херсонская губернская фотография. Поначалу она обслуживала лишь государственные учреждения, одним из которых было и херсонское полицейское управление.

К слову, к этому времени лишь в двух городах бывшей Российской империи – в Москве и Елисаветграде (ныне Кировоград) – полицейская служба использовала в розыскной работе фотографические карточки преступников. Херсонское полицейское управление стало третьим. Это уж потом, после Херсона, фотографические карточки освоил Киевский сыск. По сообщению газеты «ЮГъ», в 1900 году он письменно обратился к полиции Херсона с просьбой прислать списки и фотографические карточки живущих в этих городах воров: «…чтобы не допустить их оперировать в случае приезда в Киев». Но если бы полиции Херсона была известна такая информация, то их просто не допустили бы ехать в Киев. Этим, надо полагать, и следует объяснить лаконичный ответ из Херсона: «В подведомственном мне городе воров нет и не проживает». Ответ, вполне достойный вопроса!

Первая херсонская губернская фотография оказалась предприятием весьма успешным. Спустя год появилась возможность сделать ее «общедоступной». В 1868 году в газете «Херсонские губернские ведомости» появилось следующее объявление: «Желая сделать заведение общедоступным, Губернская фотография вошла в сношение с главным депо Санкт-Петербурга и получила от него новый прибор Дальмейера, химические продукты и другие принадлежности лучшего качества и в больших размерах, по самым дешевым ценам, нашла возможным удешевить работы до следующих цен: фотография на черном фоне – 2 рубля, белом – 3 р. Под зеркальным лаком – 5 р. Карточки в два лица – 3 р. Портреты в целую пластинку – 3 р. Группы в целую пластинку (от 3 до 5 лиц): первая – 2 р., последующие –1 р. От 10 до 20 лиц: первая – 5 р., последующие – 1 р.».

С первого дня открытия в городе общедоступной фотографии она стала довольно популярным учреждением Херсона. В отведенное для приема заказов время – от 12 до 4 часов пополудни – у дверей заведения было так многолюдно, что пара фотографов с самого начала работала не покладая рук.

Успех и востребованность нового заведения подтолкнули предпринимателей к действию, и вскоре в Херсоне стали открываться новые фотосалоны. К началу ХХ века их количество достигло уже не менее двух десятков, и это – в небольшом городке, каким был в то время наш Херсон! Известный автор статей в журнале «Исторический вестник» – петербургский журналист Александр Фирсов, посетивший наш город в 1905 году, писал: «Бросается в глаза существование в городе значительного числа фотографий и аптекарских магазинов. Очевидно, херсонцы любят лечиться и сниматься».

Наиболее известными херсонскими фотографами, чьи работы сохранились до наших дней в переживших революционные невзгоды семейных альбомах, были В. Берштейн, К. Герингер, О. Гершкевич, А. Заранкин, Л. Кофф, Б. Волковир, Г. Можаровский, М. Глоцер, Л. Раппепорт, Тираспольский. И хотя это были сплошь люди достойные, отмеченные за свою деятельность высочайшими наградами империи, Екатерину II на кресле в Екатерининском соборе они уж точно не фотографировали…




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год