Грудью закрыл амбразуру и… выжил!




В  свои без малого 30 лет Владимир Майборский ничем особым не выделялся из миллионов соотечественников, привыкших к каждодневному тяжелому труду. Батрачил по Украине, во время коллективизации был колхозником, строил порт в Николаевске-на-Амуре, жил в Херсоне, работал грузчиком в местном морском порту, откуда с началом Великой Отечественной войны был призван в Красную армию и стал морским пехотинцем. Воевал достойно, от пуль не прятался.

8-я бригада морской пехоты, в которой служил Майборский, защищала Севастополь – один из последних очагов сопротивления в занятом гитлеровцами Крыму. Невероятно, но однажды вместе с двумя моряками Владимир сумел прорваться на окруженную врагами высотку, где вела бой горстка наших израненных бойцов. Пока раненых выносили через образовавшийся коридор, три моряка отразили 4 фашистские атаки! Этот подвиг был отмечен первой боевой наградой.

Майборский, Владимир ПетровичИ всё же как героически ни сдерживали врага краснофлотцы, Севастополь пришлось оставить. В июле 1942 года моряки 8-й брига­ды получили приказ прикрывать отход из севастопольской бухты последних наших кораблей. По сути, морпехов оставляли на верную смерть. Трижды раненый Владимир отказался покинуть своих товарищей и эвакуироваться «на большую землю». Приказ морские пехотинцы выполнили, отход кораблей прикрыли. Однако во время жестокого боя с гитлеровцами краснофлотец Майборский вновь был ранен и в бес­сознательном состоянии попал в плен. Чудом выживший в концлагере моряк дважды совершал неудачные попытки побега. Его ловили, избивали, вновь водворяли за колючую проволоку. И всё же третья попытка удалась.

После побега были партизанский отряд, пущенные под откос поезда с техникой и живой силой врага, бои с карателями и, наконец, соединение с частями Красной армии в начале 1944-го. Весной того же года в одном из боев Майборский, теперь уже рядовой 351-й стрелковой дивизии, вновь был ранен. После кратковременного пребывания в госпитале снова вернулся на фронт, где был зачислен в 24-ю Самаро-Ульяновскую Желез­ную стрелковую дивизию пулеметчиком. Однако, даже став пехотинцем, Майборский никогда не расставался с тельняшкой и флотским ремнем с якорем на бляхе. А потому к нему навсегда приклеилось прозвище Моряк.

В бою за поселок Погар на Станиславщине (ныне это Ивано-Франковская область) Майборский с санитаром Ляшко первыми достигли вражеских окопов. Забросав гранатами дот, герои ворвались в первые вражеские траншеи. Но шквальный артиллерийский огонь заставил батальон отступить на преж­ние позиции. Майборский и Ляшко оказались отрезанными от своего подразделения. В это трудно поверить, однако два отважных бойца долгое время вели неравный бой на вражеской территории, уничтожив не менее полусотни гитлеровцев и отбив немало атак. Наконец, уже  в сумерках, оставшись один, раненый Майборский метнул во врага последнюю гранату, покинул окоп и ползком добрался до позиций своих. А всего лишь через несколько дней он вновь успешно громил врага.

Спустя две недели моряк Майборский повторил подвиг Александ­ра Матросова. «13 июля 1944 года во время штурма села Черемхов близ Коломыи пулеметчик Владимир Майборский своей грудью закрыл пулеметную амбразуру…» – говорилось в похоронке, полученной родителями Владимира. Впрочем, это был не первый официальный документ о смерти героя.

Уже после окончания Великой Отечественной войны полковник в отставке Юрий Кириллов проживавший в Львове, записал подроб­ности подвига, рассказанные… самим героем!

Как оказалось, наступление наших войск едва не сорвалось, так как внезапно в бой вступила не обнаруженная разведкой огневая точка врага. Батальон, расстреливаемый из пулемета, залег. Подавить гитлеровский дзот вызвался Владимир Майборский. «Моряк» подобрался метров на тридцать к огневой точке: «…Приподнявшись, швырнул гранату и сразу упал. В глазах затуманилось, ноги будто отняло… Пулеметная очередь перебила мне ноги. В сапогах стало полно крови. Чувствую, истеку кровью – не сдвинусь с места, надо торопиться к дзоту… Заработал руками, подтягивая обессиленное тело… Силы иссякают, почти теряю сознание. Мобилизовав всю волю, подбираюсь сбоку к дзоту, бросаю противотанковую гранату и падаю на амбразуру…. Бойцы, увидев, что дзот умолк, бросились вперед и прорвали оборону. А меня санитары положили вместе с другими погибшими. К счастью, один из санитаров понял, что во мне еще теплится жизнь…»

Лишь после окончания войны стало известно, что из нескольких сотен бойцов, закрывших своей грудью амбразуру, удалось выжить всего лишь троим. Среди них был и Герой Советского Союза Владимир Петрович Майборский.




 

Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год