Так рождался судозавод




За годы активной деятельности Херсонского судостроительного завода (1951-1992) с его стапелей сошло почти 250 единиц различных как по водоизмещению и грузоподъемности, так и по назначению судов. Танкеры, сухогрузы, научно-промысловые и ледокольно-транспортные, контейнеровозы, рудовозы, буксиры, лихтеровозы, снабженцы... Среди них были и уникальные суда: комплексно-автоматизированное «Светлогорск» и плавбуровое «Арктикшельф».

 

Мысль о возведении судостроительного завода в Херсоне родилась в кабинетах Совета Народных Комиссаров. 27 ноября 1945 года Минсудпром СССР издал приказ о начале подготовительных работ по выбору площадей для верфи, её проектирования и строительства. В конце июня следующего года министерская комиссия, обследовав окрестности Херсона в радиусе 10 километров, остановилась на двух вариантах места строительства будущей верфи: побережье Днепра в районе поселка Киндийка и восточная часть Карантинного острова. С учетом перспективного развития завода требовалась территория 65-70 гектаров. Для этого условно подходил вариант Карантинного острова. На нем правительственная комиссия и остановилась, а собственник земельного участка - херсонский горисполком - поддержал её, считая, что строительство завода в городской черте не только обеспечит рабочие места горожанам, но и окажется полезным при восстановлении городского хозяйства, разрушенного войной.

Однако перед началом строительства возникло препятствие: вдоль Днепра размещался рыбацкий хутор из 100-150 дворов. Его жителей нужно было переселить с насиженных несколькими поколениями мест. Они должны были лишиться реки, которая давала им работу, основного источника заработка, а также подсобного хозяйства - корова, поросята и другая живность. В каждом дворе имелись огород и фруктовый сад. Излишки плодов и овощей тоже давали людям определенную копейку. Да и сам переезд в неведомо куда вызывал тревогу хуторян. Власть постановила переселить людей до июня 1948 года. 24 апреля 1947 года министр судпрома назначил директором строящегося завода Тимофея Сафронова. Вопрос о переселении жителей рыбацкого хутора, территория которого входила в границы будущего завода, могли решить только местные власти. Конечно, первому секретарю обкома партии Алексею Федорову деваться было некуда, ведь решение о строительстве завода было принято на всесоюзном уровне. Поэтому он попросил новоиспеченного директора: «Очень прошу не обижать жителей Карантинного острова, строения которых будут перевозить на другие участки. Им необходимо оказать помощь транспортными средствами. Особенно справедливо следует подойти к оценке их имущества, учитывать не только основные строения, но и все пристройки, а также деревонасаждения, как плодовые, так и декоративные».

Закладка первой секции несамоходной баржи на временной площадке. 15 июля 1951 годаСтроили завод зэки. Строительная площадка представляла собой закрытую зону, огороженную высоким забором, обнесенным несколькими рядами колючей проволоки и установленными сторожевыми вышками по всему её периметру. Вначале возвели бараки для заключенных, казармы охраны, баню-прачечную и вольеры для собак. Часть заключенных на грузовых автомобилях, в клетках вывозили в Чернобаевский карьер, где они добывали и пилили камень, который шел на строительство основных цехов и производственных помещений.

Строящаяся верфь требовала тысячи тонн различных грузов. А доставить их на промплощадку можно было только автомобилями по деревянному наплывному мосту через реку Кошевая. Много затрат сил, средств и времени доставляла перевалка грузов с железной дороги. Поэтому было принято решение о строительстве сразу двух мостов через Кошевую: автомобильного и железнодорожного. Последний был сдан в эксплуатацию 10 июля 1950 года. Впоследствии, когда большое количество жилья для работников ХСЗ в основном было построено в Жилпоселке и Жилмассиве, которые находились на значительном расстоянии от завода, было открыто пассажирское движение от железнодорожного вокзала до острова. Регулярные рейсы начались в марте 1953 года.

Корабелы не ждали завершения строительства цехов и стапелей. Работа шла параллельно. Первая продукция завода - неуклюжая, небольшая баржа (см. фото) длиной 43 метра - вызывала гордость судостроителей: с неё открывался счет судам с маркой ХСЗ. При её спуске не обошлось без неожиданностей. Момент был ответственный и торжественный, когда прозвучала команда: «Выбить стрелы! Рубить задержники!» И тут случилось непредвиденное. Баржу удерживали от спуска двумя канатами: кормовым и носовым, которые должны были одновременно разрубить две гильотины. Что-то в них не сработало - перерубился только кормовой. Создалась угроза заклинивания баржи на спусковых полозьях. Тогда такелажных дел мастер Г. А. Стукан топором рубанул по носовому канату. Заскрипели полозья, баржа вздрогнула и с большим перекосом понеслась в объятья Днепра. Тишину разорвало громогласное «ура!» Заводчане поздравляли друг друга, жали руки, хлопали по плечам. Так 12 октября 1951 года стало Днем рождения завода и первой точкой отсчета спущенным судам.

Фото из книги «Херсонский судостроительный завод.

 

 




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович