Реквием «Товарищу»




Он родился за границей и, вероятно, там же закончит свой путь. Он побывал и на вершине гребней волн, и в низине их падений. Успех и слава чередовались с невзгодами судьбы и физическими недугами. За многолетнюю службу он несколько раз менял свой флаг, постоянное место жительства и порт приписки

 

Рождение

Родился в 1933 году в Германии. Отцом ему стал Гамбург, а матерью – судостроительная верфь «Блом и Фосс». «Младенец» выглядел внушительно: длина судна – 73,6 метра, ширина корпуса – 12 м, высота борта от киля до верхней палубы – 7,3 м, рост составлял 42 м. Корпус у «малыша» был стальной, а «одёжка» его состояла из 25 парусов, общей площадью 1800 кв. м. Счастливые «родители» нарекли первенца «Горх Фок». Именно так подписывал свои романы популярный немецкий писатель-маринист Ганс Кинау. На этом «супруги» не остановились. Они «разродились» ещё тремя судами-близнецами. «Хорст Вессель» появился на свет в 1936 году. После репарации (полное или частичное возмещение материального ущерба, причиненного войной; выплачивается государству-победителю побежденной страной ) получил новое имя – «Игл» – и служил в береговой охране США учебным судном. Не прошло и года, как узнал моря и океаны «Альберт Лео Шлагетер», который после репарации был перекрещен в «Сагриш» и осел в составе португальских военно-морских сил. Последний барк этой серии впервые разрезал море своим форштевнем в 1938 году. После войны его «приютил» румынский флот, дав ему новое имя – «Мирча». Разбросанные по всему свету трое братьев встретились на гонках «Парус-76», но уже как соперники.

 

Становление

Пройдя ходовые испытания, «Горх Фок» вступил во взрослую жизнь. Как всякий законопослушный и трудолюбивый немец, он работал в поте лица. Это на его плечах-реях были обучены морскому мастерству и храбрости сотни кадетов германских военно-морских учебных заведений. Здоровье барка было в отличном состоянии. Многотонные удары морских волн он выдерживал без стонов и скрипов, а резкие порывы ветра мачты и такелаж почти не ощущали. Как вдруг…

 

Возмужание

Судьбы кораблей, как и судьбы людей, тоже ломала Вторая мировая война. Для «Горх Фока» весна 1945 года стала временем его клинической смерти, а порт Штральзунд (Германия) мог быть местом его захоронения. Над водой торчали только его мачты и часть кормы. Около тридцати пробоин зияли в его бортах.

Модель "Товарища"По репарации судно отошло победителю – Советскому Союзу. Парусник был поднят и отбуксирован в порт Висмар (Германия), где немецкие судоремонтники подлатали и «подлечили» барк. По неуточненным сведениям, на судне был установлен дизель-генератор из бункера берлинской ставки Адольфа Гитлера.

В 1950 году под советским флагом и с новым именем – «Товарищ» – парусник взял курс на Лиепаю (Латвия). Там судно должны были оснастить парусным вооружением и укомплектовать штатом. Моряков, знающих парусное дело, были единицы, а курсантов, которые прибыли на практику, нужно было ещё обучать. Дважды «Товарищ» выводили в море, чтобы снова научить ходить под парусами. Во время второго похода барк чуть не перевернулся: из-за не вовремя убранных парусов судно достигло крена в 48 градусов.

8 июля 1951 года под командованием капитана Ивана Трескина «Товарищ», подняв все паруса, взял курс на Черное море. 28 августа барк прибыл на новую родину. После недельного отдыха, 6 сентября, с курсантами на борту «Товарищ» вышел в Черное море, чтобы к осенним штормам вернуться в новый дом и гавань – Херсон. Именно с этого дня ведётся трудовой стаж «Товарища» – судна, сменившего флаг, подданство и порт прописки.

 

Зрелость

Благодарный за спасение от смерти, барк продолжал честно трудиться. Он 12 раз обогнул земной шар по экватору, прошел более 500 тысяч миль (около 936 тыс. км), побывал в 102 портах 86 стран, обучил морскому делу свыше 15 тысяч воспитанников морских учебных заведений, в том числе из 12 иностранных государств, снялся в более 30 художественных и документальных фильмах. «Товарища» (одно имя чего стоит!) принимали за своего от Индонезии до США, от Балтики до Южной Америки.

В 1974 году парусник решил (чем черт не шутит) участвовать в гонках. И довольно успешно: первое место в своём классе судов и АБСОЛЮТНОЕ первенство среди всех участников гонки. «Товарищ» был награждён «Звездой морского содружества» (изготовлена из гранита с известного грозными бурями мыса Горн) и большим флорентийским кубком.

Не покидая основного места работы (обучение мореходному делу курсантов морских училищ), «Товарищ» в 1976 году снова вышел на стартовую линию всемирных гонок парусных судов. Бороться за первое место барку было труднее, чем два года назад. Дело в том, что состязаться вышли его родные братья – «Игл» и «Мирча» – а также тёзка по его первому имени – «Горх Фок» (ФРГ). И хотя родственники выступили неплохо, а «Горх Фок» на третьем этапе гонки даже пришел первым, «Товарищ» по сумме набранных очков занял первое место в своём классе и абсолютное в общем итоге. Его кают-компанию украсили призы: большой уникальный разнос, модель парусника и сувенирный барометр. Победа далась нелегко. Об этом говорит следующий факт. В штурманской рубке барка висела таблица, в которой указывались варианты несения парусов при ветрах различной силы, обеспечивающие безопасность плавания. Тогда в регате при ветре в 7 баллов (допускаемая парусность – 20% от общей площади) «Товарищ» летел на всех парусах! Барк выдержал ветер и не подвёл капитана. А победителей не судят.

В 1983 году «морской волк» отметил своё 50-летие. Незадолго до этого (1980 год) парусник прошел серьёзный курс «лечения» на югославских верфях. И хотя у «Товарища» не иссяк «порох в пороховницах», гонять по морям и океанам, оспаривая призы у своих более молодых соперников, «врачи» категорически ему запретили. Но и на пенсию барк не собирался. Он продолжал делать свою повседневную работу – ходил в дальние плавания с курсантами Херсонского мореходного училища и других морских учебных заведений.

 

Болезнь и бомжевание

Пока «Товарищ» находился под крылышком Министерства морского флота СССР, ему жилось неплохо: кормили, лечили, одевали. В начале 1990-х годов барк передали в «сухопутное» Министерство образования Украины. Где уж им понять морскую душу парусника и его потребности! Да и сами они жили беднее канцелярской крысы. К тому времени старичок-парусник серьёзно заболел. Уж больно соблазнительным стало для «Товарища» предложение британского «Общества друзей парусников» об оплате «лечения» больного барка. После предварительного осмотра «тела», его лечение оценили в 500 тыс. фунтов стерлингов ($ 783 тыс.). Ободранный парусник, кривясь и стеная от боли, сам, своим ходом одолел 6000 миль (11512 км), чтобы попасть в британскую «клинику» – судоремонтную верфь Тайн. Больного «уложили» в сухой док. После чего состоялся консилиум специалистов, которые были удивлены, как вообще «Товарищ» сумел добраться до берегов Англии. Местами обшивка его корпуса была настолько тонкой, что, казалось, сквозь неё можно заглянуть внутрь. Потому сумма ремонта парусника подскочила до 2 млн. фунтов стерлингов ($ 3 млн. 133 тыс.). Оплатить такую сумму не могли ни Родина-мать, ни английские меценаты парусного спорта. А дорога в родной Херсон – смерти подобна.

Парусник "Товарищ"Когда-то одетый во все белоснежное, владелец множества международных наград и призов, известный почти во всех портах мира, «Товарищ» стал изгоем. Его, как беспомощного старика, вначале перебросили в Ньюкасл. Оттуда больной, но мужественный парусник своим ходом доковылял до Мидлсбро (60 км). Здесь «Товарищ» снова подвергли тщательному осмотру, который пополнил историю его болезни ещё на 70 страниц.

Вдруг блеснул луч надежды. В декабре 1998 г. группа поддержки по спасению «Товарища» получила предложение перевести барк для ремонта в немецкий порт Вильгельмсхафен. Но практичные немцы просто использовали старичка как один из экспонатов Ганноверской всемирной выставки 2000 года «ЭКСПО на море».

Прошедшие два года Украина ежемесячно перечисляла 15 тысяч марок на оплату стоянки и зарплату вахтенной команде! Здоровье «Товарища» за прошедшие семь лет настолько ухудшилось, что выйти самостоятельно в море он уже не может. К тому же барк стал бомжем, в прямом смысле этого слова. Его судовые документы просрочены. Потому покинуть берега Германии до их восстановления он уже не может.

А ведь ещё семь лет назад нашелся чиновник, который хотел спасти «Товарищ» и вернуть в родной порт Херсон. И было это тогда вполне реальным. Им оказался ректор Одесской Государственной морской Академии В. М. Залетов, который в письме Министру образования Украины в 1995 году предложил отбуксировать барк в Херсон без всякого ремонта. Но, увы!

Помянем «Товарища» добрыми воспоминаниями. Когда он возвращался под крышу дома своего – порт приписки Херсон – для херсонцев это был всегда праздник. Набережная Днепра (пр. Ушакова) заполнена курсантами двух мореходок, родственниками, девушками и друзьями «мореманов», а то и просто зеваками. Гремит духовой оркестр. С берега слышно, как по мегафону с мостика звучит команда: «Убрать паруса!» Курсанты-практиканты по вантам взбираются на реи. Швартовые группы застыли на местах, на главной палубе готовят парадный трап к спуску. Не успели ещё швартовые концы лечь на кнехты причала, как курсанты уже спускаются с рей, закончив уборку парусов. И вот уже на причале вдоль судна выстраивается экипаж «Товарища». Звучит доклад капитана начальнику училища об окончании рейса. После него встречающие могут подняться на борт судна. А дальше, как во все времена: цветы, рукопожатия, объятия, поцелуи.

Запомним нашего «Товарища» именно таким, когда он, слегка покачиваясь, добродушно поскрипывал и кряхтел, касаясь кранцами стенки отчего порта.




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович