С чего начинался Херсон. Виртуальная экскурсия по Херсонской крепости




Из всех городов юга Украины, основанных по указам Екатерины ІІ, только Херсон был оснащен крепостью. Где она располагалась и что в ней находилось? Какова её дальнейшая судьба?

 

ЭТОТ ГОРОД, КОТОРОГО НЕТ

Херсонская крепость была заложена 8 сентября 1778 года по проекту главного архитектора Адмиралтейств-коллегии М. Н. Ветошкина. В ходе строительства его проект подвергся значительным корректировкам и изменениям, которые периодически вносили строители И. А. Ганнибал, И. И. Герман, К. Гакс. Не будучи компетентными в фортификационном деле, они только тормозили строительство цитадели. Потому Потемкин уволил Германа и Гакса. В своём ордере от 1 февраля 1784 года инженер-полковнику Николаю Корсакову князь писал: «Препоручаю вам производство крепостных и прочих строений в Херсоне». В выборе строителя Херсонской крепости светлейший не ошибся. Талантливый военный инженер создал команду из способных и известных мастеров. В неё вошли: русские архитекторы Иван Ситников, Матвей Казаков, Иван Старов, Иван Еготов, французы Клод Буржуа и Антуан Вектен, немец Карл Гагендорф, голландец Викентий Ванрезант.

26 мая 1786 года Корсаков рапортовал Потемкину: «Сколько каких работ произведено (в крепости. – Примеч. авт.), имею честь донести Вашей Светлости следующее: по новому проекту шестой полигон совсем отрыт. Дёрном одето крутостей второго и третьего полигонов 1266 квадратных саженей (5714 кв. м – Примеч. авт.). Квартал при Московских воротах каменною кладкой совсем кончен…» К приезду Екатерины ІІ (1787 г.) строительство крепости было закончено. Располагалась она в квадрате сегодняшних улиц: 40 лет Октября – Кременчугская – Красностуденческая – переулок Военный. Военное оборонительное сооружение было построено по всем правилам фортификационной науки того времени: крепость окружал мощный земляной вал с девятью бастионами, который совместно с глубоким рвом создавал серьёзное препятствие для противника, а звездообразная линия укреплений позволяла вести перекрестный огонь из 220 орудий, находящихся на бастионах. Под землей крепость была оборудована несколькими десятками туннелей, выходящих за границу крепости до 50-70 метров. В случае её осады в них должны были нести круглосуточное дежурство солдаты, чтобы предотвратить подкоп с целью минирования врагами крепостных рвов и ворот.

На территории крепости было возведено немало сооружений и зданий, в которых разместились восемь пехотных полков, крепостная инженерная рота, внутренний гарнизонный батальон, провиантские магазины, пять пороховых погребов, комендантский двор, квартиры чинов крепостного ведомства, лаборатория ружейных патронов, артиллерийская мастерская и прочее, о чём речь пойдёт ниже. Это был небольшой городок внутри Херсона. В нём насчитывалось шестнадцать кварталов. Восемь из них были застроены одно-, двух- и трехэтажными домами.

Естественно, что Потемкин торопил Корсакова с окончанием строительства, которое он приурочил к визиту Екатерины ІІ в Херсон. Потому характеристика крепости, данная ей австрийским императором Иосифом ІІ, мягко говоря, не совсем объективна. «…Сооружена она из земли, или вернее из песка, который не утрамбовывают. Приготовились при встрече императрицы стрелять из пушек, стоящих на валу, но по случаю бывшей на днях грозы опасались, чтобы при первом же выстреле все укрепления вместе с артиллерией не сползли бы в собственные рвы. Осадная артиллерия великолепна», – писал он своему фельдмаршалу графу Ласси.

Ещё не успела осесть пыль, поднятая колесами кареты покидающей Херсон Екатерины, как возникла реальная угроза городу со стороны Турции. Потемкин был в полной растерянности. Почти с подобострастием всемогущий князь обращается к Суворову: «Сиятельнейший граф, милостивый государь! Препоручаю бдение о Херсоне». Исполнительный генерал-аншеф по-военному кратко доложил ему: «По повелению Вашей Светлости от 21 августа о приготовлении крепости Херсонской в оборонительное состояние, надлежащие способы мною предприняты…» Тогда ещё полководец не предполагал, что эта крепость могла пустить его по миру. Пребывая в Херсоне в 1792 году, Суворов пытался реконструировать её. Для производства восстановительных работ он заключил контракты со строителями. Не имея наличности для задатков, Суворов выдаёт подрядчикам векселя. Когда сумма превысила 100 тысяч рублей, для её погашения он обратился в Петербург. Но финансовое ведомство России ему отказало. Как человек чести, Суворов для погашения долга выставил на продажу почти все свои имения. Только вмешательство Екатерины ІІ спасло генерала от разорения.

История сложилась таким образом, что Херсонской крепости не судилось вести огонь из своих орудий по неприятелю и не выдержать ни одной осады: сражения прошли на дальних подступах к Херсону.

22 сентября 1835 года на имя Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора пришло предписание от Николая І: «По высочайшему Его Императорского Величества повеленно, крепость Херсонская вовсе уничтожена, верки (строение – немецкий язык. – Примеч. авт.) коей со всеми принадлежностями поступают в Городское Ведомство, с тем, что, хотя крепостные верки и не будут поддерживаться починками, должны однакож быть предохраняемы от всякого разорения и повреждения жителями».

Хотя согласно этому документу крепость и перешла в собственность города, её территория и помещения долгое время использовали для хранения вооружения и боеприпасов военного ведомства.

Так, в книге «Итоги 25-летия Херсонского городского самоуправления» (Херсон, 1896 год) есть такие строки: «В 1866 году была окончательно упразднена крепость, условно же её упразднение произошло ещё ранее, в 1835 году». Это подтверждается сведениями о том, что 8 мая 1852 года в день праздника Св. Вознесения во время крестного хода с Касперовской чудотворной иконой из находившихся на крепостных валах орудий производился беспрерывный салют.

Впоследствии камень, из которого были построены здания и сооружения в крепости, городская управа распродала частным лицам для строительства домов в центре Херсона.

…Прошло более двух веков. Так что же из себя представляла Херсонская крепость?

Заглянем через бывшие крепостные валы, чтобы увидеть, что они скрывали и охраняли.

1. ДВОРЦОВАЯ ПЛОЩАДЬ

При проектировании центральной части крепости были различные варианты. Но самой интересной в архитектурном решении была планировка, предложенная Клодом Буржуа и одобренная Николаем Корсаковым. Идея заключалась в том, чтобы за основу принять крепостную площадь, расположив вокруг неё главные административные сооружения в таком порядке: с севера – дворец Потемкина, с юга – Арсенал, с востока – Монетный двор, с запада – Екатерининский собор. Это был блестящий вариант распределения крупных архитектурных масс и свободного пространства, которым была площадь. Московский историк архитектуры М. Б. Михайлов писал: «…При вступлении на площадь раскрывалась обширность её пространства, выявленная поперечной осью композиции: противостоянием внушительных масс дворца Потемкина с его пластическим центром и арсенала с отступающей в глубину средней частью».

Наименование Дворцовая площадь получила по окончании строительства дворца Потемкина. А до этого она называлась плац-парад и предназначалась для строевой подготовки солдат расквартированных в крепости полков. Выглядела она как прямоугольный участок земли, который был спланирован и утрамбован. Со временем Дворцовая площадь стала местом торжественных построений или парадов полков, дислоцировавшихся в крепости по поводу больших государственных праздников или событий. Здесь чествовали героев Кинбурна и Очакова, провожали в последний путь бойцов, павших при защите Херсона на его подступах. На этой площади 23 ноября 1791 года херсонцы хоронили основателя города – князя Григория Александровича Потемкина.

2. СВЯТО-ЕКАТЕРИНИНСКИЙ СОБОР

Историк архитектуры М. Б. Михайлов так писал о нем: «Среди обрамлявших площадь (Дворцовую. – Примеч. авт.) крупных, сдержанных по архитектуре двухэтажных зданий, сравнительно небольшой собор выделялся изяществом своих, ещё несколько барочных форм, спокойной величавостью прекрасно спорпорционированного объёма, изысканностью трактовки ордера, пластичностью обработки фасадов, усиленной помещением в нишах статуй, плавными очертаниями купола». Подобному восприятию зрителем собора служило отличное место его строительства: между Очаковскими воротами и Дворцовой площадью.

На первом плане Херсона, утвержденном лично Потемкиным летом 1778 года, показан детальный план собора. Но он не соответствует тому зданию, которое было построено.

Авторство проекта собора, приписываемое выдающемуся архитектору Ивану Старову, по мнению историков и архитекторов, находится под сомнением. Хотя он с 1774 года выполнял заказы Потемкина. Возможно, Старов и был автором неосуществленного варианта архитектурного решения собора.

Как бы там ни было, строил храм архитектор из Москвы Иван Матвеевич Ситников, который прибыл в Херсон в начале мая 1781 года.

30 сентября того же года была произведена торжественная закладка первого камня собора. За предыдущие три месяца Ситников внес некоторые изменения в проект: удлинил алтарь и пристроил по бокам собора помещения ризницы и для дьякона. Строительство храма началось почти через год. И было прервано из-за эпидемии чумы, свирепствовавшей в 1783-1784 годы.

Параллельно с возведением стен собора шли работы по изготовлению его иконостаса и отделка интерьера. В первой половине 1783 года Потемкин заключил контракт с художником Михаилом Шибановым на изготовление иконостаса. В помощники Шибанов взял Я. Богданова. Росписью стен интерьера собора занялся талантливый живописец Николай Шляхин. Самую сложную работу – изготовление рам иконостаса – взял на себя Павел Брюлло. Замечательный резчик по дереву, владеющий секретом золочения, он к тому же имел опыт изготовления иконостасов. К оснащению храма иконами приложил свою кисть известный живописец ХVIII века Владимир Лукич Боровицкий. Не исключено, что в росписи стен храма принимали участие художники Михаил Иванов и Федор Данилов. Художественное оформление собора дополнили скульптуры, установленные в нишах экстерьера сооружения. Главный западный портик украсили размерами в человеческий рост статуи апостолов Петра и Павла, северную и южную части – святых Марии Магдалины и Екатерины. Их автор – известный скульптор Гавриил Тихонович Замараев, которому помогал подмастерье Анисим Петровский.

26 мая 1786 года главный строитель Херсонской крепости инженер-полковник Николай Корсаков в своём рапорте писал Потемкину, что «каменная соборная церковь 17 числа сего месяца в присутствии Его Высокопреосвященства архиепископа Словенского и Херсонского Никифора освящена, в которой и священнослужение уже производится».

Если сам собор за годы его существования не претерпевал каких-либо перестроек, то колокольня, которую мы видим сегодня, – уже четвертая как по счёту, так и по архитектурному виду. Первая звонница собора была деревянной. Через четырнадцать лет (1800 г.) по проекту Ивана Старова была возведена монументальная каменная колокольня. Во время землетрясения, происшедшего 14 октября 1802 года, на стенах появились трещины и большой крен. После её демонтажа в 1806-м временно была построена деревянная звонница с шестиугольным основанием. Четвертая была возведена после 1815 года. Её верхние два яруса были разрушены уже в годы советской власти. В 1985 году колокольня была реставрирована и установлен позолоченный крест. До революции 1917 года звонница собора была оснащена двенадцатью колоколами. Вес самого большого достигал 112 пудов (1834,6 кг).

Экспликация херсонской крепости по состоянию на 1803 год

1. Дворцовая площадь (улица Перекопская – телепередающий центр).

2. Свято-Екатерининский собор.

3. Монетный двор (парк имени Ленинского комсомола, район памятника первым комсомольцам).

4. Литейный пушечный завод (ориентировочно, недалеко от здания местного суда Суворовского района города Херсона, угол улиц Перекопской и Кременчугской).

5. Крепостные ворота (справа внизу на рисунке – Очаковские, возле ККЗ «Юбилейный», слева вверху – Московские или Петербургские – улица 40 лет Октября, напротив госуниверситета).

6. Дворец Потемкина (парк имени Ленинского комсомола, ориентировка – двухэтажное здание бывшего кафе за телебашней).

7. Арсенал (улица Перекопская, 10 – Следственный изолятор, Телецентр и Комитет по телерадиовещанию).

8. Пороховой погреб (район стадиона «Кристалл»).

9. Крепостной колодец (расположен с северной стороны Свято-Екатерининского собора).

10. Кордегардии (обе находились рядом с крепостными воротами. См. п. 5).

11. Казармы полков (находились в разных местах нынешней территории парка имени Ленинского комсомола).

12. Жилые здания высших чинов (располагались преимущественно вблизи дворца Потемкина и собора).

13. Екатерининская баня (не сохранилась).

14. Оборонительный вал (реставрация, район площади у ККЗ «Юбилейный»).

15. Въездной мост (было два у крепостных ворот. См. п. 5).

3. МОНЕТНЫЙ ДВОР

Потемкин мечтал сделать Херсон южной столицей Российской империи, так сказать Южной Пальмирой. Мотивируя это решение тем, что регионы новоприобретенного края должны в полной мере быть обеспечены звонкой российской монетой, князь убедил Екатерину ІІ дать согласие на строительство в Херсоне Монетного двора с последующей чеканкой монет. Под его строительство со всеми вспомогательными постройками было отведено почетное место в комплексе административных сооружений крепости: фасад выходил на восточную часть Дворцовой площади, напротив Екатерининского собора.

Строительство Монетного двора велось в большом секрете. Даже рабочие не подозревали, какие крепостные службы будут там находиться. Хотя их, как профессионалов, порой удивляли увеличенная толщина стен и фундамента подвалов, доходившая до полутора аршин (1,2 метра). Особенно поражала лабиринтная система подвальных проходов, снабженная коваными дверями с многочисленными запорами. В комплекс двора входили: плавильное отделение; лаборатория, в которой должен был осуществляться приём, учёт и анализ качества металла; монетный зал, где были установлены прессы и штемпеля для чеканки монет различного достоинства. Не забыли строители пожелание светлейшего о медальной палате, которая состояла из двух отделений. В одном должны были изготавливать штемпеля для чеканки монет и медалей, а в другом – чеканить медали. Хотя Монетный двор был полностью оборудован и готов начать в любой день чеканить деньги, ни одна монета так и не выпала из-под его штемпелей.

Судьба архитектурного комплекса Монетного двора печальна. Вот что писал об этом А. Чирков в «Кратком историческом очерке города Херсона», опубликованном в 1864 году: «…В наше время, года два тому назад, стены бывшего Херсонского монетного двора проданы частному лицу за ничтожную сумму и взятый оттуда камень послужил материалом для постройки дома купца Иолосса, что на углу Потемкинской (сегодня – улица Карла Маркса. –Примеч. авт.) и Суворовской, против здания старой гимназии». Автор указывает дом, в котором находилась старейшая аптека юга Украины и где провел гимназические годы известный историк Е. В. Тарле. В конце 1970-х годов здание было снесено.

4. ЛИТЕЙНЫЙ ПУШЕЧНЫЙ ЗАВОД

Этот завод в планировке крепости не предусматривался. Его строительство оказалось вынужденным. Дело в том, что после освобождения южных земель нашего края от турецкого владычества упразднялись небольшие и временные земляные крепости. Все их орудия – годные или с дефектами – свозили в самый крупный арсенал юга России, который был в Херсоне. В то же время спускаемые в Адмиралтействе корабли не всегда вовремя оснащали пушками, поставляемыми Брянским медеплавильным заводом. Идея использовать для последующей переплавки непригодные орудия, хранящиеся в херсонском Арсенале, возникла у князя Потемкина. Но его опередил секунд-майор Ассон Струговщиков. Хитрый и расчетливый московский купец І гильдии предложил светлейшему свой план литья пушек для флота. Замысел купца-майора князь Потемкин разгадал. Тем не менее (время торопило) в апреле 1790 года он подписал с ним контракт. Суть его заключалась в том, что Струговщиков за свои средства строит завод и в течение трёх лет обязуется переплавить 100 тысяч пудов (1638 тонн) меди на орудия. По истечении срока завод переходил в собственность государства. Для компенсации расходов на строительство завода и получения прибыли купец поставил условие: казне возвращается 65,5% меди в виде орудий, остальная часть идет ему.

Завод построили внутри крепости (сегодня – окраина парка им. Ленинского комсомола, вблизи улицы Кременчугской). Об этом вице-адмирал Николай Мордвинов писал Екатерине ІІ: «…завод устроенный с великим искусством, заслуживает особое внимание. Механические силы расположены с великою простотою и хозяйством».

Основное производственное оборудование завода состояло из двух плавильных печей, размещенных в каменном корпусе. Пять машин для обточки и сверления орудийных стволов расположились в двух деревянных зданиях. Их размеры указаны в плане: соответственно 16х16 и 14х5,5 саженей (34х34 м и 30х12 м). Три токарных станка разместили рядом со «сверлилкой». Самым большим на заводе был корпус, в котором оббивали формовочную землю от орудийных форм: 39х3,5 саженей (73х6,5 м). Были ещё постройки под слесарную мастерскую, кузницу и другие подсобные помещения. Потемкин не жалел денег на обустройство завода. Он закупил даже сверлильную машину иностранного производства. Только один её вес составлял 348 пудов (5707 кг). Отливал пушки приглашенный светлейшим иностранный литейный мастер И. Неймак. По отзывам морских артиллеристов, херсонские орудия превосходили брянские по скорострельности при малом нагреве стволов. За первые пять месяцев работы завода было отлито и подвергнуто испытаниям 88 пушек разного калибра. Позднее выпуск орудий возрос до 20-25 штук в месяц. До окончания срока контракта (сентябрь 1793 года) было изготовлено 431 орудие. Перейдя на казенное содержание, завод начал хиреть, постепенно теряя значение военного предприятия. В начале ХІХ века он уже производил обшивочные гвозди, мелкие судовые вещи, колокола для херсонских и николаевских храмов.

В июле 1834 года главный командир Черноморского флота вице-адмирал М. П. Лазарев предписал перевести завод в Николаев. Аргументировал он это тем, что в Херсоне «изготовление вещей производится не только с большой медлительностью, но и сами вещи по худому качеству и дурной отделке не годны к своему употреблению».

В конце октября 1834 года все оборудование, инструменты и материалы литейного завода были вывезены в Николаев на двух пароходах и нескольких баржах.

5. КРЕПОСТНЫЕ ВОРОТА

Въехать и войти в крепость можно было через двое ворот, которые были почти диаметрально расположены друг к другу: с юга – Очаковские (около ККЗ «Юбилейный») и с севера – Московские, а по некоторым источникам Петербургские (ныне – улица 40 лет Октября, в районе государственного университета). В архитектурном решении ворота – близнецы. Предположительно, проектировал их известный московский архитектор Родион Казаков, который прибыл в Херсон в 1783 году. По замыслу зодчего, ворота должны были стать не только фортификационным сооружением, но и украшением крепости. Для их строительства Казаков выбрал местный камень – известняк. Единственным требованием архитектора к каменотесам были – точность в размерах каждого камня и малая шероховатость их поверхностей. Безукоризненно отшлифованные, они были так точно пригнаны друг к другу, что создавали впечатление монолита. Казаков знал, что со временем известняк приобретает прочность бетона, а толщина стен ворот могла выдержать обстрел из любого калибра орудий того времени.

Триумфальный вид воротам придал архитектурный стиль раннего классицизма: трехосевая арка, строгий фронтон, украшенный волютами (завиток) и пилястрами, имитирующими прямоугольные колонны. Даже технологические пазы на фасаде, через которые проходили цепи, поднимающие мост, не портили внешнего вида ворот. Все в проекте и строительстве было очень тщательно продумано. Свидетельство тому и факт, что они сохранились почти в первозданном виде до наших дней.

6. ДВОРЕЦ ПОТЕМКИНА

Несомненно, княжий дворец, с его помпезностью и архитектурной красотой, придал центру крепостного города своеобразную законченность ансамбля Дворцовой площади. Его первозданный вид можно и сегодня увидеть на картине художника Ф. Я. Алексеева «Вид Херсона» (экспонируется в Херсонском краеведческом музее), которую он написал с натуры. Дата строительства дворца лежит в границах 1792-1794 годов.

Дворец построен в стиле русского классицизма: четкая геометрическая композиция, минимальное количество декоративных украшений, ровные и гладкие стены как один из главных приемов архитектурной выразительности. Центральную часть дворца занимал большой зал, который в дневное время освещался фасадным полукруглым окном и боковыми, расположенными поперек сооружения на высоте третьего этажа. В боковых крыльях дворца размещались роскошные кабинеты, спальни, столовые. Венчал дворец на высоте почти 12 метров резной орел, под которым были установлены боевые часы, подаренные Потемкину Екатериной ІІ. А ей в своё время они были поднесены прусским королем Фридрихом.

Строили дворец казенные и вольные рабочие, военные и каторжники, мастера и ремесленники. Есть предположение, что дворец возведен по проекту И. Е. Старова, находившегося тогда при князе. Украшением дворца занимались каменотёсы Бектень и Лаллемань, живописцы Михаил Шибанов (бывший крепостной Потемкина) и Федор Данилов.

В ансамбль дворца входили хозяйственные постройки: продовольственные и промышленные склады, конюшни, каретные «гаражи», караульные помещения, ледовый и обычный погреба, дом для слуг и обслуживающего персонала.

Во дворце устраивали изысканные балы и банкеты, ставили театрализованные представления, проходили концерты украинских крепостных музыкантов и выписанных из Парижа французских танцовщиц.

Но здание было не только местом увеселений фаворита. Отсюда велось управление большим Новороссийским краем, равным по площади некоторым странам Западной Европы. После смерти князя все ценные вещи были вывезены, а дворец передан в собственность военного ведомства. Конюшни и вспомогательные строения переоборудовали под военный госпиталь. Непосредственно в здании дворца долгое время располагалась гауптвахта (главное караульное помещение), а позднее – военно-аптечный склад. В 1911 году во дворце Потемкина разместился офицерский клуб. Чуть позже здание дворца было перепланировано и оборудовано под военно-фельдшерскую школу.

Время и безразличное отношение городских властей к памятнику истории сделали своё разрушительное действие. В 1928 году херсонский краевед Сергей Сильванский писал: «Разрушение происходит на глазах. Ещё так недавно стоял дворец Потемкина. От дворца осталась лишь груда камней…»

7. АРСЕНАЛ

В 1971 году при ремонте арсенала была найдена медная закладная доска с надписью: «Оружейная в Херсоне Палата Заложена лета Господня 1784, августа в 8 день. Екатерина ІІ Основательница Града Августейшая Благочестивая Благоденствующая Великих Россов обладательница. Григорий Александрович Потемкин, Князь Священной Римской Империи, Губернии Наместник».

Арсенал строился под руководством инженера Ивана Струговщикова по проекту архитектора (воинское звание – капитан) Викентия Андреановича Ванрезанта. Возводили монументальное сооружение в течение четырёх лет (1784-1788 гг.). Самое крупное крепостное сооружение отвели под хранилище артиллерии, оружия и боеприпасов для армии, дислоцированной в Новороссийском крае. По окончании строительства арсенала его подвалы и помещения были заполнены 600 орудиями, более чем двумя тысячами мушкетов и ружей, фальконетами, «единорогами» (разновидности артиллерийских орудий), тысячами единиц личного холодного оружия, сотнями бочек с порохом, ядрами, брандскугелями (зажигательный снаряд) и прочими артиллерийскими принадлежностями. Все это было свезено из упраздненной крепости Святой Елизаветы и прочих земляных крепостей. Трофейное (в основном турецкое) оружие хранилось в особой палате.

В архитектурном выражении арсенал поражал зрителя своей монументальностью и объёмом: два огромных четырехколонных портика выходили на красную линию Дворцовой площади и объединялись уходящим в глубину квартала полукруглым одноэтажным корпусом. Зрительное пространство площади расширялось за счёт сочетания объёмов арсенала и Монетного двора. По стилю арсенал был согласован в общей картине ансамбля с Екатерининским собором.

В 1802 году арсенал сильно пострадал от землетрясения: дугообразные галереи были почти разрушены. Через десять лет арсенал был перестроен по проекту губернского архитектора И. В. Ярославского. При этом на оборотной стороне закладной доски арсенала была сделана дополнительная запись: «Перестройка 1812 Была». В дальнейшем, когда крепость была упразднена, появилась третья надпись (1884 г.) на той же закладной доске: «Здания бывшего арсенала приспособлены для помещения Херсонского Арестантского Исправительного № 2 Отделения в царствование Благочестивейшего Государя Императора Александра ІІІ, при Губернаторе Тайном Советнике Александре Семеновиче Эрдели, Архитекторами Бароном фон Штемпелем и Корфом и инженером Залеским и заняты арестантами в октябре 1884 г.». Тогда же при арестантском отделении была построена Покровская домовая церковь.

В 1923 году и позднее в здании арсенала находился «Херсонский уездный дом принудительных общественных работ» (ДОПР). Ныне здесь размещен следственный изолятор № 28 и Комитет по телерадиовещанию (улица Перекопская, 10).

8. ПОРОХОВЫЕ ПОГРЕБА

На территории крепости их было пять. Проектировщики расположили их по периметру цитадели таким образом, чтобы ни один метр укреплений не остался вне радиуса обслуживания боеприпасами не только артиллерии, но и стрелков пехоты.

Безопасность хранения взрывчатых веществ и их предметов военные инженеры решили следующим образом. Рабочие рыли прямоугольный котлован (20 на 6 метров). Затем поперечно длине погреба делали несколько углубленных складских помещений. Сводом служила толщина земли в пределах от полутора метров.

Именно в этих ответвлениях хранились бочки с порохом, бутыли с горючей смесью, составные части взрывчатых веществ, заряженные ядра и тому подобное. Продуманная система вентиляции обеспечивала сухость хранящегося, а расчетная толщина надземного перекрытия даже в случае прямого попадания фугаса гарантировала сохранность боезапаса погреба. В целях безопасности от диверсионных акций погреба были окружены высокими каменными заборами и велась круглосуточная охрана.

9. КРЕПОСТНОЙ КОЛОДЕЦ

26 мая 1786 года главный строитель крепости полковник Николай Корсаков докладывал князю Потемкину: «…при одном из двух выкопанных в прошлом году колодцев для подъёма воды поставлена машина… Для закрытия от воздушных непогод машины при колодце сделан домик, вода сего колодца своею добротою не уступает даже и тем самым, что в Тавриде находятся, и довольствуются оною все жители крепости, рабочие и стоящие в лагере два полка». Машина подъема воды работала следующим образом: «…две лошади вертят колесо, на коем укреплено с лишком шестьдесят бадей. Каждая из них, поднявшись вверх, выливает зачерпнутую ею воду в большое корыто, и она из него течёт по желобам куда нужно (в бетонный бассейн. – Примеч. авт.). Бадьи эти, для прочности, мажут смолою, от которой, в жар – сильный дегтярный дух, но утром и вечером вода чиста, и люди могут употреблять её».

Колодец сохранился до наших дней и является своеобразным архитектурным памятником. Несмотря на то, что за два века его засыпали на две трети – его глубина в 25 метров впечатляет. Первоначальную глубину до «зеркала» воды (70 метров) можно только мысленно представить, поражаясь при этом мастерству и огромному труду людей, построивших его.

10. КОРДЕГАРДИЯ

Херсонская крепость была прежде всего военным объектом, требующим круглосуточной охраны. Особое внимание уделялось крепостным воротам. Именно здесь были расположены две кордегардии (караульное помещение с площадкой для построения караула), а также небольшие плацы (площадки), где производился развод караулов. При кордегардиях постоянно дежурили бригады рабочих, в функции которых входило по команде офицера производить открытие и закрытие крепостных ворот, а также осуществлять подъем или спуск моста через ров крепости.

Р. S. При подборе материала и иллюстраций были использованы книги «Улицами старого Херсона», «Екатерининский собор в Херсоне», архив «Гривны», реконструкция крепости архитектора Дмитрия Попенко.




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович