«Закрыто. Обслуживаем иностранцев»




Такие таблички часто вывешивали в советское время на входных дверях ресторанов Херсона, хотя их залы были заполнены всего на четверть. Херсонцев, желающих попасть в заведение общепита, было предостаточно, но это исключалось инструкцией Госкоминтуриста СССР

 

Еще Грибоедов отмечал недуг части русской общественности ХVIII–XIX веков, доходивший иногда до подобострастного преклонения перед западом, перед иностранцами, главным образом потому, что они – иностранцы.

В сети городов, обслуживаемых «Интуристом» (а их в бывшем СССР было 135), Херсон оказался в конце 1960-х годов. А поскольку одним из видов услуг, предоставляемых иностранцам, являлось питание, составляющее 25–30% общей стоимости тура, то все это легло на плечи руководства двух ресторанов Херсона – «Киев» и «Херсон», а также кафе «Моряк», проходившего по ІІ категории обслуживания.

Но ни один директор ресторана или кафе (это правило действовало на всей территории бывшего СССР) не имел права руководствоваться своим разумением, чем потчевать иноземных гостей. Все это было продумано «наверху» и отражено в соответствующих инструкциях, разосланных во все областные и краевые тресты ресторанов и столовых с грифом ДСП (для служебного пользования). К примеру, приказ Минторга СССР от 14 ноября 1975 года № 248/206 предусматривал перечень блюд, на которые могли обидеться наши зарубежные гости, если им преложили бы это откушать. Отбросив бюрократический язык изложения приказа, расскажем об этом так. Большинство чехов, венгров, алжирцев, египтян, иранцев на «дух» не переносят кетовую икру, балычные изделия, свежепросоленную семгу. Поляки, румыны, датчане и норвежцы покинут ресторан и останутся голодными, если им подадут блюда из баранины. У шеф-поваров, обслуживавших иностранцев, голова шла кругом: венгры не едят кисели; румыны – соусы; англичане – вареные колбасы, блины и пельмени; корейцы – бульоны; шведы, датчане, норвежцы – блюда из творога. Что касается вида хлеба, то здесь даже наши братья по социалистическому лагерю (румыны, болгары, поляки) нос воротили от ржаного хлеба. Судя по инструкции, самыми неприхотливыми в еде были немцы, французы и итальянцы. Для них ограничений не было; что подадут, то и ели. Иностранцы посещали нас обычно группами, поэтому их представитель делал заказ на питание для всех. И конечно, с запасом. Что же делалось с невостребованными блюдами и напитками уже оплаченными (в валюте)? Это было оговорено в письме Минторга СССР от 29 февраля 1980 года № 9/361 в пункте 3.2. «Если не все приглашенные смогут явиться, заказчику по его письменному заявлению, поданному не позднее чем за четыре часа до начала обслуживания, могут быть возвращены деньги (валюта) в размере части заказа, приходящейся в среднем на долю отсутствующих гостей, путем перечисления на его текущий счёт во Внешторгбанке СССР, его отделениях и учреждениях Госбанка СССР».

Ну а как же поступить с частью заказа, если некоторые гости из-за рубежа не явились на обед в указанное выше время? Пункт 3.3 и это учел: «Актированию не подлежат алкогольные и безалкогольные напитки, а также включенные в заказ-счет, но не поданные на стол горячие блюда, сладкие блюда, кондитерские изделия. При этом следует обращать особое внимание на возможность сохранения и реализации этих блюд».

Ну прямо как в анекдоте: «Газеты пишут, что в США негры не доедают. – Так в чем дело? Пусть это присылают в СССР».

Чтобы наши заморские гости не страдали авитаминозом, 26 мая 1982 года вышел приказ Министерства торговли СССР, в котором сказано: «Предоставить руководителям ресторанов, обслуживающих интуристов, право заключения прямых договоров с колхозами и совхозами на поставку ранних овощей, зелени». К подобострастию перед иностранцами подключилось и Министерство культуры СССР. Совместно с Министерством торговли здесь разработали 11 февраля 1980 года указание музыкантам ресторанов о снижении громкости исполнения музыкальных произведений. К тому же администрации ресторана дано было право изменять репертуар оркестра по желанию гостей «из-за бугра». А если уж заморский гость под действием винных паров начинал безобразничать, то недоразумение обходилось без милиции. В дело вступало более выгодное наказание (в валюте), оговоренное в приложении № 8 к приказу Министерства торговли СССР от 22 июля 1979 года № 157: «Бой, лом, порча столовой посуды, мебели, происшедшие по вине участников торжества, оплачиваются заказчиком…» Сегодня, когда «Интуриста» нет в помине и иностранцев обслуживают в общепите наравне с херсонцами, дух преклонения перед ними зачастую все равно витает. Так это или нет, судить вам, читатели, но по крайней мере анекдот гласит: Поезд дальнего следования тронулся в путь. Из купе в купе наведывается проводник с одним вопросом: «Иностранцы есть?», «Иностранцы есть?». Убедившись, что иностранцев в поезде нет, проводник кричит своему коллеге: «Коля, вырубай кондиционеры. Здесь едут только наши».




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович