Хроника кладоискательств на Херсонщине




Более ста лет назад, 10 декабря 1902 года, редактор херсонской газеты «ЮГъ» и основатель музея древностей Виктор Гошкевич писал: «Кладоискательство – занятие очень распространенное в Херсонской губернии, им увлекаются все: и темная масса, и те люди, которые не чужды образованию»

 

«В сундуке было три отделения. В первом блистали красноватым отблеском золотые червонцы. Во втором – уложенные в порядке слитки, не обделанные, обладавшие только весом и ценностью золота. Наконец, в третьем отделении, наполненном до половины, была груда алмазов, жемчугов, рубинов».

Александр Дюма, «Граф Монте-Кристо» В конце февраля 1893 года на берегу Днепровского лимана крестьянин села Рыбальче (сегодня – Голопристанский район) Алексей Рыхфа нашел аптечную бутылку, плотно закупоренную пробкой. В ней оказалась записка такого содержания: «Я, раб Божий Михаил, прежде чем отойти в царство вечности, желаю всё мое состояние передать тебе, нашедшему. Пойди в Херсон; на углу Воронцовской и Эрделевской (сегодня – улицы Коммунаров и Комсомольская. – Прим. авт.) улиц, против дома Левина стоит фонарь. С правой стороны фонаря (если идти с берега) зарыты мною 8000 рублей серебром. Возьми и владей ими, и помолись за душу раба Божьего Михаила». Законопослушный крестьянин заявил о своей находке херсонскому губернатору. Тот поверил и даже распорядился переставить фонарь на противоположный угол улицы. Но клад так и не был найден. «Завещание» оказалось шуткой.

Часто поводом для поиска клада были местные легенды. Вблизи села Фалеевка (сегодня – село Садовое, Белозерский район) над Ингульцом есть две пещеры. Народная фантазия «зарыла» в одну из них колоссальный клад, якобы оставленный запорожцами: «40 мер (одна мера равна 26,24 литра. – Прим. авт.) одного жемчугу, а золота и серебра несметная сила». Раскопки, произведенные кладоискателями в сентябре 1895 года, успехом не увенчались.

«Схованки злата та срібла», сделанные запорожскими казаками, – это одна из основных версий существования кладов в наших местах. На Потемкинском острове есть закрытое со всех сторон зарослями камыша казацкое городище (со слов Виктора Гошкевича, оно существовало еще в начале ХХ века). В нем сохранились остатки каменных и кирпичных построек. На этом месте были обнаружены толстые черепки от кувшинов из красной глины, человеческие кости. По преданию, здесь обитала шайка запорожцев, которая грабила проходившие турецкие суда. В одну из пасхальных ночей пьяные запорожцы все были перерезаны турками, которых провел изменник. По ходившей в Херсоне легенде тех лет, в городище запорожцы зарыли награбленные драгоценности. Неоднократно люди производили раскопки, но безрезультатно. Херсонец Евсей Моисеевич Бондаренко, которому в 1902 году исполнилось 110 лет, утверждал, что в Старых резнях (шестиугольный торговый двор, находился в районе пересечения улиц Советской и Рабочей), в известном ему месте зарыта запорожцами «несметная сила грошей». С его слов, целый бочонок кто-то там уже вырыл.

Часто шутники над кладоискателями «работали» под клады запорожцев. Однажды это сделали иностранцы. Дело было так. В колонии Старошведская (сегодня – село Змиевка, Бериславский район) на берегу Днепра в 1898 году поселенцы Фридрих Шпехт и Лоуренц Таубергер обнаружили вход в пещеру. Пройдя в ней 29 сажень (62 метра), они остановились перед тупиковой стеной, на которой было начертано: «Здесь непременно зарыты 4 миллиона турецких лир. Копать вбок на этом месте. Писал запорожец-казак». Это открытие всполошило всю колонию. Простодушные поселяне собрались уже «копать вбок», но предварительно обратились за разрешением к губернатору. Последний дал распоряжение полиции произвести дознание. Оказалось, что пещеру в 1895 году вырыл посельчанин Петр Альберт с другими односельцами. Они же нацарапали на стене надпись.

В марте 1896 года в пяти километрах от Херсона кладоискатели разрыли курган, в котором рядом со скелетом обнаружили золотое ожерелье древнегреческой работы, три золотых перстня, кольцо, свернутое из толстой золотой проволоки, и подвеску в виде полумесяца, украшенную треугольниками из маленьких золотых шариков. Но самой ценной находкой оказалась бронзовая статуэтка богини Кибелы (фригийская богиня, почитавшаяся в Малой Азии, Греции, во всей Римской империи). По сей день эта статуэтка экспонируется в Эрмитаже. Оценить ее в денежном эквиваленте сегодня затруднительно, как и сто лет назад.

Но такой случай, когда клад искали в определенном месте и находили искомое – чуть ли не единственный. А как объяснить десятки случаев, когда не находили ничего? Ведь копали не наобум, а по описям, по рассказам старых людей. Суеверные кладоискатели объясняли это разными причинами: то срок клада не вышел, то копано было без надлежащих предосторожностей, то нечистая сила поглумилась над человеком, превратив золото в глиняные черепки. Такие сказки нужны были прежде всего самим кладоискателям, чтобы как-то оправдать свои неудачи.

Но клады были. Где же их зарывали? Там, где никто не подозревал о их существовании. Причем все они были найдены теми, кто их не искал. Случалось это в основном при земляных работах, обработке огорода, ломке камня. Бывало, их вымывало водой или они сами вываливались. В Херсонской губернии было обнаружено более сорока кладов. Их обнаружили в таких населенных пунктах Херсонского уезда: село Антоновка (сегодня – Днепровский район Херсона), 1893 год; село Владимировка (Скадовский район), 1895 год; село Дудчино (Каховский район), 1895 год; хутор Михайловский (сегодня не существует), 1870-е годы; село Понятовка (Белозерский район), 1824 год; город Херсон, 1901 год. Сумма каждого найденного клада была солидной по тем временам и колебалась в пределах 400–1000 рублей. Но таких кладов, как котел с золотом, бочонки золота, мажары (большая телега с решетчатыми боковыми стенками) золота, полные лехи (погреб, яма) золота, никто и никогда не находил.

Начало ХХ века характерно для нашего края появлением настоящих кладов. Это объясняется той политической обстановкой, которая сложилась в Российской империи. События 1905–1907 годов, представленные большевиками как выражение гнева крестьян против помещиков, были по сути грабежами усадеб, экономий, поместий законных владельцев. Сборник архивных документов «Революционная борьба на Херсонщине в 1905–1907 гг.» пестрит донесениями с перечнями награбленного у помещиков. Боязнь возмездия (вещественные доказательства) и нежелание расстаться с таким богатством побудили многих крестьян спрятать награбленные золото, драгоценности, антикварные изделия в укромных местах. А сами «экспроприаторы» позднее сгнивали на сибирских рудниках.

Октябрьский переворот 1917 года принудил каждого, наверное, десятого херсонца создать свой клад. Пришедшие к власти большевики объявили драгоценные металлы и камни достоянием республики. Каждый гражданин «свободного» государства имел право на золотые нательный крестик и обручальное кольцо, женщинам дозволялись еще и золотые серьги. Все остальные золотые изделия, фамильные драгоценности, столовое серебро, антиквариат и царские золотые монеты должны быть сданы в «фонд строительства светлого будущего». А это вызвало массовое «захоронение» драгоценностей. Какими только способами не прятали херсонцы золотые пятерки, червонцы, империалы и полуимпериалы: «колбаски» монет опускали в трубы быльц кроватей, вмазывали золото в штукатурку стен, переплавляли драгоценный металл в гвозди и на них вешали ковры. И конечно, закапывали в землю. Позднее, спустя десятилетия, замызганный и затертый сотней рук клад обнаруживали в виде лома, подпиравшего дверь курятника, или золотой чушки весом до 3 килограммов, служившей гнетом для соления капусты...

Последующие вихри истории (раскулачивание, репрессии, война, принудительное выселение) похоронили не одну сотню этих золотых «схованок». Сколько их было найдено при расчистке руин и восстановлении жилищного фонда Херсона, не знали даже НКВД и КГБ. На протяжении всего существования советской власти золотишко ходило на черном рынке. В начале 1960-х годов за царскую «пятерку» давали 100 рублей.

Любой клад – это чья-то тайна. И становится она явью почти всегда случайно. Именно так произошло 30 марта 1990 года, в районе порта в Херсоне (улица Петренко, 22). Этот одноэтажный дом был снесен, осталось только выровнять площадку. Бульдозер прошел несколько метров, как вдруг из-под его ножа брызнул фонтан сверкающих в лучах солнца золотых монет. Ошалевший от увиденного рабочий вызвал милицию. Работники охраны правопорядка только с поверхности земли собрали полведра золотых монет чеканки 1898–1899 годов. Вскоре был обнаружен оцинкованный рундучок, в котором хранился клад. А также обрывки газет «Правда» от 17 апреля, «Вісті» и «Водный транспорт» от 24 апреля 1935 года, в которые были упакованы монеты. В ценах на золото сегодняшнего дня клад тянет на 200 тысяч долларов.

В начале 1970-х годов на здании облпотребсоюза (улица 9 Января, 30), бывшем доме братьев Каминских, меняли кровлю. Под стропилами крыши рабочие нашли клад ассигнаций: от «екатеринок» до петлюровских дензнаков.

Один из последних отголосков нахождения кладов приходится на 2002 год. Его тоже не искали. На углу улиц 9 Января и 21 Января в пивном баре, который был расположен в подвале старинного дома, при строительных работах были обнаружены золотой империал (15 рублей), разбитые черепки глиняного сосуда и… станковая часть пулемета «Максим». Не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы определить: клад состоял из кувшина, наполненного золотыми монетами, и пулемёта. Судя по всему, клад нашли давно: кувшин был разбит, одна монета закатилась случайно, а сам пулемет легче и безопасней транспортировать без массивной опоры с колесами.

Сегодня прогнозировать наличие кладов в Херсоне и области невозможно. Но с полной уверенностью можно сказать: они есть и ждут своего времени, чтобы «засветиться».




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович