В современном центре Херсона работали каторжники




Многие наши читатели наверняка знают, что бульвар Мирный в дореволюционное время носил название Канатная площадь. Конечно же, тогда размеры ее выходили далеко за пределы границ современного бульвара. Своеобразным «ожерельем» площади служили многочисленные лавочки и рундуки, расположенные по периметру и на самом «пустыре», являющиеся продолжением Рыбного базара.

Однако свое необычное, не связанное с торжищем название площадь получила еще на заре основания города. Тогда одновременно с началом строительства Херсона в новом городе зарождалась новая эра судостроения. Первые херсонские суда вооружались такелажем, доставленным сюда издалека. Главным поставщиком канатов разного диаметра были в основном казенные канатные фабрики Таганрога. Однако доставка, связанная с определенными трудностями, в частности «непроходимостью» грунтовых дорог, затягивала поспешное строительство. К тому же возрастающие объемы судостроения увеличивали потребность в канатах. Для одного только первенца Черноморского флота – линейного 66-пушечного корабля «Слава Екатерины» – требовалось никак не меньше 20 километров различных канатов!

Поэтому примерно в середине 80-х годов ХVIII века по высочайшему изволению в Херсоне было основано новое производство – канатное. Оно разместилось в огромном бараке на тогда еще окраине Херсона, ставшей в наше время городским центром.

Одним из первых высокопоставленных гостей, оставивших свои записи о херсонской «канатке», стал князь Иван Михайлович Долгорукий, посетивший Херсон в 1810 году. «Канатная фабрика помещается в огромном строении на 250 саженей длины. Народ употребляется ссыльный, осужденный по приговорам в каторжные и крепостные работы. Ни на одно лицо нельзя взглянуть равнодушно, всякие черты ужасны. Печать злодейства отражает всякое сострадание», – писал он.

Корабельные канаты изготавливали из находящейся ныне в опале конопли, которую специально выращивали для этой цели. Благодаря особым свойствам волокон, которые по крепости и выносливости превосходят всех своих растительных конкурентов, да к тому же единственные из них не боятся контакта с морской водой, конопля была ценным стратегическим сырьем. К началу Первой мировой войны 1914 года Российская империя давно и прочно удерживала первенство среди мировых экспортеров пеньки, изготовленной из технической конопли.

В начале ХІХ века технология изготовления канатов была несложной, но достаточно трудоемкой и тяжелой. Коноплю сортировали и сушили под специальными навесами, «трепали» и «вычесывали» до получения волокна – пеньки, а затем уже отправляли на фабрику, где из нее вили канаты.

Как это происходило на херсонской «канатке», хорошо и подробно описала в книге «Заметки и воспоминания русской путешественницы по России в 1845 году» Олимпиада Петровна Шишкина – писательница, фрейлина дочери императора Павла І и жены императора Николая І: «Нам предложили ещё посмотреть принадлежащий морскому ведомству канатный завод. Я подумала, что это будет для нас совсем лишним, и только из вежливости не отказалась от сделанного предложения, за что и была награждена. Одно отделение, где вьют канаты, шириною 12 сажень (25 метров. – Прим. авт.), а длиною 240 (514 метров. – Прим. авт.), без малого полверсты, заслуживает особенного внимания. Я невольно остановилась в дверях, не видя противоположной стены и не понимая, как может держаться кровля на таком пространстве. Но здание, хотя деревянное, очень прочно, и никто в нём не помышляет об опасности. Внизу о четырех лошадях машина, от которой вверху огромное колесо вертит один человек, а 12 прядут пеньку руками, обвертывая их толстым сукном, чтобы не попадала кострига. В другом отделении на полу два отверстия: в одно бросают пряжу в огромный котел с кипящей смолою, в другое она поднимается на машину, которая вмиг досуха выжимает её. Я закричала от ужаса, увидев, что один работник по локоть опустил руку в смолу; я была уверена, что она у него отвалится. Но он, смеясь, показал, что она невредима, и прибавил, что хотел позабавить нас, что кипящая смола как парное молоко, но когда она только закипает, или начнет простывать, то уже нельзя с нею шутить. Признаюсь, не знаю, как объяснить теперь понятнее, хотя в старые годы я училась в Смольном физике».

К тому времени каторжан на канатном производстве заменили уже свободные горожане из рабочих морского экипажа и адмиралтейства, число которых доходило до 500 человек (самое крупное предприятие Херсона). Рабочие селились вблизи своего производства, а потому улица, где располагались их нехитрые хатки-мазанки, стала называться Канатной (потом – Сельской, а с 1920-х годов – Полякова). В среднем за год на канатном предприятии перерабатывали до 90 тысяч пудов (примерно 1475 тонн) пеньки на сумму до 200 тысяч рублей. Кроме казенного завода, на территории города действовало еще несколько подобных частных предприятий, годовая стоимость продукции которых была менее значительной.

В 1853 году Херсонский адмиралтейский канатный завод был переведен в Николаев. Его огромные здания выкупила городская управа для расселения войск местного гарнизона.




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год