«Нам любые дороги дороги...»




Когда-то кто-то мудрый сказал: «В России всего две беды – дураки и дороги»

 

Фраза эта, которую, кстати, приписывают то ли Карамзину, то ли Гоголю, а иногда и самому императору Николаю I, пережила уже не одно поколение людей и смену не одного государственного строя. С тех пор, как прозвучала эта мудрость, пролетело не менее полутора столетий, а ничего не изменилось в нашей жизни. И дураки прекрасно себя чувствуют при власти, и дороги не улучшились. Похоже, для нас эти две проблемы останутся навсегда.

В ХIХ веке, до принятия в 1864 го­ду закона о зем­ских учреждениях, пути сообщения находились в ведении губернского особого о земских повинностях присутст­вия. В него входила губернская строительная и дорожная комиссия с особым штатом инженеров и архитекторов. Основные средства присутствие отпускало на содержание почтовых, военных, транзитных и торговых дорог. Проселочные и маловажные дороги содержали лишь за счет натуральной повинности. Сельские общества поставляли гужевой транспорт и рабочие руки. Помещики и землевладельцы, по чьим владениям проходили дороги, – необходимый для ремонта материал. Причем лишь за редким исключением отдельных участков с твердым покрытием (в основном из местного камня) почти все дороги (даже государственного значения) были грунтовыми, что в распутицу делало их совершенно непроходимыми. Что поделаешь: средств, отпущенных на ремонтные работы, всегда не хватало.

С 1864 года забота о путях сообщения стала прерогативой губернского земства. Впрочем, несмотря на увеличение финансирования ремонтных работ, общее состояние дорог ничуть не улучшилось. Ну а строительство новой дороги с твердым покрытием из камня или щебня и вовсе обходилось баснословно дорого. Так, к примеру, сооружение нового шоссе (всесезонной гужевой дороги) Голая Пристань–Збурьевка протяженностью 22 версты (примерно 23,5 ки­ло­метра) в начале ХХ века обошлось земству в 250 тысяч рублей. Да за такие деньги любое самое «крутое» промышленное производство в Херсоне со всеми потрохами приобрести можно было! Но финансы... За отсутствием должных средств дороги частные и второстепенного значения обычно лишь «латали», засыпая крупные рытвины камнем и щебнем. После первого же хорошего ливня и осенне-зимней распутицы их приходилось «латать» заново. Даже если дорога была в относительном порядке, обычно поселения, находившиеся на ней, тонули в непролазной грязи. В 1899 году корреспондент «ЮГа» беседовал с жителями села Привольное (ныне – село с таким же названием в Николаевской области): «На общественных землях камня в избытке. Крестьяне говорят, если бы приказали каждому вымостить часть улицы против своей усадьбы... – Ну а что ж сами? – Ну да, десять заявят о своем желании, а один – нет, вот и опять ничего не получится. А вот если бы приказали…» Если бы приказали! Впрочем, подобная ситуация наблюдалась и в столице губернии – Херсоне. Дороги здесь уже находились в ведении городской управы. Она же и выделяла средства на их ремонт из своего скромного бюджета. Но так как на большинстве улиц губернского города сколь нибудь твердое покрытие также напрочь отсутст­вовало, то и «латать» приходилось часто и много.

Обязательные постановления, принятые городской управой и полицмейстером, заставляли домовладельцев заботиться о состоянии улиц против принадлежащих им домов. Однако это касалось лишь поддержания порядка, посадки и обрезки деревьев, уборки снега зимой, скалывания
и посыпания льда песком. Незаконные попытки переложить на чужие плечи заботу о ремонте дорог и тротуаров не прошли. Даже в начале ХХ века улицы Херсона представляли довольно печальное зрелище: «Почти месяц назад у нас был ливень, а дороги же до сих пор не исправлены. Нашей горуправе следовало бы позаботиться о скорейшем и капитальном ремонте мостовых, которые во многих местах пришли в такой вид, что езда по ним положительно доставляет страдания», – жаловался в газету херсон­ский обыватель.

Сетовали на со­стояние городских улиц и местные пожарные, которым приходилось мчаться по вызову по ямам и колдобинам в любое время суток. Брандмейстер Федотьев ставил городскую управу перед фактом того, что из 13 имеющихся пожарных водовозных бочек более половины пришли в негодность «благодаря» городским дорогам: «Обслуживать нужды города не могут, так как, не имея рессор, при следовании на пожар по мостовым механизм их всегда портится». В то же время нельзя сказать, что городское самоуправление дорогами вообще не занималось. Работы по замощению улиц камнем вели по мере изыскания средств. В первую очередь как экономически важные мостили улицы, по которым чаще всего возили город­ские грузы, то есть улицы, ведущие в порт и к выходу из города. Вслед за ними привели в порядок некоторые центральные. Каменные мостовые были гораздо долговечнее, скажем, деревянных торцевых, когда покрытием служили шестигранные чурбаки, пропитанные смолой, высотой в 20 сантиметров. Вот только грохот трясшихся по камням экипажей был настолько силен, что у домов, где находились тяжелобольные люди, мостовую приходилось устилать соломой... А еще каменное покрытие мостовых плохо сказывалось на гимназических занятиях. Инспектор херсонской прогимназии, расположенной на перекрестке улицы Эрде­левской (ныне – улица Комсомольская) и Торгового переулка (ныне – улица 21 Января), не единожды пытался обратить внимание городского самоуправления на «сильный грохот, многократно усиленный, по-видимому, имеющимися здесь подземными пустотами».

Проблемы покрытия дорог в Херсоне были успешно решае­мы лишь в советское время, в 1960–1980-е годы. Большинство городских дорог получили асфаль­товое покрытие именно в этот период... А потом вновь наступила разруха, при которой улицами уже никто не занимался. Ямы, ухабы, украденные крышки канализационных люков...

По информации ГАИ, за первую половину 2000 го­да в Херсон­ской области произошло 299 ДТП. В 242 случаях (81%) среди причин звучало «качество дороги».




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год