35 лет назад в космосе побывал херсонец




Виталий Михайлович Жолобов

Старшее поколение наших сограждан, молодость которых прошла в со­циа­листической стра­не, помнит, какими радостью и гор­достью наполнялись сердца соотечественников после каждого сообщения ТАСС (Телеграфного Агентства Советского Союза) о полете советского человека в космос. Мы гордились своей страной, её людьми и тем, что в освое­­нии Вселенной были первыми. День 6 июля 1976 года для Херсонщины стал особым, праздничным вдвойне. Еще бы! В космос отправился наш земляк – уроженец села Старая Збурьевка Голопристанского района подполковник Виталий Жолобов.

К этому времени с того самого дня –12 апреля 1961 года, когда с космодрома Байконур стартовал космический корабль «Восток» с первым в мире пилотом космонавтом Юрием Гагариным на борту, прошло уже 15 лет. За этот достаточно большой срок в космосе побывали 34 советских космонавта. Виталий Михайлович стал 35-м. Как звучало в много­численных интервью, он и не мечтал о полете в космос, тем более что профессия у него была почти земная – инженер-испытатель ракетной техники. Однако когда в космонавтике потребовались грамотные инженеры-специалисты, без колебаний подал рапорт и был принят в отряд подготовки космонавтов. А потом наступил сложный период тренировок к предстоящим полетам. Тяжелые физические нагрузки сменялись психологическими испытаниями. Многие не выдерживали – уходили. Жолобов выдержал всё. В сентябре 1972 года он в качестве бортинженера был включен в дублирующий состав экипажа, занимавшегося подготовкой к полету на орбитальную пилотируемую станцию «Алмаз». Однако полет отме­нили вследст­вие разгерметизации станции на орбите. В августе 1973-го вместе с командиром Борисом Волыновым Виталий Михайлович проходил подготовку в дублирующем экипаже космического корабля «Союз-14» (основной экипаж – Павел Попович и Юрий Артюхин). И только в январе 1975 года «дуэт» Волынов–Жолобов был включен в летный состав в качестве основного экипажа.

Будущему косми­ческому полету предшествовала длительная и серьезная подготовка, растянувшаяся на полтора года. И немудрено: экипаж должен был выполнить программу сверхдлительного пребывания в космосе. До этого с подобной задачей двухмесячного космического полета справились лишь космонавты Климук и Севастьянов. Наконец настал час старта для Волынова и Жолобова. Он состоялся 6 июля 1976 года. Старт космического корабля, полет, выполненная вручную стыковка с орбитальной станцией «Салют-5», работа по намеченной программе – не всё проходило так гладко, как планировали на Земле. Случавшиеся внештатные ситуации порой явственно подвергали угрозе жизни членов экипажа. Однако в телерепортажах с орбиты зрители видели неизменно улыбавшиеся лица космонавтов и слышали ставшую уже привычной фразу: «Полет проходит нормально». Все возникавшие пробле­мы и недоработки «Земли» оставались за кадром. Но именно они впоследствии и вынудили Центр управления полетом (ЦУП) досрочно прервать космический полет и отдать приказ о возвращении экипажа на Землю. Официально же было сообщено, что полет прекращен по причине плохого самочувствия бортинженера Виталия Жолобова. В сущности, несмотря на сложившуюся ситуацию, за 49 суток работы на орбите экипаж выполнил всю запланированную космическую программу.

Почтовая марка СССР в честь полёта космического корабля "Союз-21", 1976, 10 копеекВо время расстыковки космиче­ского­ корабля с орбитальной станцией вновь возникла непредвиденная проблема: ЦУП «забыл» расстегнуть стыковочные защелки. Ситуацию, грозившую разрушением корабля, исправили лишь на втором витке. Да и посадка на Землю оказалась далеко не мягкой. Пороховые двигатели мягкой посадки сработали в момент отклонения капсулы от оси приземления. В результате получившая ускорение капсула с космонавтами внутри «запрыгала», подобно футболь­ному мячу, по пшеничному полю. Выбравшиеся с огромным трудом космонавты некоторое время лежали среди колосьев золотой пшеницы, не в силах шевельнуть руками и ногами. Где-то вдалеке стрекотал поисковый вертолет...

По рассказам Виталия Михайловича, уже на Земле также не обошлось­ без опасного курьеза. Дело в том, что после приземления космонавты должны были обозначить место приземления аппарата с помощью фальшфейера. Так они и сделали. Загоревшийся сигнальный огонь стал разбрызгивать вокруг себя мириады искр, рискуя поджечь пшеничное поле. Прилагая огромные усилия, неуклюжим в скафандрах и отвыкшим от земного притяжения космонавтам удалось сбить огонь... Спасатели-поисковики обнаружили капсулу космического корабля лишь спустя 40–50 минут после приземления.




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год