Осетинский мечтатель в Херсоне




«Разлука тяжела, мучительно изгнанье, Но светоч истины - неугасимый свет...»

Коста Хетагуров.

Херсон. 8 декабря 1899 года

 

Идеологи советского времени всегда причисляли к коммунистическому «лику» всех, кто в разные времена существования Российской империи бунтовал против монархии. При этом их вообще не интересовали причины и цели протеста против самодержавия. Большевиков не смущало то, что Емельян Пугачев и Степан Разин просто пытались захватить власть, а декабристы вообще «имели в виду» рабочих и крестьян. Они хотели видеть Россию республикой. Тем не менее их имена увековечены в названиях улиц Херсона. Не стало исключением и имя осетинского поэта Коста Левановича Хетагурова. Он не был знаком с учениями Маркса и Ленина, а лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» горцу был вообще неведом. Осетин Хетагуров был истинным патриотом своего народа и боролся поэтическим словом за независимость Осетии от ига России. Свое кредо Хетагуров изложил в стихотворной форме: «...Я счастья не знал, но я готов свободу, Которой я привык, как счастьем дорожить, Отдать за шаг один, который бы народу Я мог когда-нибудь к свободе приложить».

Коста ХетагуровИмператорская цензура и охранное отделение нашли в этих словах неуважение к непоколебимости государственного устройства, за что и наказали поэта пятью годами административной ссылки в Курскую губернию. Однако учитывая состояние здоровья Хетагурова, ее заменили херсонской. «Отсидел» он в Херсоне неполный год (лето 1899-весна 1900 годов). За это время он сменил две квартиры: на Витовской улице и на Ганнибаловской. Да и работу Коста подыскал недалеко от дома. После пробных работ его приняли художником в иконописную мастерскую, которая находилась в доме № 70 на Витовской улице (сегодня это улица Горького).

Находясь вдали от родины, среди чужих людей, с унизительными еженедельными явками в полицию, Хетагуров в своих письмах о пребывании в Херсоне весьма нелицеприятно отзывался о нашем городе. Так, в письме невесте Анне Цаликовой, датированном 15 июня 1899 года, читаем: «...город этот мне с каждым днем все больше и больше не нравится... совершенное отсутствие интеллигенции... В толпе ни одной путной физиономии не видно: ни педагогов, ни судейских, нет даже военных, все какая-то бесцветная масса маклеров, приказчиков, модисток, и только в гимназическом саду (сегодня - это сквер "Искра" между улицами Дзержинского и Ленина, ограниченный улицей Карла Маркса и переулком Доры Любарской. - Прим. авт.) попадаются в довольно большом обилии студенческие и гимназические фуражки. Женского персонала видимо-невидимо! На одного проходящего мимо вас кавалера (я вчера серьезно считал) приходилось 6-8 девиц и дам... Музыка - боже! Что это за музыка! Из вольной пожарной команды играют почти беспрерывно с 7 часов вечера до 2 ночи... Ходить погулять совершенно некуда. Тротуары городские вымощены такими острыми камнями, что кажется вот-вот продырявишь подошву. За город далеко, да и окрестности все голая степь. По Днепру неприятно, берега заняты всякой посудой (пароходы, лодки, баржи и т. д.), складами товаров, лесных и других материалов. Шум, свист, крик, стук, ругань, вонь, одна мука!» Со временем (после марта 1900 года) Коста Леванович по состоянию здоровья был амнистирован. В 1906 году он скончался. Так бы и осталось его имя в забытьи, если бы не очередной идеологический бум братской дружбы 60 национальностей, живущих под крышей Советского Союза. Вся пропагандистская шумиха по увековечиванию памяти Хетагурова в Херсоне началась в 1939 году, когда поэту исполнилось бы 80 лет. Она стала глумлением над его мечтой: Осетия - независимое и суверенное государство. По сути его страна перешла из одной империи в другую, которая ложно воспевала: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек».

ПРИМЕЧАНИЕ. Во время реконструкции фасада дома № 19 по улице Горького мемориальная доска о пребывании Коста Хетагурова в Херсоне была демонтирована и по сей день не восстановлена.

В Херсоне при горисполкоме была создана специальная комиссия увековечивания основоположника осетинской литературы. Местный художник Г. В. Курнаков написал портрет Хетагурова, сделал зарисовки домов, в которых он проживал, и мастерскую иконописи, где поэт зарабатывал средства на пропитание и жилье. Кроме этого решением Херсонского горисполкома были установлены две мемориальные доски (фото внизу) на домах, где проживал Хетагуров: Ганнибаловская, 17 (сегодня - это улица 9 Января) и Витовская, 19 (нынче это улица Горького).

16 октября 1939 года газета «Большевистское племя» писала: «Бригада Украинской студии кинохроники приехала в Херсон и начала съемки документального фильма, посвященного 80-летию народного поэта и художника Коста Хетагурова. Фильм состоит из двух частей. Первая - документы о жизни, и общественной деятельности Хетагурова в Херсоне. Во второй - как трудящиеся города Херсона чтят память поэта. Одна копия фильма будет подарена Совнаркому Северной Осетии». Картину сняли режиссер А. Козаков и оператор М. Божко. Она по сей день хранится в Украинском архиве киноискусства под номером 96. Празднество прошло в большевистском духе: обилие кумача, транспарантов и лозунгов о вечной и нерушимой дружбе украинского и осетинского народов в единой семье советских республик. Позднее, уже после Великой Отечественной войны, на 2-м Северном поселке появилась улица Косты Хетагурова, а одной из общеобразовательных школ было присвоено имя осетинского поэта.

Мечта Хетагурова о свободной Осетии не сбылась. И даже сегодня, накануне 100-летия со дня его смерти, пророчески звучат слова о родине:

«Прости, если отзвук рыданья

Услышишь ты в песне моей:

Чье сердце не знает страданья,

Тот пусть и поет веселей».

 

 




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович