Как американский корсар – адмирал флота Российского – защищал Херсон




«…Не реял на нём пиратский флаг, черен иль ярко-ал. То звёздный флаг летел над ним, то гюйсом он щеголял. Он команду мою взял, будто взаймы, мне про Закон говоря, Но когда я её попросил назад, он сказал, что она не моя».

Редьярд Киплинг, «Баллада о трех капитанах»

 

Эти строчки английского писателя, автора «Маугли», посвящены американскому капитану, дерзко dзявшему в плен английское судно. Описанный факт был в действительности. Имя капитана было известно Киплингу, но из чувства патриотической ненависти к нему он его на протяжении всей баллады не назвал. Кто же этот корсар и как он оказался в Херсоне?

Начало с конца 11 июля 1792 года. Париж.

Консьержка одного из домов на Монторгейль обратила внимание, что один из постояльцев вторые сутки не выходит из комнаты. Она вызвала полицию. Поскольку дверь не открывали, пришлось взломать замок.

На бедной постели, в полной форме адмирала Российского флота, скрестив на груди руки, лежал человек с распухшими ногами. В изголовье кровати висела шпага с золотым эфесом. Под подушкой нашли французский крест «За боевые заслуги». Из личных вещей полиция обнаружила только небольшой, обшитый корабельной парусиной матросский рундучок, в котором находились несколько пар штопаного белья. Осмотрев покойника, полицейский врач констатировал смерть и её причину – водянка.

По книге регистрации постояльцев дома определили имя умершего: Джон Поль Джонс. Его как бездомного похоронили на одном из парижских кладбищ.

А было время, когда его имя не сходило со страниц европейских газет и донесений секретных служб России, Англии, Франции, Турции и Америки (во время описываемых событий – Североамериканские Соединенные Штаты, ССШ).

Джон Поль Джонс Корсар американского ВМФ

Из досье английской разведки: «Джон Поль Джонс, 1747 года рождения, шотландец. Офицер королевского флота. Роста невысокого. Лицо округлое. Волосы редкие, рыжие. Кожа лица смуглая. Глаза голубые. Телосложение среднее. Честолюбив. Вспыльчив. Отлично владеет холодным и огнестрельным оружием. Смел, дерзок, непредсказуем. За измену присяге и короне приговорен к смертной казни. Личный враг короля Георга ІІІ. Государство, предоставившее убежище преступнику, – враг Англии».

Чем же заслужил Поль Джонс столь суровое отношение к нему короля?

Джон родился в стране, которая именовалась Владычицей морей, а профессия моряка была самой престижной. Азы морского дела он познал на бригантине «Два друга», перевозя из Африки «черное дерево» (негров-рабов). Позже, поступив в королевский военный флот и получив офицерское звание, Поль Джонс принимает участие в войне со Штатами. В 1775 году из идейных соображений он дезертирует, предоставив свою шпагу стране, которая боролась за свою независимость от Англии. Конгресс её принял и, присвоив ему звание первого лейтенанта, доверил командование первым кораблем ВМФ «Альфред». Именно на нём был впервые поднят флаг «Старс энд страйпс» (звезды и полосы).

 

Корсарский послужной список.

Командуя «Альфредом» (торговое судно, вооруженное 30-ю орудиями), Джонс привел в Филадельфию 16 английских призов (так в терминологии корсаров называлось захваченное торговое судно врага). В 1776 году, командуя уже корветом «Скиталец», он приводит в ужас все побережье Великобритании. Теплой летней ночью Поль Джонс подошёл к Уайтхейвену, высадил в ночной порт десант и сжег все суда в гавани. На пути в Штаты походя захватил фрегат «Дрэйк». Через пару месяцев, командуя кораблем «Дюра», талантливый мореход отбил караван из сорока (!) английских торговых судов, принудив при этом сдаться его охрану: два лучших корабля «Серапис» и «Скарбера». «Пересев» на шлюп «Провидение», за неполные четыре месяца плавания американец привёл ещё 8 призов.

Взбешенный Георг ІІІ обещал повесить шотландца дважды: за шею – для лишения жизни и за ноги – для позора.

 

На пути к адмиральским эполетам

Подвиги офицера-корсара не остались незамеченными Конгрессом ССШ. Поль Джонс получает звание первого капитана Штатов. Но честолюбивый шотландец уже видел себя в адмиральском мундире. Несмотря на большие заслуги моряка, Конгресс отклонил присвоение ему этого звания за участие в работорговле. Оскорбленный недооценкой своих заслуг, Джонс покидает Америку, мечтая обрести адмиральские погоны во Франции. И здесь он проявил себя незаурядным морским офицером. Вскоре Людовик ХVI, не желая портить установившиеся отношения с Англией, выпроваживает Джонса из страны, отделавшись от него пышным приёмом в Версале и орденом «За боевые заслуги». Надежда стать адмиралом рухнула.

Но судьба сама возложила на его плечи столь желанные эполеты. Причём в стране, о которой он не мог даже подумать. Приглашение Джонсу на службу в вооруженных силах России исходило… от самой Екатерины ІІ. Уж больно ей хотелось насолить Георгу ІІІ за его подстрекательство Турции на новую войну с Россией. Хитроумная императрица решила убить двух зайцев: показать независимость от Англии, а утолив тщеславие американца, получить боеспособного и талантливого морского офицера, способного командовать флотом.

25 апреля 1788 года, Царское Село. Аудиенция американца у императрицы длилась около часа. Из загородного дворца государыни Джон Поль Джонс вышел контр-адмиралом флота российского с русифицированным именем – Павел Ионес.

 

Херсон. Весна-лето 1788 года

Александр Суворов «загорал» на Кинбурнской косе, а по ночам его солдаты вели фортификационные работы, устанавливая в районе крепости две потаённые 24-пушечные батареи. Мудрый генерал знал, что турки вернутся вновь, чтоб уничтожить Херсон. Интуиция Суворова не подвела.

Получив «щелчок» по носу (разгром 1 октября 1787 года десанта при Кинбурне), турецкий султан Абдула Гамид І не отказался от мысли превратить Херсон в руины. План был прежним: разрушить огнем флота Кинбурнскую крепость и беспрепятственно по Днепровскому лиману выйти к Херсону. А дальше – дело артиллерии эскадры. На сей раз было одно «но»: крепость и ход в лиман прикрывал, пусть не такой многочисленный, как турецкий, а все же флот – Черноморский.

Но кто его возглавит? Потемкин впал в отчаяние. Из двух кандидатур – Николай Мордвинов и Марко Войнович – ни одна его не устраивала. Он вспомнил о Федоре Ушакове и приказал вызвать его в Херсон. Однако Мордвинов к светлейшему Ушакова не допустил и, как старший по должности, отправил назад в Севастополь. А тут и оказия. В Херсон прибыл рескрипт (указ) Екатерины о назначении командующим эскадры контр-адмирала Павла Ионеса. Потемкин облегченно вздохнул: ответственность за действия флота с него снята.

Прибыв в Херсон, контр-адмирал Павел Ионес поднял свой флаг на линейном корабле херсонской постройки «Св. Владимир». Его эскадра состояла из двух линейных кораблей, трех фрегатов и восемнадцати вспомогательных судов. Информацию о передислокации кораблей турецкого флота он получал от своего коллеги по прошлой профессии – итальянского корсара Ламбро Качони. Этот пират с помощью своих 16 судов, получивших патенты (право плавания под российским флагом) держал под контролем всю акваторию Черного моря. В его обязанности входила только разведка и никаких призов.

Новоиспеченный адмирал был возбуждён и радостен. Как возлюбленную, он ждал сражения, чтоб оправдать доверие императрицы и не ударить перед ней лицом в грязь. Адмиральские эполеты не затуманили его разум: он отлично понимал сложившуюся ситуацию. На один корабль Джонса приходилось пять турецких. К тому же турецким флотом командовал опытный адмирал Эски Гассан, прозванный «отважным крокодилом». Зная это, храбрый воин с восхищением принял и одобрил смелый план командующего всей операцией Александра Суворова. С первых дней знакомства между ними завязалась дружба.

Ночью, накануне сражения, желая точно знать расположение кораблей вражеского флота, Поль Джонс на легкой казачьей лодке обошел всю турецкую эскадру. Экспансивный американец не удержался и на борту флагмана турков сделал крупную надпись: «Сжечь. Поль Джонс».

Утро 17 июня 1788 года было не в пользу Джонса: слабый ветер и течение ломали его план. Первый залп турков взметнул столбы воды у борта его корабля. Но недаром за его плечами была столь богатая корсарская школа. Ему удалось развернуть «Св. Владимир» и ударить по кораблю «отважного крокодила» всем бортовым залпом. Залпом другого борта хитроумный американец заставил изменить курс кораблей прикрытия, которые тут же сели на мель. Используя только течение (ветер утих), Джонс направил свой корабль носом (минимальная площадь для обстрела) на флагман Эски Гассана. Орудия левого борта «Св. Владимира» рявкнули, когда борта кораблей находились в десятке метров друг от друга. Сбитый брандскугелями красный флаг с полумесяцем догорал уже на волнах лимана. «Отважный крокодил» бежал на шлюпке под защиту стен Очакова. Своё обещание Джонс выполнил.

Зализывая полученные раны, турки не отказались от попытки прорыва к Херсону. В ночь на 18 июня под прикрытием темноты эскадра двинулась напролом. Это и предвидел Суворов. Батареи крепости не могли остановить проход турецкой эскадры. Потому полководец приказал установить две дополнительные батареи, которые без пристрелки могли своим огнем перекрыть вход в Днепровский лиман. Залпы полусотни карронад (крупнокалиберные морские орудия) осветили море и ослепили турок. Корабли скучились, натыкаясь в темноте друг на друга. Многие сели на мель. Эскадра Поля Джонса, используя сигнальные огни (чтоб не столкнуться меж собой) почти в упор расстреляла значительную часть кораблей турков. Восхищенный замыслом и предвидением Суворова, американец сказал: «Это первая победа на море, одержанная пехотным генералом».

Вторая попытка уничтожения Херсона для турков стала последней. Потери их были велики: 6 линейных кораблей, 2 фрегата, 7 вспомогательных судов, 6000 убитых и раненых плюс 1763 попали в плен. Со стороны войск Суворова и флота Джонса – 18 убитых и 67 раненых. И в этом была значительная доля храбрости и флотоводческого таланта американского офицера.

Прошло лето. Наступила осень. Генерал и адмирал ждали приказа о штурме Очакова.

 

Жертвенный агнец

Промозглым октябрьским утром в Херсон из Петербурга прибыл фельдкурьер. Среди депеш, привезенных Суворову, было предписание Адмиралтейств-коллегии об отзыве контр-адмирала Павла Ионеса в столицу. Громом среди ясного неба прозвучало это для Джонса.

А ларчик открывался просто. Екатерина ІІ использовала Поля Джонса как наживку в дипломатических отношениях с Англией. Но когда английские купцы по всей империи в знак протеста против присутствия в России Джона П. Джонса стали выезжать на родину, а английские капитаны, находящиеся на службе российского флота, дружно подали в отставку, императрица принесла в жертву американца.

Покидая Херсон, уже не контр-адмирал Павел Ионес, а американский подданный Джон Поль Джонс, увез с собой две ценные для себя вещи: орден Св. Анны 4-й степени, врученный ему фельдмаршалом Григорием Потемкиным, и добротный военный серый плащ, изнутри подбитый лисьими хвостиками, подаренный ему Александром Суворовым.

Екатерина ІІ «великодушно» разрешила выезд Полю Джонсу, по его желанию, во Францию с двухгодичной выплатой ему адмиральского жалования.

Кладбище военных моряков в городе Индианаполис Париж, столь недавно блестяще принимавший капитана Американских Штатов, не обратил на сей раз на него никакого внимания. Конвент (парламент) так и не ответил на его просьбу о назначении на какой-нибудь корабль.

Истекли два года, оговоренные российской императрицей. Прекратились денежные поступления из России. В дом отважного моряка вошли нищета и тяжелая болезнь.

Сорокапятилетний капитан-янки Джон Поль Джонс ушел из жизни, так и не ступив после Херсона на зыбкую палубу корабля. Ушёл в вечность адмиралом Черноморского флота...

 

Эпилог

Но имя американского моряка не кануло в Лету. В 1905 году посол США во Франции Портер нашел захоронение Джона Поля Джонса. Вторые похороны американца состоялись на уровне его заслуг. Вдоль пути следования погребальной процессии были выстроены шеренги французских военных моряков. Траурное шествие возглавлял премьер-министр Франции. За гробом, установленном на лафете, запряженном шестеркой черных лошадей, провожали в последний путь российского адмирала посланники и военные атташе всех европейских стран, аккредитованные в Париже. Столь известный и знакомый ему Атлантический океан Джонс «пересек» с эскортом эскадры ВМФ США.

Вечный покой он обрел в одном из склепов кладбища военных моряков в городе Индианаполис (штат Индиана).




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович