Хроника разрушения херсонской крепости




Херсонская крепость была заложена 8 сентября 1778 года по проекту главного архитектора Адмиралтейств-коллегии М. Н. Ветошникова и строилась почти десять лет. В конечном виде она стала образцом земляного фортификационного укрепления. Причем необычного. Это был военный городок в черте обычного города. Звездообразная в плане крепость (для перекрестного обстрела противника) была окружена глубоким рвом и высоким земляным валом. На бастионах и равелинах были установлены 220 орудий. В случае военных действий снабжать их боеприпасами должны были пороховые погреба.

16 июня 1786 года главный строитель крепости инженер-полковник Николай Корсаков в рапорте князю Григорию Потемкину докладывал: «Вновь зачаты строением два пороховых погреба…» Всего же были построены семь: пять в крепости и два на территории Адмиралтейства (военная судоверфь). Проектировщики расположили их по периметру цитадели таким образом, чтобы ни один метр укреплений не остался вне радиуса обслуживания боеприпасами: пороховой погреб снабжал не только артиллерию, но и стрелков пехоты.

Безопасность хранения взрывчатых веществ военные инженеры решили следующим образом. Вначале солдаты рыли прямоугольный котлован размером 20 на 6 метров. Затем поперечно длине погреба делали несколько углубленных складских помещений. Сводом служила земляная насыпь (до двух метров). Именно в этих ответвлениях хранили бочки с порохом, бутыли с горючей смесью, составные части взрывчатых веществ, заряженные ядра и тому подобное. Продуманная система вентиляции обеспечивала сухость хранящегося, а солидная толщина надземного перекрытия даже в случае прямого попадания фугаса гарантировала сохранность боезапаса погреба. Для защиты от случаев диверсии погреба были окружены высокими каменными заборами, их круглосуточно охраняли.

Официально крепость была упразднена 22 сентября 1835 года. Вся ее территория и сооружения перешли в собственность города. Исключение составляли только пороховые погреба, которые оставались в подчинении военного ведомства вплоть до начала Первой мировой войны. В годы советской власти погреба использовали как складские помещения. После освобождения Херсона (1944 год) от фашистских оккупантов уцелевшим оказался один погреб, который находится в северо-восточной части крепости. Когда в 1953 году закладывали парк имени Ленинского комсомола, его не разрушили, поскольку уже тогда он имел статус памятника истории местного значения и был под защитой государства. Но мемориальная доска, извещающая об этом, не могла защитить погреб от разрушений, наносимых дождем, снегом, ветром, обледенением. В годы реконструкции парка (1975–1979) Херсонский трест столовых и ресторанов решил оборудовать в пороховом погребе пивной бар. Добро на это было получено с одним условием: внешний архитектурный облик должен быть первозданным. Для погреба это стало вторым рождением.

Строители, дизайнеры и художники поработали на славу. У центрального «фонтана» стояли два настоящих морских орудия ХVIII века, над ступеньками, ведущими в бар, висел большой фонарь, стилизованный под корабельный. Интерьер бара был необычен для тех лет: вместо столиков и стульев – бочки и бочонки, на стенах между оригинальными светильниками под старину висели чеканки и литографии на исторические темы. Заведение быстро завоевало популярность среди херсонцев и просуществовало до 18 мая 1985 года. Именно с этого дня началась горбачевская безалкогольная жизнь в СССР. Пить только соки и минеральную воду желающих становилось все больше и больше. Поэтому вскоре из-за нерентабельности бар прикрыли, оборудование и материальные ценности вывезли, а погреб был брошен на произвол судьбы. Когда наступила «алкогольная оттепель» была попытка возродить былую славу заведения. Частный предприниматель открыл в погребе кафе. Однако к тому времени посещаемость парка упала, половина аттракционов была разрушена и разворована. А посидеть за рюмкой, пусть даже в историческом погребе, который, не исключено, инспектировал сам Александр Суворов, стало неинтересным, поскольку весь город покрылся сетью рюмочных, закусочных, буфетов и трактиров. Владелец кафе закрыл, а здание вернул в коммунальную собственность города, который и должен был содержать его в благопристойном виде, как подобает историческому памятнику. Этого не произошло, о чем свидетельствует сделанный в мае снимок.




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович