Подарок херсонскому музею от... шарлатанов




Киевлянин тридцати лет, окончивший историко-филологический факультет Киевского университета, впервые попав в Херсон, был просто изумлен обилием древностей херсонской земли. Причем всё это археологическое наследие, не имевшее, по мнению невежд, никакой ценности, бездумно и безжалостно уничтожали. Ну разве что находка была из драгоценных металлов. Впрочем, и тогда она оказывалась потерянной для науки и в лучшем случае оседала в рундуках коллекционеров-любителей.

Благодаря «внештатным» трудам и заботам Виктора Ивановича собранная его руками в окрестностях Херсона коллекция артефактов быстро пополнялась. Вскоре она, именовавшаяся собранием древностей, а позже – музеем, заслужила широкую популярность. Известно, что и отечественные, и иностранные представители науки посещали Херсонский музей древностей с исследовательской целью. Вслед за тем в прессе появлялись восторженные и хвалебные отзывы в адрес местной археологической коллекции.

Пропагандируя новое отношение к предметам старины, Гошкевич добился того, что многие найденные на территории Херсонской губернии вещи стали доставлять в адрес его собрания древностей. А среди «аборигенов» появились лица, всерьез заинтересовавшиеся историей и археологией.

В 1898 году неутомимый Гошкевич начал издавать в Херсоне новую газету «ЮГъ». Почти в каждом ее номере обязательно находилось место для благодарственной информации о дарителях, внесших свой вклад в развитие местного музея: «Ф. Г. Самсони-Тодоровым в Херсонский археологический музей пожертвовано 7 монет (3 серебряные и 4 медн.); три польских, три византийских и одна русско-грузинская; Б. И. Коротковым, учеником херсонской учительской семинарии – стеклянный шар, найденный в г. Бери-славе на глубине около 3 аршин (приблизительно 2 метра 13 сантиметров. – Прим. авт.)».

В марте 1903 года в «ЮГе» появилась статья Гошкевича «Фабрика древностей», в которой он рассказывал о подпольных мастерских «древностей» и «редкостей», производивших огромное количество различных подделок под старину. «Опять начинаются споры о подлинности пресловутой золотой тиары Сайтаферна, приобретенной Луврским музеем за 400000 франков (если учесть, что 1 франк 1900 года соответствует примерно 3 евро 2000 года, в современном эквиваленте сумма получается гораздо внушительнее – 1 миллион 200 тысяч евро или же 12 миллионов гривен! – Прим. авт.). Насколько нам известно, в этом последнем грехе виновны не парижские подделыватели, а очаковские... Очаковские торговцы занялись выделкой не только монет, но и украшений, древних надписей на каменных плитах. Этими произведениями своего искусства они снабжают любителей древностей в Одессе, Николаеве, Киеве. Музей покойного И. К. Суручану в Кишиневе наполовину состоял из таких древностей. Одесский музей также был жертвой этих мошенников, успевших продать ему немало сфабрикованных древнегреческих надписей на камнях».

Херсонский музей от подобных подделок спасло лишь его незавидное финансовое положение – он не мог позволить себе приобрести для коллекции по-настоящему дорогую вещь. В начале ХХ века будущий известный русский писатель-публицист Фёдор Мускатблит, живший в то время в Херсоне и печатавший свои фельетоны в местной прессе под псевдонимом Musca, писал: «В этом году местному археологу В. И. Гошкевичу отпущено “целых” 150 р. для производства раскопок, в частности, у Голой Пристани и по песчаному району Днепровского узда (1500 кв. верст) – от Кинбурна до Каховки вообще. На 1500 квадратных верст – 150 рублей, т. е. по 3 копейки на 1 квадратную версту при цене в 70 копеек в день на рабочие руки – это умилительно!» По ценам начала XX века за 3 копейки можно было купить почти 400 граммов хлеба.

Спустя 3 месяца после появления в «ЮГе» статьи Гошкевича о мошенниках и упоминании об очаковском следе в деле фальшивой тиары Сайтаферна в адрес херсонского музея пришла посылка из Очакова. Виктор Иванович ее принял, а через несколько дней в «ЮГе» появилась информация: «Ш. Гохманом (из Очакова) принесены в дар херсонскому музею 11 глиняных статуэток с подвижными ногами комического вида грубой работы. По словам г. Гохмана, статуэтки эти выкопаны в Ольвии».

Не станем подвергать сомнениям подлинность присланных в Херсон артефактов. В нашем случае куда как интереснее персона самого дарителя – Штепселя Гохмана «из Очакова». Откуда было знать почтенному хранителю музея херсонских древностей, что дар ему преподнес... сам автор аферы с тиарой скифского царя Сайтаферна! Впрочем, и не только с ней.

Штепсель Гохман и его родной брат Лейба были авторами целого ряда серьезных афер, связанных с торговлей фальшивыми древностями. Большинство подделок, упоминаемых в статье Гошкевича, попавших за весьма крупные деньги в музеи Одессы, Николаева, Киева и Кишинева, вышли из подпольной мастерской братьев шарлатанов. Впрочем, то были мелочи. В шумном международном скандале, связанном с тиарой, почти незаметно проскользнуло сообщение из Берлинского музея о том, что купленный ими якобы найденный в Ольвии золотой скифский меч-акинак тоже оказался искусной подделкой! И в этом случае не обошлось без Гохманов.

Самое интересное, что, возможно, боясь потерять свой престиж специалистов по древностям, многие из обманутых братьями клиентов предпочитали о подделках не распространяться. Так, крупный коллекционер основатель музея древностей в Кишиневе Иван Суручану, который был постоянным клиентом Гохманов, неоднократно обнаруживал в своем собрании искусные фальшивки из мастерской братьев. Хотя и он всё же не выдержал. После того как «археолог» Штепсель «загнал» ему за 400 рублей золотую статуэтку крылатой Ники, якобы найденную в земле древней Ольвии, Иван Касьянович «настучал» на фальсификаторов в полицию. Тогда и появились шокирующие подробности сбыта ненастоящих древностей.

Впрочем, это было еще до скандала с тиарой Сайтаферна. Кстати, в деле с тиарой мы не упомянули «главное» действующее лицо – ювелира «высшей пробы» Израиля Рухомовского, который и изготовил этот древний шлем. Мастер, далекий от шарлатанских проделок братьев Гохманов, всего за 2 тысячи рублей на заказ, якобы в подарок известному ценителю древностей, сделал пресловутую тиару. После скандала, чтобы подтвердить свое авторство, ювелир отправился в Лувр, где под наблюдением специалистов по памяти воссоздал фрагмент тиары. Профессионализм одесского мастера вызвал шок и восхищение. Поговаривают, что гильдия парижских ювелиров преподнесла одесситу в знак преклонения перед его талантом памятную золотую медаль.

Теперь что касается дара Херсонскому музею древностей, который получил Виктор Иванович Гошкевич от Штепселя Гохмана. Определить точную дату археологической керамики, скажем, без открытого в конце 30-х годов ХХ века радиоуглеродного анализа было достаточно проблематично. В 1900 году ученый-египтолог Флиндерс Петри создал своеобразную таблицу археологической керамики, по которой с точностью до 50 лет можно узнать временной период определенного культурного слоя. Эту таблицу археологи применяют и по сей день. Наверняка пользовался ею и хранитель Херсонского музея древностей. Не могли не знать о таблице и «крупные спецы подделки» братья Гохманы. А так как Виктор Гошкевич слыл большим специалистом в области археологии, возможно, ни к чему не обязывающий дар, состоявший из 11 керамических статуэток, был прислан ему лишь с целью «испытания качества» подделок, вышедших из мастерской очаковских шарлатанов. Кто знает, может быть, и сейчас где-то в запасниках нашего областного краеведческого музея хранятся эти глиняные фигурки, возможно, не имеющие к древней истории Ольвии совершенно никакого отношения...




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год