Один день на херсонском Привозе




«Интересно посетить южную часть города, где находится так называемый Привоз...»

А. И. Фирсов, «В Херсоне», Исторический вестник № 10, 1905 год

 

Пока Одесса закладывала свои первые камни, в Херсоне (с 1792 г.) давно уже процветал Привозный рынок, а в народе - Привоз. Занимал он довольно солидную площадь - чуть более 7 гектаров. На плане города Привоз был очерчен квадратом современных улиц: 9 Января, Советская, Михайловича, 21 Января.

В начале прошлого века население Херсона вплотную приблизилось к стотысячному рубежу. В городе функционировало несколько базаров: Зеленый, Ленивый, Забалковский, на Военном форштадте, Рыбный, Сенный, Польский. Но центром торговли Херсона и близлежащих сёл был Привоз. При этом он был не только местом купли-продажи. Привоз был зеркалом, отражающим социально-экономические отношения разных слоев населения Херсона. Это была яркая галерея разнообразных характеров, типажей, костюмов. Здесь сталкивались представители всех социальных слоев города: от богатых барынь, приезжавших в собственных экипажах в сопровождении лакеев и горничных, до нищих, от купцов-миллионеров до бродячих торговцев, от известных коллекционеров, искавших на Привозе пополнения своих собраний, до бедняков, покупавших подержанные вещи.

Херсон. Базар на ПривозеПройдемся по Привозу конца ХІХ - начала ХХ веков. За квартал до базара уже слышался шум, напоминавший гуденье пчел. Зазывали покупателей торговцы и приказчики, кричали разносчики кваса, воды и сбитня, причитали нищие, шумели и галдели пьяные, которых всегда было здесь много. С возов шла бойкая торговля овощами и фруктами, солеными огурцами и кислой капустой, сеном, овсом, пшеницей и рожью. Свои изделия расхваливали сельские кустари: гончары, корзинщики, бондари, колёсники, сундучники, ложкари. В отличие от рынков наших дней, на Привозе строго соблюдали принцип деления на ряды. Торговля однородными товарами размещалась по линиям. Как говорится, со свиным рылом в калашный ряд не лезли. С одной стороны, такое деление, бесспорно, проводилось в интересах покупателя, который мог приобрести то, что нужно, в определенном месте. С другой стороны, это усиливало конкуренцию между торговцами, влияло на цены и широту ассортимента. Как и ныне, спустя более ста лет, каждая лавка имела свой порядковый номер на вывеске и на стекле входной двери. По всем рядам и линиям Привоза шныряли многочисленные жулики: карманники, профессиональные игроки в орлянку, в кости и в «три листика», предсказатели будущего. А какой же базар без цыган? Общий гам по рядам базара перекрывали зычные зазывающие голоса точильщиков, «холодных» сапожников, чинивших обувь прямо с «ноги», уличных парикмахеров, писцов, которые тут же писали письма и челобитные для неграмотных клиентов.

Если к западу пройти мимом торговых рядов, лавок и магазинов, то можно было выйти к «толкучке» (около нынешней улицы Михайловича). Правда, тогда говорили «толчок». Рядом с продавцами ношеных вещей здесь развернули свою деятельность «маклаки» (прообраз сегодняшних «кидал»). Легковерному покупателю (как говорят нынче - «лоху») они предлагали действительно хороший товар, прельщая его дешевизной. Во время вручения покупки «маклаки» всучивали, к примеру, брюки с одной штаниной или сапоги на картонной подошве. Отсюда к нам пришли выражения «рыночная вещь», «рыночная работа», как синонимы фразы «товар плохого качества».

С наступлением обеденной поры люд тянулся к обжорному ряду. Пообедаем и мы вместе с писателем и этнографом Александром Афанасьевым-Чужбинским, который посетил Херсон в 1861 году и описал Привоз в книге «Поездка в Южную Россию». «Западная сторона Привоза обстроена целым лабиринтом чуланчиков со скамейками, где продаются кушанья для простолюдинов: борщ, уха, лапша, жаркое и сбитень. Но обед, собственно, здесь не готовится. Торговки привозят его из своих домов, отстоящих от базара иногда довольно далеко: необходимую же температуру в больших горшках поддерживают тем, что плотно закутывают их множеством тряпок, разумеется, сильно запачканных сажей и пропитанных жиром. Потребитель должен приносить с собою только хлеб, а посуда и ложка - к его услугам. Хлеб, впрочем, здесь очень дорог, так что фунт (0,41 кг) ржаного не обходится дешевле 3 копеек. Борщу можно потребовать от 3 копеек, а с незнакомых в виде предосторожности предварительно требуют деньги вперед. Раза два мне случалось видеть, что подобная неделикатность имеет основание». И ещё писатель отметил интересный факт: «...Главная отличительная черта херсонского базара (Привоза) - целые пирамиды апельсинов и лимонов, из которых первые потребляются здесь в большом количестве». Далее он замечает: «И среди этого неумолкаемого гама, среди вечного движения, одна возле другой возвышаются две церкви, расписанные снаружи и богато убранные внутри - один из богатейших приходов. Недалеко, но совершенно в стороне стоит мясной двор, а возле бывшего канатного казенного завода (район нынешнего Центрального рынка. - Примеч. авт.) расположен рыбный базар, на котором, кроме рыбы, продаются и другие жизненные припасы».

Приблизительно в 1806 году на Привозной площади был построен гостиный ряд, который представлял собой сплошную колоннаду с внутренней проходной галереей. Сооружение было двухэтажным в виде буквы «П». На первом этаже были расположены лавки и магазины, второй отведен под склады. Внутри П-образного двора шли сводчатые аркады (ряд одинаковых арок, опирающихся на столбы. - Примеч. авт.). В них выставляли крупногабаритные товары: мебель, сундуки, наряженные манекены.

Со временем Привоз уже не удовлетворял потребностей разросшейся торговли. К тому же мелких торговцев не устраивала высокая арендная плата. Вот и появились за пределами Привоза многочисленные палатки, большие лотки под брезентовыми навесами. Тут же шла торговля с «развала». Прямо на земле, на мешковине или рогоже торговцы раскладывали свой нехитрый товар. Именно так родился Торговый переулок (ныне улица 21 Января). Угол улиц 21 Января и Декабристов до конца 1960-х годов среди старожилов Херсона именовался как «биржа». Во время Привоза на этом месте нанимали для разовых работ маляров, стекольщиков, плотников, грузчиков, землекопов, кровельщиков.

В Херсоне топливо всегда было дефицитом. Бедный люд в холодную пору согревал свои жилища камышом. Более богатые горожане покупали дрова на Привозе (угол улиц 9 Января и Михайловича), которые продавали с телег вязанками. Покупку грузили на ручные тележки или просто взваливали на спину тут же нанятому грузчику. Продавали дрова и непиленные, в виде длинных круглых чурбаков. На Привозе всегда можно было нанять пильщиков дров: они толпились вокруг возов с пилами, обмотанными тряпками, и с топорами за поясом.

Хотя стоимость всех товаров на Привозе была значительно ниже, чем в городских магазинах, покупать их «без запроса» (без торговли) было признаком плохого тона. Покупатель лишал себя и торговца определенной доли развлечения и азарта. Отсюда и пошло выражение «торговаться, как на рынке».

К вечеру торговля на Привозе затихала постепенно. Первыми уезжали на своих возах крестьяне, чтобы успеть засветло добраться до своих сел. Затем расходился «толчок». Праздно шатающиеся херсонцы не торопились покидать Привоз. Они толпились у тира, каруселей и других зрелищ. То тут, то там слышался грюк ставен и лязг засовов. Это уже начали закрываться лавки и магазины. Базарные сторожа, не торопясь, затягивали арки гостиного двора цепями, соединяя их между собой огромными амбарными замками. С наступлением темноты, вооружившись колотушками и спустив с привязи собак, сторожа начинали первый обход Привоза.

С рассветом центральный базар Херсона вновь пробуждался: сматывали цепи, открывали лавки. Скрипя несмазанными колесами въезжали крестьянские телеги, в обжорном ряду торговки выставляли обмотанные в тряпки горшки со снедью. Не пройдёт и часа, как Привоз зашумит, загудит, повторяя день ушедший.

Р. S. Привоз как центральный базар Херсона прекратил своё существование по решению городских властей в 1930-е годы. Его переместили в район нынешнего Центрального рынка, дав ему имя, соответствующее веянию того времени, - Красный базар.

 

 




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович