За обеденным столом с херсонским каторжником




До сегодняшних дней сохранилось письмо А. М. Рогожина – узника тюремного замка (сегодня район Жилмассива, проспект Ушакова). В нем он описывает последние дни жизни своего родственника, тоже заключенного: «Ел он очень мало, хотя пища была хорошая. Но, как видно, пища его интересовала уже меньше всего. Выпивал немного молока, иногда немного компота, съедал кусочек яйца. От жареного мяса совершенно отказался»

 

Такой была еда херсонских арестантов начала ХХ века. С 10 апреля 1906 года арестантов каторжного разряда перестали ссылать на Сахалин, а стали содержать в тюрьмах европейской части Российской империи. Поэтому Херсонское арестантное исправительное отделение было преобразовано в Херсонскую временную каторжную тюрьму (ныне в комплексе зданий, входивших в нее, находится следственный изолятор № 28, улица Перекопская, 10. – Прим. авт.).

Суточная сумма на питание одного каторжника обходилась государству в 9 копеек. Сюда входили: 2,5 фунта (1,25 кг) ржаного хлеба, обед из двух блюд (мясной суп или борщ и каша) и каша на ужин. Среда и пятница – постные дни, а в воскресенье арестантов оставляли без ужина. В ежедневный рацион заключенного входили: мясо – 150 г, капуста – 200 г, картофель – 200 г, мука приправочная – 10 г, соль – 30 г, помидоры – 40 г, буряк – 40 г, лук – 10 г, крупа – 125 г, сало говяжье – 20 г, растительное масло – 25 г, фасоль – 100 г. Неизменными компонентами арестантской пищи были лавровый лист, перец стручковый и черный молотый.

В восточном крыле тюрьмы (ныне – телецентр и комитет по телерадиовещанию. – Прим. авт.) размещались продуктовый склад, кухня и хлебопекарня. Хлеб выпекали из ржаной муки высшего качества. Рожь мололи на тюремной мельнице. Каторжники работали на ней на совесть (для себя же!). Поэтому мука, провеянная, отсортированная, получалась чистая – без малейших примесей. Выпекали хлеб в виде продолговатых караваев весом по 10 фунтов (4,1 кг).

Суп или борщ варили в трех больших 50-ведерных котлах (615 л), а кашу – в двух поменьше. Котлы были вмурованы в изразцовые печи, облицованные белой кафельной плиткой. В 1903 году тюремная администрация приобрела для котлов медные крышки с вытяжными трубами. На кухне громоздился большой кипятильник системы Литовского, представлявший собой медный цилиндр высотой 2 аршина 9 вершков (1,95 м) и 2 аршина (1,4 м) в диаметре с тремя кранами для разбора кипятка.

Столовой в тюрьме не было. В камерах размещались шкафчики с «гнездами» по числу каторжников. Там они хранили хлеб, стакан, чашку с блюдцем, чай, сахар и табак.

Распорядок питания каторжников был строго регламентирован: 7:00. Завтрак – кипяток и хлеб.

12:00. Обед. Кухонные работники развозят в емкостях из луженного белого металла борщ и кашу в расчете на 75 человек. В мастерских, где работают арестанты пищу разливают в миски на 6 человек. Перед трапезой все каторжники нараспев произносят молитву «Очи всех на тебя, Господь, уповают». Продолжительность обеда – 1,5 часа.

16:00. Чай с хлебом.

19:00. Ужин. Пшенная каша на говяжьем жире. Хлеб. Сладкий чай.

В 21:00 отключали свет, и всю тюрьму оглашал рев многочисленных звонков, призывавших арестантов ко сну. И если каторжники-«старожилы», привыкшие за долгие годы к тюремному питанию, засыпали быстро, то «новосёлы» долго ворочались на откидных брезентовых койках, вспоминая, как еще недавно под рюмочку водки они вкушали цыплят фрикасе или свиные ножки с гарниром...




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович