Большие Чапли – так когда-то назывался заповедник Аскания-Нова




Никто не станет ставить под сомнение постулат, что успех любого начинания напрямую зависит от отношения к нему человека, от его ответственности, желания и вклада личного труда. Пожалуй, только этим можно объяснить то, что основанная в 1828 году герцогом Фердинандом Фридрихом Ангальт-Кетенским овцеводческая колония Аскания-Нова, призванная стать центром разведения породистых саксонских овец в России, сменив двух владельцев, к осени 1856 года стала нерентабельной. Последний владелец, герцог Дессау, который обозревал вотчину лишь из окна экипажа и понятия не имел, что с нею делать, поспешил избавиться от засушливых степей.

Аскания Нова

Так владельцем этих земель стал переселившийся в Россию немец Фридрих Фейн. Новому хозяину Аскании, занимавшемуся разведением овец, удалось не только восстановить и упрочить пришедшее в упадок хозяйст­во, но и без преувеличения в скором времени прослыть «королем овцеводства» на юге империи. Пра­внуку же его, Фридриху Эдуардовичу Фальц-Фейну, суждено было основать на этих землях уникальный заповедник.

А началось это с того, что в 17 лет юный гимназист Фридрих, с отличием сдавший экзамены в Херсонской гимназии, попросил у отца разрешение на постройку вольера для содержания диких степных животных. С этого вольера и началась история ныне известного во всем мире биосферного заповедника Аскания-Нова. Уже после окончания Дерптского университета унаследовавший Асканию и продолжавший заниматься разведением овец Фридрих Эдуардович в полной мере отдает свои силы и финансовые средства для создания первого частного заповедника в России.

Интересно, что первоначальное название основанного им заповедника было Большие Чапли. Потом – Ангальт-Кетен, в честь старинного германского герцогства. И наконец, тоже в честь средневекового герцогства, некогда принадлежавшего германским Фейнам, заповедник стали именовать «Асканией».

В 1887 году в новой Аскании создают зоопарк и закладывают ботанический сад. В 1898 году к существующим заповедным участкам степи было прирезано еще более 600 десятин заповедной земли, которой со дня сотворения мира не касался плуг пахаря. В первозданной, не оскверненной человеком степи появились новые для нее жители, и с каждым годом их становилось все больше – африканские антилопы, лошади Пржевальского, буйволы, страусы, куланы, зубры.

К началу ХХ века здесь уже насчитывалось около тысячи различных видов животных и птиц. Рос и пополнялся редкими видами флоры и ден­дропарк, где стараниями владельца для полива насаждений были устроены колодцы немыслимой глубины.

К слову, в 1898 году, спустя всего десятилетие со дня начала работ, на всемирной выставке в Париже ден­дрологическому парку Фальц-Фейна была присуждена золотая медаль. К концу ХІХ века детище Фридриха Эдуардовича Фальц-Фейна представляло собой сложную заповедную структуру, изучать которую сюда наведывались различные ученые. Так, с асканийским заповедником тесно связано имя русско-польского ботаника и энтомолога, жившего и работавшего в Херсоне, а в советское время заведовавшего ботаническим отделом в Аскании-Нова, Иосифа Пачоского.

Стараниями Фридриха Эдуардовича преобразился, приобрел цивилизованный вид и быт жителей Аскании. Здесь почти в то же время, что и в Херсоне, появились водопровод, телефон, электрическое освещение. Были построены почта, больница, открыта общественная библиотека с большим количеством книг.

Аскания НоваМолва о помещике-новаторе, устроившем на своих землях заповедник, разнеслась далеко по прос­торам империи. В январе 1914 года херсонская газета «Югъ» сообщала: «Министерство внутренних дел заинтересовалось опытами Ф. Э. Фальц-Фейна в имении Аскания-Нова над искусственными природными скрещиваниями разных пород в 1910 году и открыло в имении зоотехническую станцию под руководством И. И. Иванова. На станции ветеринарный врач К. Д. Михайлов работает над вопросами искусственного оплодотворения лошадей, зебр, бизонов, зубров и т. п. Им получен уже ряд разных помесей, работоспособность и выносливость которых испытывается особыми аппаратами. Предстоят скрещивания кроликов с зайцами, овец с козлами и даже кур с фазанами».

В апреле того же 1914 года Асканию посетил российский император Николай ІІ. Увиденное природное чудо привело царя в неописуемый восторг. А один из курьезных случаев, произошедших с Николаем ІІ в Аскании, без устали цитировали все издания, писавшие о посещении им заповедника: «Николай ІІ впервые нарушил дворцовый этикет, запрещающий императору останавливаться у частных лиц в их собственном доме, и воспользовался гостеприимством Фридриха Эдуардовича. В зоопарке на Николая напал петух. Фальц-Фейн обещал посадить его в клетку. “Не надо, – заступился царь – это мой единственный враг, который нападает в открытую”». После высочайшего посещения Фридрих Эдуардович был возведен в потомст­венное дворянство.

Бурный 1917 год стал началом медленного умирания заповедника. И даже то, что в 1919 году особым декретом Совнаркома Аскания-Нова была объявлена народным парком, не избавило ее от разграбления и разрушений в период Гражданской­ войны. К счастью, основатель уникаль­ного заповедного чуда Фридрих Фальц-Фейн, эмигрировавший в Германию, этого уже не видел.

И всё же после установления советской власти правительство нашло силы и средства сохранить заповедник. Впрочем, впоследствии вокруг земель Аскании велись жаркие дебаты и попытки прибрать к рукам ее обширные территории. Но детище Фридриха Эдуардовича не погибло, а сохранило свой заповедный статус, упрочилось и осталось для потомков всё тем же уникальным уголком первозданной природы. В 1994 году заповеднику присвоили незаслуженно забытое имя его основателя Фридриха Фальц-Фейна.




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год