Шерстомойки в Херсоне




Овцеводство на Херсонщине зародилось два века назад. В 1803 году два местных предприимчивых помещика Рувье и Вассал завезли из Испании на военном корабле сто баранов «лучших отродий» (пород). Климатические и почвенные условия херсонских степей были настолько благоприятны для «новоселов», что уже через неполных 50 лет по ним бегали более полумиллиона (560,8 тысячи) голов.

Столь бурный рост поголовья овец дал толчок появлению на Херсонщине новых предприятий, связанных с обработкой шерсти, которая пользовалась большим спросом за границей. Естественно, больше стоила мытая шерсть. Из 18 шерстомоечных предприятий, существовавших в Херсонской губернии, 12 были расположены в Херсоне. Первая шерстомойка начала работать в 1828 году (владелец Деминитру). Развитию шерстомойного дела город обязан губернатору Карлу Сен-При, который пригласил из Франции специалиста этого дела Петра Муллена. Последний учел два фактора развития в Херсоне этой отрасли промышленности: водный способ доставки шерсти из уездов губернии и, самое главное, низкое содержание солей в днепровской воде. А Карантинный остров по своему географическому положению оказался самым благоприятным местом для расположения на нем шерстомоечных предприятий. В 1846 году здесь было сооружено 9 шерстомоек. На них трудились около 3 тысяч херсонцев. Ежегодно они перерабатывали до 200 тысяч пудов (3200 тонн) шерсти на сумму 568 тысяч рублей. В начале развития шерстомойного дела владельцы заведений Вассал и Аллар столкнулись с недостатком рабочих рук. Для херсонцев дело было непривычным и они с неохотой нанимались на эти работы. Потому предприниматели пускали в ход приманки: празднества перед открытием и закрытием рабочего сезона за свой счет. Когда спрос на работников превысил предложение, то праздники отменили, а зарплату снизили. Работа на шерстомойках была сезонной – с середины апреля по сентябрь включительно.

Технологический процесс водной обработки овечьей шерсти описан в книге А. Н. Демидова «Путешествие в южную Россию и Крым». Вот что подметил автор: «…Когда они уехали, мы сели обедать, а потом осматривали шерстомойное заведение нашего гостеприимного хозяина. Оно устроено на большом острове, образуемом рукавами Днепра, и состоит из многих деревянных зданий. В верхнем этаже работают женщины, которые расщипывают шерсть, уже вымытую, и разбирают ее по сортам. В нижнем настроено много чуланов, из которых в каждом хранится особого рода шерсть. Здесь же находится пресс. Этим прессом уминаются тюки с шерстью. Он состоит из простого винта, поворачиваемого посредством горизонтальных рычагов, а потому далеко не представляет тех выгод, какие можно иметь с помощью гидравлического пресса. При осмотре промывки нам представилось зрелище истинно живописное, носившее такой отпечаток местного характера, что нельзя оставить его без описания. Чаны, в которых производится мытье шерсти, установлены на плотах; мытьем занимается двести девушек от 17 до 20 лет, находящихся под надзором нескольких пожилых женщин. Мы приходили тотчас после обеда, когда рабочим дается отдых. В жаркую погоду молодые работницы, по существующему здесь обычаю, употребляют время отдыха для купания; а потому на плотах не было почти никого. Зато вокруг плотов по реке было рассеяно множество плававших девушек, которые оставили на берегу решительно всю свою одежду, вероятно для того, чтобы им не тяжело было плыть. Впрочем, зрелище это никого не удивляло, кроме нас: здесь женщины нисколько не стыдятся купаться вместе с мужчинами, и это не мало не служит в ущерб их нравственности».

Купание работниц голышом вовсе не говорит о падении их нравственности в понятии того времени. При работе с шерстью мелкие обрезки последней проникали за одежду женщин и приклеивались к их потным телам, вызывая зуд и неприятные ощущения. Избавиться от ворсинок шерсти можно было лишь окунувшись обнаженным телом в воду.

Динамика шерстомоечного производства росла. Если в 1856 году в Херсоне вымывали шерсти на 1,124 миллиона рублей, то уже в 1861-м – на 1,72 миллиона рублей. Первый удар по бизнесу экспорта мытой шерсти из Херсона нанесли США: они резко взвинтили размер пошлины на ее ввоз в свою страну. А на внутреннем рынке Российской империи из-за дороговизны доставки мытой шерсти из Херсона местные предприниматели не могли выдержать конкуренцию с теми, кто привозил ее потребителю из ближайших мест производства. Вследствие этого из Херсона стали вывозить грязную шерсть, которую промывали уже на месте потребления. Поэтому к концу ХІХ века шерстомоечное производство в Херсоне практически прекратилось. В 1895 году осталось всего три шерстомойки, на которых работали 24 человека.




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович