История песни «В степи под Херсоном...»




Летом 1935 года газета «Правда» совместно с Союзами советских писателей и композиторов объявила конкурс на лучшую советскую массовую песню

 

Из воспоминаний композитора Матвея Блантера: «Я сразу же загорелся желанием принять участие в конкурсе и вскоре мелодия песни была готова. Но слов на нее не было. Знакомые поэты работали с другими композиторами. Однажды кто-то из моих друзей посоветовал обратиться к Михаилу Энштейну – хоть и начинающему, но подающему надежды поэту. Он печатался под псевдонимом Голодный. Михаил трижды прослушал мелодию и через несколько дней принес листок из школьной тетради со словами:

"В степи под Херсоном – Высокие травы,

 В степи под Херсоном – курган.

 Лежит под курганом,

 Заросшим бурьяном,

 Матрос Железняк, партизан".

Вскоре стихотворение «Партизан Железняк» (без нот) под рубрикой «К конкурсу» было напечатано в «Правде». Когда жюри стало подводить итоги, то оказалось, что только на слова Голодного было прислано… 389 мелодий. Среди них была и та, которую сочинил Блантер. Но, к сожалению, она не попала в число победителей. Комиссия посчитала её чуть ли не погребальной, в ней не чувствовалась вера в светлое будущее. Но «сверху» было иное мнение: память павших борцов за «всеобщее» счастье надо чтить. И дали добро на её «раскрутку».

В результате песня Михаила Голодного и Матвея Блантера полюбилась народу и заслуженно вошла в классику советской песни.

Из воспоминаний композитора Матвея Блантера: «Поэта Голодного часто спрашивали: о ком написана песня, был ли такой партизан в действительности? Он отвечал, что Железняк – фамилия довольно распространенная на Украине и она очень подходит для героя песни о гражданской войне».

Позднее советские идеологи стали выдавать за прообраз героя песни Анатолия Железнякова. Бывший анархист, примкнувший к большевикам, вошел в историю так. Матрос Балтфлота, в январе 1918-го, будучи начальником караула Таврического дворца, под угрозой оружия «предложил» членам высшего законодательного органа России – Учредительного собрания – покинуть дворец.

А что касается песни, то благодаря поэтическому воображению Михаила Голодного Херсон вошел в классику советской песни, воспевающей «пафос» гражданской войны.




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович