Прерванный полет, или Расследование зашло в тупик




В «Гривне-СВ» № 15 от 8 апреля этого года была опубликована статья «Прерванный полет, или Незаконченное расследование». Публикация не осталась без внимания херсонцев. Подтверждением тому служат новые факты в деле установления личностей погибших летчиков

 

В 1985 году автор статьи не смог добиться разрешения на эксгумацию могилы. Спустя три года это сделал генерал-майор В. М. Жирнов. Под натиском бывшего фронтовика херсонский обком компартии все же дал добро на вскрытие могилы для установления личности людей, захороненных в ней.

Обновленный памятникКак происходила эксгумация и что обнаружили под памятником, рассказывает член комиссии, бывший начальник 4-го отделения Суворовского райвоенкомата Анатолий Ковляха: - В апреле 1988 года я был назначен членом комиссии, которая должна была присутствовать при вскрытии могилы на городском кладбище под надгробным памятником с надписью: «Летчики. 3 человека. 1941 г.». Кроме меня в состав комиссии вошли представители прокуратуры, райисполкома, милиции Суворовского района, а также областного бюро судебно-медицинской экспертизы, краеведческого музея, газеты «Наддніпрянська правда», военруки ПТУ № 1 и школы № 30. Комбинат коммунальных предприятий выделил двух рабочих, имеющих опыт вскрытия могил. У них, кроме двух видов лопат, сита, кистей, были еще противогазы. На глубине примерно 2,2 метра землекопы наткнулись на деревянную крышку гроба. Его обкопали вокруг по периметру. Я подумал, что после того как очистят от земли, его подымут наверх. Но землекопы надели противогазы и один из них ударил лопатой по ящику, который тут же рассыпался на мелкие кусочки. При этом раздался хлопок и поднялось облачко черного газа. Я почувствовал приторный привкус во рту и отошел от края могилы. Рабочие через сито просеивали землю и все найденное подавали наверх. Различные фрагменты человеческих костей нам ни о чем не говорили. Их тут же брал судмедэксперт и раскладывал на расстеленном брезенте по системе, понятной только ему. А вот вещи сразу же приковали наше внимание. Находок было мало: часть пружины от форменной фуражки, четыре пуговицы с якорями, кусок черной ткани от кителя и «краб» - так на флоте называли кокарду на фуражке. Она была практически целой: золотые нити шитья блестели в лучах весеннего солнца. «Краб» указывал на принадлежность летчиков к ВВС Черноморского флота.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

По приказу военного командования в середине ноября 1943 года в Скадовске была создана специальная авиагруппа ВВС Черноморского флота, приблизившая авиацию к объектам противника. Главной её задачей было разрушать коммуникации с целью сокращения грузоперевозок врага.

Анатолий Ковляха продолжает рассказ: - Из останков было найдено два черепа и груда костей. Осматривая последние, судмедэксперт сделал заключение, что в могиле похоронены три человека. Причем один из них - женщина в возрасте 20-22 лет. Действительно, через некоторое время рабочие подали наверх третий череп, с прилипшим к нему клоком волос длиной около 25 см. На вопрос, почему ящик захоронения не соответствовал росту среднего человека, эксперт предположил, что при падении самолета на землю (возможно, пилот пытался вывести его из пике) части его корпуса срезали им ноги. Ни медальонов, ни личного оружия или других предметов обихода не было найдено. Все это наводит на мысль, что летчики были погребены немцами. Наши никогда не свалили бы в один ящик трех человек, да еще положив их «валетом»: мужчин головами в одну сторону, а женщину - в противоположную. Немцы очень остерегались эпидемических заболеваний, поэтому и глубина захоронения довольно значительная. И все же мизерные находки при эксгумации подтвердили версию старожилов Херсона, что именно в 1943 году над железнодорожным вокзалом немецкой зениткой был сбит советский бомбардировщик морской эскадрильи, базировавшейся в Скадовске. Что касается даты - «1941», то когда я жил в доме рядом с заводом имени Петровского, еще в 1971 году невдалеке стоял обычный крест. Так вот, последнюю цифру кто-то умышленно пытался затереть. Вероятно, это был очевидец трагедии, и так он пытался выразить свое несогласие с неправильно указанной датой.

По окончании эксгумации рабочие сложили останки в маленький, почти детский гробик, и отнесли его в складское помещение. Эксперт сообщил нам, что как только будут выделены деньги, черепа погибших будут отправлены в Московский институт криминалистики. Там по методу Михаила Герасимова с них сделают скульптурный прижизненный вид. По их фотографиям в архиве Минобороны СССР произведут идентификацию с личными делами пропавших без вести летчиков эскадрильи, базировавшейся в 1943 году в Скадовске. Протокол об эксгумации составлен не был. О дальнейшей судьбе останков погибших летчиков мне ничего не известно.

 

 




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович