Из жизни кабинетного адмирала в Херсоне




«Я вам откровенно скажу, что во всех действиях правления больше формы, нежели дела…» Из письма Григория Потемкина Николаю Мордвинову. 12 октября 1788 года.

 

220 лет назад князь Григорий Потемкин подписал ордер (приказ) о создании в Херсоне Черноморского адмиралтейского правления. А будучи наслышан о достоинствах Николая Мордвинова как офицера, любящего порядок, точность и дисциплину, светлейший утвердил его на должность старшего члена правления. Причем Потемкин даже пренебрег низким чином Мордвинова – капитан I ранга – для столь высокой должности. Данной ему властью он произвел Мордвинова в контр-адмиралы.

Из послужного списка Николая Мордвинова.

Год рождения 1754.

1776 г. – поступил на службу в Балтийский флот гардемарином.

1768 г. – произведен в мичманы.

1769–1770 гг. – командир придворной яхты «Счастие».

1771 г. – генерал-адъютант у адмирала Ноульса.

1774 г. – командирован волонтером в Англию.

1775–1777 гг. – служба в английском флоте.

1781 г. – произведен в капитаны II-го ранга и назначен командиром корабля «Св. Георгий Победоносец».

1782–1784 гг. – командуя кораблем «Царь Константин» в составе экспедиции контр-адмирала Чичагова, направлен с секретной миссией в Ливорно. Там же вступает в брак с англичанкой Генриеттой Кобле, сестрой жены тамошнего посланника.

1784 г. – в чине капитана I-го ранга командирован в Англию.

1785 г. – отозван в Россию князем Потемкиным.

Мордвинов Николай СеменовичНовоиспеченный командующий Черноморским флотом со своим многочисленным семейством поселился на территории Херсонского адмиралтейства в «доме, в котором имеет жительство Морской Генералитет» (сегодня – это район улицы Порт-Элеватор. Здание не сохранилось). Мордвинов, обставляя херсонскую квартиру, не гнался за роскошью: на стенах, выкрашенных в светлые тона, висели английские гравюры с изображением кораблей или с сельскими пейзажами. Светлые занавески на окнах, взамен французских штор, спадали прямыми складками. Мебель без резьбы и позолоты была обтянута репсом и кожей, покойна и удобна. В большом дубовом буфете громоздились горки простого столового серебра и фаянсовой посуды: адмирал любил вкусно поесть. Все это говорило о том, что Мордвинов решил осесть в Херсоне основательно и надолго.

Однако служебные отношения между князем и контр-адмиралом не сложились: слишком разные они были люди. Потемкин – это скорость, энергия, стремительность, напор, принятие быстрых и порой неординарных решений. Мордвинов – полная ему противоположность: медлительность, строгое следование инструкциям, стремление всю работу подчинить предписаниям, действия только по сложившемуся трафарету. Пытаясь навязать традиции английского флота молодому Черноморскому, Мордвинов вызвал неприязнь у старших офицеров правления. А его взаимоотношения с Федором Ушаковым были на грани скандала и подачи прошения Потемкину о переводе его на Балтийский флот. Именно из стен Херсонского адмиралтейского правления вышел приказ Мордвинова по Черноморскому флоту: «Голос принадлежит только офицеру, дудка (боцманский свисток) – унтер-офицерам, а матросам должно иметь только руки. Матрос не должен осмеливаться сказывать что должно делать: если какая веревка не отдана, то должен офицер приказать, и когда что упущено, то он виноват; пусть ломается и рвется – матрос должен молчать. Сие правило столь свято утверждено всеми благоучрежденными войсками, что ничто так строго не наказывается, как несоблюдение оного». Сам Потемкин не был святым и его выходки порой были на грани самодурства. Но что касалось службы было для него свято. Такой стиль управления флотом, каким он был изложен в приказе Мордвинова, Потемкин не мог принять. 12 октября 1788 года князь пишет резкое письмо контр-адмиралу: «Я вам откровенно скажу, что во всех действиях правления больше формы, нежели дела… Есть два образа производить дела: один, где все возможное обращается в пользу и придумываются разные способы к поправлению недостатков – тут по пословице – и шило бреет; другой, где метода наблюдается больше пользы – она везде бременит и усердно ставит препоны». Не выдержав английского педантизма в оправданиях Мордвинова, Потемкин 12 декабря 1788 года увольняет его со службы.

Кресло старшего члена Херсонской адмиралтейств-коллегии занимает контр-адмирал Марко Войнович. Но с этим назначением нового командующего флотом Потемкин прогадал: сменял шило на мыло. Светлейший оказался в растерянности: кому же доверить командование флотом. Осведомленный об этом Николай Мордвинов тут же шлет князю немного странное письмо: «Светлейший князь. Милостивый государь! Долговременное и бесполезное пребывание мое в Херсоне подает мне смелость просить увольнения… Осуждения против меня неизвестны мне… Означенные в ордере, произнесены во время гнева. В спокойный час явите мне милость, правосудие и великодушие. Имею честь быть с глубочайшим почтением и преданностью. Николай Мордвинов. 16 мая 1790».

Вспыльчивый, но быстро отходчивый Потемкин восстановил опального офицера на службу с прежним чином. Происшедшее ничему не научило Мордвинова. Он оставался кабинетным философом, мечтателем и педантом. Темп службы, предложенный князем, претил ему. Не прослужив и трех месяцев, он 16 августа 1790 года отпросился у Потемкина в отпуск «для обозрения имений». Через год Николай Мордвинов возвратился в Херсон с рапортом на имя Потемкина, в котором обрисовал свое бедственное положение. Он просил отставку с пенсией. «Упражняясь в сельском хозяйстве, не менее буду я служить отечеству своему, – писал контр-адмирал князю, – склонность и знание мое, приобретенное долговременным учением землепашества, могут соделать меня полезным и для общего блага». Признаться, для боевого морского офицера причина ухода в отставку довольно сомнительна. Однако долго заниматься земледелием Николаю Мордвинову не пришлось. Через несколько месяцев умер Григорий Потемкин. Фаворитом Екатерины ІІ стал Платон Зубов. Именно с его подачи императрица назначала на высокие должности лиц, которые были в опале у Потемкина. Мало того, что она выбрала Мордвинова в качестве главного командира Черноморского флота, 24 февраля 1792 года он был произведен в вице-адмиралы. Со смертью Потемкина у Мордвинова были развязаны руки: его контролировала только Петербургская Адмиралтейств-коллегия. Нельзя сказать, что вице-адмирал бездействовал. Он мечтал, рисовал планы, слал в столицу докладные и объяснительные записки. Но… ничего не было сделано. Для осуществления нужны были деньги. И немалые. Их тогда, впрочем как и сегодня, надо было «выколачивать» у правительства. А Мордвинов считал, что оно обязано их дать. Денег не давали, а он их добиваться не стал. Однако вскоре идиллическая жизнь Мордвинова прервалась. По распоряжению Павла І прибыла комиссия с целью проверки, оправданы ли затраты средств какими-либо успехами. По ее результатам адмирал был срочно вызван в Петербург и даже посажен на некоторое время под домашний арест. Вскоре он был отпущен и возвращен в Николаев, где находилась штаб-квартира Черноморского флота, переведенная из Херсона. В конце 1798 года в Глубокой Пристани (место достройки кораблей. Сегодня это местность между селами Софиевка и Широкая Балка Белозерского района) взорвался пороховой погреб. Это послужило формальной причиной увольнения 26 января 1799 года Николая Мордвинова со службы.




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович