«В моей судьбе ты стала главной, родная улица моя…»




Это было, еще когда херсонцы даже не могли представить, что такое телевидение. Когда ценили открытое общение друг с другом. И местом общения, естественно, была Суворовская улица. Полноценная жизнь здесь начиналась часам к девяти вечера, когда солнце закатывалось за горизонт и на город опускалась прохлада. Улица запружена настолько, что пробиться через всю эту праздношатающуюся публику было весьма затруднительно.

Улица Суворовская сегодняПо Суворовской прогуливались степенно. Еще бы! Надо же и себя показать, и на людей посмотреть. Кстати, дефилировать по Суворовской вечером могли не все. Барышням комильфо (люди, следующие светским правилам) в одиночку гулять по улице запрещалось категорически. Когда херсонские дамы обратились к губернатору Николаю Гревеницу по вопросу об улучшении освещения на Суворовской, тот ответил: «Порядочные женщины по ночам сидят дома». Классический ответ бюрократа столетней давности! Кстати, тогда по четной стороне Суворовской дефилировали милые создания в поисках женихов, а по почетной нечетной - остальные девицы, которых под ручку прогуливали местные ловеласы. Отбывавший ссылку в Херсоне осетинский поэт Коста Хетагуров так писал о променаде по Суворовской улице: «Женского персонала видимо-невидимо! На одного проходящего мимо кавалера (я вчера серьезно считал) приходилось 6-8 девиц и дам...» Ну а информацию о «приколах» на Суворовской даже газета «Херсонское слово» периодически публиковала на своих страницах. Вот одна из публикаций: «Для того чтобы услышать на Суворовской от нахала дерзость, не надо быть непременно порядочной женщиной. Если видишь у ресторана г-на Грипченко пьющего шампанское франта - это еще не означает, что у него есть чем расплатиться за оное. Если там же кокетка просит у тебя денег - это еще не означает, что она любит тебя. Если человек умер - это еще не означает, что он лечился у хорошего врача».

Шли годы, десятилетия. И чего только не делали со старушкой-улицей: сносили старинные кварталы, чтобы выйти к пивному «Океану»; вспарывали асфальт, чтобы покрыть улицу плитами, на которых при проезде в колясках у деток зубки стучали словно кастаньеты, а у их мам ломались шпильки каблуков; сдвигали памятники; «европеизировали» фасады зданий архитектуры памятников... Сегодня нет архитектурной целостности улицы. Есть улица Суворова «досальдовская» и «сальдовская» (от проспекта Ушакова до улицы Карла Маркса). Когда-то предсказывали, что Суворовская станет подобием московского Арбата. Но в ней больше просматривается турецкий базар. С каждым годом она обезличивается. Однако херсонцы вот уже третий век неизменно любят свою Суворовскую - как бы она ни выглядела.

 

 




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович