Мельпомена в оккупированном Херсоне




С первых месяцев оккупации немецкие власти при содействии некоторых местных жителей начали налаживать работу предприятий города. При этом они преследовали две цели: освоить выпуск продукции для нужд вермахта и создать иллюзию нормальной жизни горожан, которые должны были быть благодарны оккупантам за освобождение их от ига большевизма. Не был забыт и культурный досуг херсонцев (это при 12-часовом рабочем дне с одним выходным в неделю). Засветились киноэкран «Глории» (оккупационное наименование кинотеатра имени Коминтерна) и рампы двух театров: Большого и Малого

 

Большой театр расположился в здании муздрамтеатра имени А. В. Луначарского, творческий и технический составы которого еще в начале войны эвакуировались в город Кзыл-Киз (Киргизская ССР). «Новый» театр стал называться Большой театр имени Т. Г. Шевченко. Оккупационные власти обеспечили его «одеждой» для сцены, музыкальными инструментами, мебелью, материалами для декораций и прочими атрибутами, необходимыми для постановки спектаклей. Гебитскомиссар полковник Вальтер Родде совместно с городским головой Иваном Калайдой утвердили руководство театра: директор – О. П. Комаров, главный режиссер – Г. И. Рыбалкин, хормейстер – А. И. Федоров. И театр заработал. После утверждения репертуара кое-каких вещей и предметов не хватало для постановки. В таких случаях в местной газете «Голос Дніпра» (так оккупанты переименовали херсонский печатный орган «Наддніпрянська правда») публиковались объявления: «Большой театр имени Т. Г. Шевченко покупает у населения костюмы, платья, предметы реквизита, театральные книги. Оплата по договоренности. Обращаться в контору театра. Дирекция». К работе оккупационный театр был готов, но не хватало главного – артистов. Херсонцы не торопились идти на службу к немцам, тем более для увеселения. 16 ноября 1941 года в газете «Голос Дніпра» № 46 появилась такая информация: «Неоднократными призывами мы ставили перед вами требование отдать в наше распоряжение вашу рабочую силу. Однако во многих случаях проявлено безосновательное уклонение и пренебрежительное отношение к распоряжениям немецкой власти. Один из таких уклоняющихся Павел Зайкин расстрелян по приговору военного суда. Ортскомендант».

После такого сообщения с набором труппы проблем не было. В нее вошли актеры, которые по разным причинам не эвакуировались с театром имени Луначарского, а также лицедеи из соседних Николаева и Одессы. Кроме профессиональных артистов, коллектив пополнили актеры-любители из самодеятельных драматических кружков (Клуб водников – сегодня Дворец культуры речников, Клуб железнодорожников, из которого вышел будущий народный артист СССР Юрий Шумский, Народный театр Военного форштадта). Репертуар Большого театра состоял в основном из произведений украинских классиков: «Маруся Богуславка» Ивана Нечуй-Левицкого, «Ой не ходи, Грицю, та й на вечорниці» и «Шельменко-денщик» Михаила Старицкого, «Мартин Боруля» Ивана Карпенко-Карого и других. Спектакли ставили только на украинском языке. Представления давали почти ежедневно. Цены на билеты, в зависимости от места (партер, ложа, балкон), колебались от 5 до 10 оккупационных карбованцев (для сравнения – средняя месячная зарплата составляла 120–200 крб.). Аншлаг бывал редко, но зал театра никогда не пустовал. Почему же херсонцы, несмотря на дорогостоящие билеты, шли на представления? Сидя в темном зрительном зале, поглощенные развитием сюжета спектакля, они забывали страшную действительность, которая оставалась за театральной дверью: виселицы на Привозе и Суворовской, расстрельную трескотню автоматов во рву упраздненной крепости (сегодня – район бывшего пивзавода) и окрики: «Хальт! Хенде хох!», а также предстоящий рабский трудовой день.

На каждом представлении обязательно присутствовали член городской управы и два немецких вооруженных жандарма. В их обязанности входило предотвращение попыток использовать сцену для антинемецких выступлений.

Иногда сцену отдавали эстрадникам. К примеру, газета «Голос Дніпра» от 5 апреля 1943 года сообщала: «Начиная с будущего понедельника, 12 апреля, на сцене Большого городского театра ежедневно будет ставиться спектакль-варьете “Звезды Херсона”. Зрители ознакомятся с первоклассными достижениями известных немецких и украинских артистов, которые неоднократно выступали перед немецкими солдатами. Входные билеты по цене одна марка (12 крб.) продаются в немецком театральном бюро и кассе театра. Начало спектакля в 19 часов по берлинскому времени».

Второй херсонский театр – Малый – начал давать свои представления в 1942 году. Расположился он в здании Клуба имени В. И. Ленина (сегодня – Дворец культуры судостроителей). Инициаторами его создания стали приехавшие из Киева артисты оперетты – супруги Геннадий Плакида и Нина Даценко. Херсонцы помнили Плакиду по его выступлениям в театре в довоенные годы. Основу репертуара Малого театра составили оперетты и музыкальные комедии: «Веселая вдова» Ференца Легара, «Цыганский барон» Иоганна Штрауса и другие. А вот произведения классика оперетты Имре Кальмана были запрещены по причине его не арийского происхождения.

Труд служителей Мельпомены в оккупированном Херсоне оценивался на грани выживания: поллитра растительного масла, полкило пшена, два килограмма муки, квашенные огурцы и капуста плюс фунт (409,5 грамма) хлеба ежедневно. Зарплата актеров была гонорарной: в зависимости от степени участия и количества спектаклей. После освобождения Херсона и первого театрального сезона украинского музыкально-драматического театра часть актеров Малого и Большого влились в его коллектив. Некоторые дослужились до званий заслуженных и народных артистов УССР.

Кстати, чем же занимался в годы оккупации Херсонский музыкально-драматический театр имени А. В. Луначарского? Находясь в эвакуации, театр давал концерты и спектакли для населения Киргизской ССР, частей Красной Армии, в госпиталях. Только в 1944 году артисты дали 401 концерт и представление, охватив зрительскую аудиторию в 253000 человек. В эвакуации театр имел в репертуаре те же спектакли, которые были созданы творческим коллективом до войны в Херсоне: «Русские люди», «Цветок на окне», «Партизаны в степях Украины» и другие. 

 




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович