Херсонцы любят фотографироваться




«...Бросается в глаза существование в городе значительного числа фотографий и аптекарских магазинов.

Очевидно, херсонцы любят и лечиться, и сниматься».

А. И. Фирсов, «Исторический вестник», № 10, 1905 г.

 

Желание херсонцев приобрести заветный кусочек картона с изображением себя или близких и любимых людей осуществилось в 60-е годы ХІХ века. Сегодня весьма затруднительно назвать первое фотографическое ателье или салон, появившиеся в Херсоне, его адрес и фамилию владельца. А то, что в 70-80-е годы ХІХ века их количество росло подобно грибам после дождя - факт. И это при численности населения в 50 тысяч человек.

Фотоателье Г. МожаровскогоСамым фешенебельным и престижным считалось ателье Г. Можаровского. Салон находился на улице Суворовской (ныне - улица Сувороав) и занимал два этажа. На первом располагались вестибюль, приёмная и лаборатория, на втором - шикарный съёмочный павильон, разделенный на несколько секций. Каждая из них имела своё функциональное назначение: для портретной съемки (до натуральной величины), семейной и групповой (до 20 человек). Фотографируемые сами могли выбрать фон снимка: их в каждой секции имелось несколько вариантов. Основной клиентурой Можаровского были местные властная и военная элита, высшее духовенство, гласные Городской думы, богатые купцы и промышленники. Снимки у него были очень дорогие, но зато качественные и красивые. Не зря в 1904 году по представлению великого князя Александра Михайловича фотограф был награжден Золотой медалью на Станиславской ленте.

А буквально напротив салона Можаровского херсонцев и гостей города приглашал сняться владелец еще одного фотосалона - Виталий Беренштейн. Фотографы не были конкурентами: они обслуживали разные сословия населения города. Не испытывало недостатка в клиентах и фотоателье Б. Вольковира. Своими фотовитринами и вывеской на доме Финкельштейна на той же Суворовской оно зазывало увековечиться на фотоснимке именно здесь. Впоследствии Вольковир продал салон К. Герингеру, который долгое время на обратной стороне снимков печатал: «Фотография К. Герингера (бывш. Вольковира)». Сделано это для того, чтобы не потерять клиентуру бывшего владельца. О высоком качестве работ фотографа Б. Вольковира говорит тот факт, что именно он запечатлел тогдашнего херсонского губернатора, тайного советника Михаила Веселкина (1893-1897 гг.). Предшественник же генерал-майор Сергей Олив и сестры Гозадиновы, основавшие 1-ю Мариинско-Александровскую женскую гимназию (ныне в этом здании по проспекту Ушакова расположен судомеханический техникум), предпочли салон Н. Тираспольского позднее - Г. Можаровского).

Городской голова Михаил БеккерГородской голова Михаил Беккер, оставшийся в памяти херсонцев как покровитель губернской библиотеки в 1890 году запечатлен фотографом Л. Раппепортом. Всеволод Мейерхольд в память о Херсоне (1902 г.) снялся у О. И. Гершкевича.

В Херсоне сфотографироваться можно было и у А. И. Заранкина, и у Л. К. Коффа, и у многих других. Но одним из самых популярных считался салон Михаила Глоцера. Расположенный в центре старого города (ныне - участок между улицами Суворова и Комсомольской. Здание не сохранилось), он был гостеприимен для херсонцев любого сословия. Клиентов привлекали невысокая цена снимков, их отличное качество и вежливое обслуживание. Именно у Глоцера снялся Василий Иванович Чапаев.

Владельцы фотосалонов, несмотря на то, что работали в небольшом провинциальном, пусть даже губернском городе, все же жили безбедно. По некоторым данным, их годовой доход колебался от 3 до 10 тысяч рублей. В чем они старались опередить друг друга - это в том, чтобы заполучить хорошего художника-ретушера. Последний, подкрашивая портреты тушью или акварелью, придавал им помимо фотографической точности ещё и художественность.

Фотография К.Герингера. Оборотная сторонаГоды лихолетья (октябрьский переворот, Гражданская война) отразились и на фотографиях. Они упростились до полицейско-документальных снимков: исчезли багеты и фон, золотое тиснение и ретушь. Сами фотосалоны были национализированы, а их владельцы либо эмигрировали, либо были репрессированы. При НЭПе у фотоиндустрии Херсона открылось второе дыхание. Традиции прошлого продолжал фотопавильон Биленкиса и другие.

В послевоенное время херсонцы стремились заполучить «личное зеркало, обладающее памятью». Это можно назвать фотографическим взрывом. Любительская фотография стала массовым явлением. Потому городские власти организовали на улице Белинского, 15 (ныне - дом быта «Славутич») платную фотолабораторию. Там можно было проявить пленку и получить отпечатанные снимки. Увы, но профессионалы были ущемлены. На это время (1960-е годы) в Херсоне уже насчитывалось 10 фотоателье. Два из них - «Луч» и «Зенит» - были расположены на улице Суворова, всего лишь в 20 метрах друг от друга.

Сильным ударом по «объективу» херсонской фотографии оказалось перестроечное время начала 1990-х годов. «Смутное время» выгнало специалистов с фотоаппаратом на шее из ателье на улицу. Помещения фотоателье были приватизированы и перепрофилированы под магазины, кафе, офисы. Да и само «таинство» получения хорошей фотографии исчезло. Недорогие фотоаппараты (в просторечии - «мыльницы») просты в обращении: надо лишь навести его на объект съёмки и нажать кнопку открытия лепестков затвора. Остальное - забота пунктов проявки пленок и печатания снимков. А растущая популярность цифровых фотоаппаратов со временем вытеснит дедовский метод получения снимков путём химической обработки пленки и фотобумаги.

 

 




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович