Херсон упивался Победой




Прошло чуть более года, как линия фронта пересекла город, уходя на запад. Херсон «зализывал раны», нанесенные оккупантами. Но настоящей мирной жизни в городе не было: тревога за жизнь десятков тысяч херсонцев, сражавшихся на войне, не покидала их жен, матерей и детей

 

Потому весть о победе в Херсоне горожане восприняли, как великое счастье.

Это была общегородская эйфория. Те херсонцы, которые годами были злейшими врагами, в тот день, забыв былые обиды, целовались и сжимали друг друга в объятиях. Они несли на улицы все, что было у них питейного и съестного.

Больше всего «досталось» тем, кто был в военной форме: их подбрасывали в воздух, осыпали цветами, каждый херсонец считал за честь выпить с фронтовиком и вместо закуски расцеловаться с ним. А те имели совсем не уставной вид: расстегнутый мундир, форменная фуражка едва держится на затылке, щеки и губы в алых пятнах от помады, в руках «сноп» сирени и тюльпанов, а в глазах радость – будущей гражданской жизни.

В этот день никто не боялся выстрелов: то там, то здесь разряжались в воздух пистолетные обоймы и победно стрекотали автоматные очереди.

До самой темноты слышался стук граненых стаканов, звучали аккордеоны и песни военных лет. «Прощай, любимый город» сменялось «Темною ночью». Не допев последнего куплета, опьяневшие от ощущения победы, все подхватывали: «Идёт война народная, священная война».

Песни сменялись танцами.

Мало-помалу в темноте весенней победной ночи растворялись парочки. За столиками оставались люди постарше и посолиднее. Тут и там слышалось: «А помнишь, как в 43-м…» Они разливали в стаканы остатки молочно-белесого самогона. И выпив, погружались в воспоминания страшных, но теперь уже оставшихся позади дней войны. И было трудно понять, то ли это хмель дал им спокойствие души, то ли ощущение наступившего мира. Когда можно ложиться дома в кровать с женой, а не спать в сырой землянке в обнимку с автоматом, поутру слышать чириканье воробьёв, а не свист снарядов, не надо жить в томительном ожидании очередного наступления, в котором может оборваться твоя жизнь. И какое это гордое чувство – идти во весь рост, не втягивая голову в плечи, не пригибаясь к земле.

Именно так самые «выносливые» разбредались под утро по домам.

Так отметили херсонцы День Победы, таким он остался в памяти тех, кто дожил до сегодняшних дней. А на архивные полки лег документ следующего содержания.

«Из информации Горкома КП(б)У обкому партии о митинге трудящихся в связи с победой над фашистской Германией 12 мая 1945 г.

С безграничной радостью трудящиеся г. Херсона встретили долгожданное важное сообщение о безоговорочной капитуляции Германии и, не дожидаясь (начала) рабочего дня, группами, вместе с детьми и стариками, направлялись к своим предприятиям и учреждениям… В 10 часов утра все трудящиеся города, проявляя исключительный патриотизм, со знаменами и портретами вождей, украшенными цветами и зеленью, пошли на общегородской митинг, который открыл председатель облисполкома т. Пасенченко. Присутствовало на митинге более 30 тысяч трудящихся.

Первым на митинге, под долго несмолкаемые аплодисменты, выступил дважды Герой Советского Союза секретарь обкома КП(б)У Алексей Федорович Федоров и с большой радостью приветствовал трудящихся города с блестящей победой нашей любимой Красной Армии, всего советского народа».




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович