Буржуев – переселить на Забалку, а пролетариев – на Дворянскую




После окончательного утверждения советской власти в Херсоне (1920 год) местные большевики приступили к установлению социальной «справедливости» в жилищных условиях граждан. Лозунг этой справедливости: «Мир хатам – война дворцам!»

 

26 сентября 1920 года херсонский коммунальный отдел приступил к переселению буржуазии из центра на окраины города. Кого же причисляли к касте буржуев? Согласно большевистским законам, буржуазность определенного лица определялась не только его отношением к Советской власти, но и тем, чем он занимался до и во время октябрьского переворота. Под этим понималось – на какие средства жил буржуй и его семья. Поэтому в первую очередь из центра города с обжитых десятилетиями мест выселяли херсонцев, имевших до 1917 года доходы свыше 500 рублей в год с капитала или недвижимого имущества. За ними шли купцы I–III гильдии, а также лица, имевшие отношение к государственной службе. Последние подлежали выселению, невзирая на то, что находились на советской службе. Несколько мягче власти относились к состоящим на службе в органах советской власти или вступившим в Красную Армию по мобилизации херсонцам, чьи родственники или родители могли быть отнесены к буржуазии. Этих людей оставляли жить в центральной части Херсона, но в квартирах, по удобствам приравненных к жилищам пролетариев дореволюционного времени.

Для справки.

По указанным выше меркам (500 рублей годового дохода), любой херсонец становился буржуем со всеми вытекающими из этого «звания» последствиями. В силу своей узколобости большевики считали физический труд основным предназначением человека. А он во все времена существования человечества был низкооплачиваемым. Вот и попали в буржуйское сословие инженеры (3000 рублей в год), агрономы (2400 рублей), чертежники (720 рублей), учителя гимназий (900–3400 рублей). Доход рабочих средней квалификации составлял 300–400 рублей в год.

Таким образом буржуазию делили на несколько «сортов». Лиц, отнесенных к первому, самому «вредному», разряду, вместе с детьми и стариками выселяли в склады и нежилые помещения, а в лучшем варианте – в квартиры, освобожденные пролетариями. В результате такой революционной «рокировки», не вложив даже копейки, в благоустроенные квартиры вселялись херсонцы по одному признаку – рабочий или бедняк. Но и 85 лет назад была своя очередность. Вначале переселялись семьи красноармейцев, а уж потом «трудовой элемент» и бедняки, жилища которых пришли в ветхость.

Вот так коммунисты 1920-х годов воплощали в жизнь лозунг «Кто был никем, тот станет всем». А херсонский печатный орган «Известия Херсонского уездного революционного комитета» (№ 188 от 26 сентября 1920 года) извещал жителей Херсона: «Таким образом, Советская власть осуществляет еще одну справедливость по отношению к труженику-бедняку, вынужденному до сих пор влачить свою горькую жизнь в тесных, сырых, грязных и подчас лишенных элементарных удобств помещениях».




 

Скороход Александр Николаевич Сухопаров Сергей Михайлович