Почему вспомнили об адмирале Ушакове




«Давно отмеченный Грибоедовым недуг части русской общественности ХVIII–XIX вв. – доходившее иногда до подобострастия преклонение перед Западом, перед иностранным, главным образом потому что они иностранцы – сказалось и на посмертной участи Ушакова».

Академик Евгений Тарле

 

И это действительно так. Сама смерть адмирала, последовавшая 2 октября 1817 года, осталась почти незамеченной. Только маленькая заметка, промелькнувшая в московском журнале «Русский вестник» под названием «Известие о кончине адмирала Федора Федоровича Ушакова», да небольшое сообщение в петербургской газете «Северная почта» «О смерти знаменитого адмирала». Еще при жизни Ушакова российские военно-морские издания взахлеб расхваливали гениальность английского адмирала Горацио Нельсона, порой не ведая, а то и забыв, что тот лишь повторял спустя годы нововведения русского адмирала в морских сражениях. Но благодарные британцы в Лондоне на Трафальгарской площади воздвигли многометровую колонну, которую венчала статуя Нельсона. В России же само имя Ушакова было полностью забыто. А сама попытка увековечить имя адмирала произошла при необычных обстоятельствах. В 1913 году в адрес Морского генерального штаба пришло письмо от некоей А. Ф. Ушаковой, проживающей в Петербурге на Васильевском острове по 23-й улице, в доме № 18. Отправительницей его оказалась внучатая племянница забытого адмирала.

«Вынужденная крайне тяжелыми материальными обстоятельствами, – писала Апполинария Федоровна, – я намерена в ближайшее время подать прошение о даровании мне пенсии… Приближающийся 100-летний юбилей со дня смерти деда вряд ли застанет меня в живых. Я обращаюсь к Вам с горячей просьбой – поддержите мое всеподданнейшее прошение и дайте мне, единственной из оставшихся в живых внучке адмирала, дожить свои дни безбедно, достойно памяти деда». К чести тогдашнего морского министра адмирала И. К. Григоровича прошение было удовлетворено и ей назначили пенсию в размере 500 руб. в год. Но «Ушаковская внучка» пробудила интерес не только у министра, но и у высших офицеров морского генерального штаба. В своем прошении к Николаю ІІ они считали желательным найти (!) и восстановить могилу Ушакова, издать полную биографию и краткое жизнеописание. Кроме того, испрашивалось высочайшее повеление «на сооружение в 1917 году памятника, приняв должные меры к ассигнованию необходимого кредита и объявив добровольную подписку по флоту, а также устроив всероссийскую подписку на памятник, давая тем самым обществу возможность почтить подвиги великого русского флотоводца». Заручившись согласием Николая ІІ, морской министр добился утверждения особого комитета по увековечиванию памяти Ушакова в составе великого князя Кирилла Владимировича, вице-адмирала Сорновского, контр-адмирала Гейдена, генерал-майоров Кладо и Степанова, о чем сообщалось в приказе по флоту и Морскому ведомству № 65 от 10 февраля 1914 года. Вскоре были изданы циркуляр о порядке сбора денег по подписным листам и обращение комитета «ко всем, кому дорога слава и величие отечества» с просьбой внести лепту в благое дело. «Кронштадтский вестник», «Словянин», «Русский инвалид», «Северная пчела», «Русское судоходство» и другие массовые издания опубликовали это обращение, перечни библиографических материалов о жизнедеятельности Ушакова, воспоминания о нем ветеранов флота. 6 марта 1914 году на заседании Совета министров слушалась записка морского министра И. К. Григоровича об увековечивании памяти адмирала. Присутствующий император Николай ІІ дал согласие на проведение «по всей империи подписки». Сбор добровольных пожертвований по всей России начался.

В июне 1915 года в Тамбовскую губернию для поиска могилы Ушакова командируется группа особого комитета. Её председатель – действительный статский советник, делопроизводитель Главморхозуправления В. П. Ильинский – вскоре представил морскому министру фотоснимки и описание могилы адмирала. «“Посвящает сей малый знак своей благодарности племянник, капитан-лейтенант Федор Иванович Ушаков”. Наверху – урна из черного мрамора; на ней хорошо позолоченные шар и крест…» А в это время в Петербурге подыскивали место для памятника Федору Ушакову. После обсуждения разных вариантов остановились на Троицкой площади. Было решено установить его возле зимнего катка, лицевой стороной к Неве, почти напротив памятника Александру Суворову, находящемуся на Суворовской площади. Получалось так, что великие военачальники могли как бы продолжать общение друг с другом. Уже велись предварительные переговоры с Художественной бронзово-литейной фабрикой Марана о предстоящем литье статуи адмирала. Именно на этом обрывается нить архивных документов по увековечиванию памяти Ушакова: отсутствие сведений относительно собранных пожертвований, переписка со скульпторами и архитекторами, а также о причинах столь резко помешавших осуществлению задуманного.

Следует отметить, что подобное произошло почти полвека ранее описываемых событий. Тогда создавался грандиозный памятник в честь тысячелетия России. В 1862 году он был установлен в Новгороде по проекту Михаила Микешина. По замыслу автора, по окружности цоколя монумента изображались видные государственные деятели и военачальники, прославившие Россию. Так вот, имя Ушакова вычеркнул сам Александр ІІ.

Лишь в годы Второй мировой войны вспомнили и подняли на щит имя Ушакова – учредили медаль и орден его имени.

На сегодняшний день из всех городов, связанных с жизнью прославленного адмирала, только в Херсоне стоит полноценный памятник Ушакову: пьедестал и бронзовая статуя во весь рост.




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович