Как «раскручивали» княжье вино




«Вина села Казацкое (Бериславский район. – Прим. ред.) завоевали широкую известность на внешнем рынке. Рейнвейн, шабли, лафит, сотерн, портвейн и кларет получили Гран-при на Всемирной выставке в Париже в 1900 году».

«История городов и сел Украинской ССР. Херсонская область», стр. 202.

 

Как-то летним вечером в херсонский трактир «Глобус», что на Ришельевской (сейчас – улица Октябрьской революции), нетвердой походкой зашел молодой человек.

- Бутылку княжьего вина, – потребовал он развязно у полового.

- Не держим-с такого.

- Да здесь людей дурят! – загорлал посетитель. – На вывеске значится «лучший трактир в Херсоне», а лучшего в Европе вина нет!

Возникла потасовка – посетители трактира возмущались, требуя незнакомого княжьего вина. Прибывший городовой препроводил пьяного дебошира в участок.

Казалось бы, случай ординарный (до чего не доводит пьянство!). Если бы он не повторился в других трактирах, питейных домах и даже в винных лавках Херсона – везде требовали княжье вино.

Ситуация, правда в иной форме, повторялась в богатых ресторанах гостиниц «Лондонская», «Петербургская», «Гранд-отель», «Европейская». Там происходило следующее. В ресторации появлялась пара – безукоризненно одетая дама в сопровождении кавалера. Они долго листали меню. Затем делали великолепный дорогостоящий заказ. Когда сервировка стола заканчивалась, господин, между прочим, бросал официанту: «Голубчик, принеси бутылочку княжьего вина». Тот в ответ произносил: «Не знаем такого». – «Дорогая, – вставал из-за стола кавалер, – извини, что я тебя привел в эту забегаловку, где не имеют понятия о княжьем вине».

Трактирщики и владельцы ресторанов были в недоумении: где закупить это княжье вино, чтобы восстановить репутацию своих заведений? Да и весь Херсон гудел: уж больно все были заинтригованы этим вином и желали его вкусить. Когда страсти вокруг княжьего вина достигли апогея, херсонская газета «ЮГъ» опубликовала следующее: «Требуйте в магазинах А. А. Гандера и А. С. Пембека лучшие в Европе вина от князя П. Н. Трубецкого и только в оригинальных бутылках».

Херсонцы брали княжье вино не только на пробу, но и впрок. И только городской полицмейстер, попивая кларет от Трубецкого, усмехался в усы. Он-то точно знал, что всех буянов, требовавших княжьего вина, освобождал из-под стражи некто Иван Журавский, приказчик Торгового дома князя Трубецкого. Он же оплачивал счет за битую в трактирах посуду и мебель. Одного не знал служитель правопорядка – что создать рекламу своей продукции приказчика надоумил сам князь.

В Херсон поставляли винную продукцию более десяти винокуренных заводов. Три из них были заграничными. Прошибить их газетной рекламой было невозможно. Приказчик срежиссировал буйство и драки, наняв праздношатающихся херсонцев, которые не брезговали любыми заработками. Конкуренты на рекламу сотни золотых рубликов тратили, а Журавский любителям «княжьего» вина строго наказывал: «Бить аккуратно, не более чем на три рубля».

Вот так князь Трубецкой сэкономил на рекламе и херсонский винный рынок завоевал.

Р. S. До самого Октябрьского переворота вина князя Трубецкого славились не только в Российской империи, но и за её пределами. Одни только галереи его винных подвалов достигали в длину 200 саженей (сажень = 2,14 м).




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович