Барон Фальц-Фейн «разменял сотню»




Пожалуй, мало ныне на Херсонщине людей, которые никогда не слышали имени барона Эдуарда Александровича фон Фальц-Фейна. Меценат и общественный деятель, в настоящее время проживающий в самом маленьком государстве Европы – княжестве Лихтенштейн, – наш довольно частый гость. Точнее, частым гостем он стал всего лишь лет около тридцати назад, когда впервые после длительного отсутствия посетил СССР и Херсонщину в частности. Впрочем, здесь нет ничего удивительного. Херсонщина – это его родина, родина его предков и поэтому с ней барона связывают крепкие и по-настоящему неразрывные узы. Ему было всего лишь пять лет, когда революционная смута и последовавший за ней хаос вынудили Веру Николаевну Фальц-Фейн (мать будущего барона) вместе с детьми бежать из страны. Имущество, нажитое трудом нескольких поколений саксонских переселенцев, присягнувших на верность России и внедрявших в своих владениях передовые технологии земледелия, животноводства и успешного классового сосуществования, было национализировано. Национализация коснулась и знаменитого на весь мир заповедника Аскания-Нова – детища дяди Эдуарда Александровича, Фридриха фон Фальц-Фейна. В борьбе с самодержавным режимом, ратуя за уничтожение класса «эксплуататоров и угнетателей», никто и не подумал, что именно такие крепкие хозяйства, возглавляемые вышедшими из народа высокообразованными людьми, составляли крепость и основу прежнего государства.

И ведь действительно, некогда бесплодные солончаковые причерноморские неугодья Северной Таврии, попавшие в достойные умелые руки, изменились, расцвели. В преобразившейся степи появились новые сёла, а некогда пустынные бескрайние степные равнины наполнили огромные стада овец, лошадей и коров. На своих землях Фальц-Фейны строили школы и больницы за собственные деньги. Содержали штат учителей, врачей и даже платили пенсии потерявшим трудоспособность по возрасту и не имевшим средств к существованию работникам. В одной из своих исторических миниатюр, озаглавленной «В ногайских степях», писатель-историк Валентин Пикуль пишет: «Хорлы (владения Софьи Богдановны Фальц-Фейн. – А.З.) напомнили мне тот мир, в каком, наверное, жили романтики и бродяги ослепительной гриновской мечты. Внешне город был похож на оранжерею среди прудов и экзотических клумб: вдоль широких улочек белели односемейные дома, утопавшие в цветении фруктовых садов; здесь, как в романах Александра Грина, жители говорили на многих языках, не ведая розни... К услугам хорловцев Софья Богдановна устроила училище и гостиницы, рестораны и бальный зал, а вечерами над темным парком загорались трепетные огни “иллюзиона” (кинотеатра).

Телефон связывал город с портом, Софья Богдановна (бабушка Эдуарда Александровича. – А.З.) звонила даже в Асканию-Нова, где хозяйствовали ее сыновья: “Поздравьте свою мать: у меня в городе теперь две тысячи семейств, никакой полиции, никаких скандалов, и я завожу типографию, чтобы выпускать свою газету... ”»

К началу ХХ века бывшие бедные саксонские переселенцы стали уже самыми крупными помещиками юга России. За заслуги перед Отечеством и за бескорыстный труд по снабжению русской армии в Крымскую кампанию Фальц-Фейны были возведены в потомственное дворянство. В связи с этим, наверное, уместно здесь упомянуть мнение одного из херсонских старожилов-краеведов, назвавших семейный клан Фальц-Фейнов «народные дворяне» именно за их умелое классовое сосуществование. Что, впрочем, ничуть не помогло им во время разразившейся Октябрьской революции. Она перечеркнула дальнейшие семейные планы и свела на нет все передовые начинания. Бабушка Эдуарда Александровича – Софья Богдановна – была зверски убита в своем собственном доме красными матросами, искавшими фамильные сокровища. Остальные представители этого рода оказались в изгнании за границей.

Благодаря прежним семейным связям юный русский дворянин Эдуард Фальц-Фейн получил от князя Лихтенштейна гражданство этой маленькой страны, а немного позже – титул барона. Школу окончил в Ницце, потом учился в сельскохозяйственном институте в Париже. Всерьез занимался велосипедным спортом, принимал участие в соревнованиях. После того как он выиграл велогонки среди студентов и стал чемпионом Парижа, перспективного велогонщика, в совершенстве владеющего несколькими иностранными языками, пригласили на работу в качестве корреспондента крупной спортивной газеты в Германию. Было это накануне прихода к власти Гитлера. Несколько лет работы в газете показали, что выбор был сделан удачно. В 1936 году Эдуард Фальц-Фейн освещал Олимпийские игры в Берлине, став лучшим спортивным журналистом года. В том же году стараниями Эдуарда Александровича в маленьком княжестве Лихтенштейн были созданы олимпийский комитет и команда для участия в зимней Олимпиаде 1936 года. Во время Второй мировой войны, когда на спортивных аренах наступило глубокое затишье, репортер Фальц-Фейн, оставшийся без работы, открыл в столице Лихтенштейна, городе Вадуц, сувенирный магазин. Пожалуй, с этого магазина и началась туристическая история княжества. Очень скоро автобусы с туристами, которые следовали в Австрию или Швейцарию, стали постоянными гостями княжества, лежавшего на их пути, а магазинчик Фальц-Фейна на площади в центре Вадуца оказался очень популярен. Как рассказывал Эдуард Александрович в интервью одной из газет, у магазина сувениров «останавливалось до 30 автобусов, то есть около тысячи человек в день». Кстати, после окончания войны неутомимый барон не забыл о своей спортивной юности. До 1973 года Эдуард Александрович был практически бессменным президентом Лихтенштейнской ассоциации велосипедного спорта.

И все же не в том состоит главная заслуга барона Фальц-Фейна. Будучи высокообразованным человеком, обладающим обширными связями и влиянием, не вспоминая обид, причиненных советской властью на заре ее становления, Эдуард Александрович проявил себя как патриот той страны, в которой родился и с которой навсегда его связали исторические корни.

Одним из основных направлений его меценатской деятельности стала ни с чем несравнимая помощь по возвращению на родину материалов русского исторического и культурного наследия.

Вот всего лишь несколько «эпизодов» из его благотворительных акций. Все началось в 1975 году, когда Эдуард Александрович передал Государственной библиотеке имени Ленина уникальное русское издание XVIII века из коллекции Дягилева-Лифаря, приобретенное им за немалые средства на престижном аукционе. В числе его благодеяний – оказание помощи в приобретении и организация передачи России знаменитого «архива Соколова» – следственных документов по делу об убийстве царской семьи в Екатеринбурге. Также – дар галерее Воронцовского дворца «Портрета князя Григория Потемкина» кисти Боровиковского и поиски материалов и документов о судьбе исчезнувшей в годы войны Янтарной комнаты. По его ходатайству Германия передала советской стороне часть раритетов, некогда составлявших интерьер этой бесценной реликвии. С помощью барона Фальц-Фейна состоялось возвращение на родину праха всемирно известного певца Федора Ивановича Шаляпина. Интересная деталь: отпевание знаменитого певца проходило при участии будущего настоятеля херсонского Свято-Духовского кафедрального собора (Привозная церковь) Бориса Старка. Впоследствии он же осуществлял духовное попечительство и надзор за русским кладбищем Сент-Женевьев-де-Буа. Во время Второй мировой войны могила Шаляпина, похороненного на кладбище Батиньоль на северной окраине Парижа, пришла в запустение. Старк обращался к родственникам певца, живущим  в США, с просьбой разрешить перенести прах на русское мемориальное кладбище, однако безуспешно. В 1984 году прах певца был перевезен в Россию, и немалая заслуга в этом принадлежит еще одному нашему земляку – Эдуарду фон Фальц-Фейну.

Впрочем, перечисление всех заслуг, наград и деяний барона по возвращению на родину культурно-исторического наследия займет немало времени и места в газете. Чем больше узнаёшь о жизни и деятельности барона-мецената, тем острее становится чувство вины за ту историческую несправедливость, которая была допущена в отношении его семьи, а также тех, чьи имена долгое время оставались за семью печатями. Несмотря на бескорыстную деятельность барона Эдуарда Фальц-Фейна, в советский период нашей истории его благие деяния очень редко становились достоянием широкой публики. Так, мало кто знает, что местом проведения летних Олимпийских игр 1980 года Москва была выбрана далеко не случайно. Перед ответственным решением Международного олимпийского комитета в выборе между Москвой и Лос-Анджелесом президент олимпийского комитета Лихтенштейна Эдуард Александрович Фальц-Фейн обращался к каждому члену МОК с просьбой отдать предпочтение советской столице. Неизвестно, какие доводы он приводил, однако Олимпиада состоялась в Москве. Тогда же после более чем 60-летнего отсутствия барон впервые получил возможность посетить свою родину и с детства знакомые места на Херсонщине.

Ныне наш всемирно известный земляк отметил свой столетний юбилей и, конечно же, к празднику получил массу добрых пожеланий и поздравлений, к которым искренне присоединяемся и мы, а вместе с нами и все херсонцы.




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год