Леса и пожары: надежды, ожидания и реальность




Честно говоря, вновь писать о лесных пожарах мне не хотелось. Потому что тема эта непроста. И болезненна почти до трагизма. Ведь летом и осенью 2007 года у далеко не сентиментальных людей от вида сгоревшего леса наворачивались слезы...

Но ситуация складывается таким образом, что к теме этой пришлось вернуться вновь. Во-первых, из-за погоды: несмотря на дожди, лето вступило в свои права. И лес становится всё суше и суше. А во-вторых, в области развернулась нешуточная (хотя и неофициальная) полемика: по поводу того, что же делатьо, чтобы сохранить наши леса от пожаров.

Наши леса: в самом деле "пороховая бочка"?

К сожалению, да. Так сложилось, такими они были созданы. Но обвинять в этом лесоводов 1950-1970-х годов неразумно и несправедливо. Потому что они совершили подвиг: были остановлены пески, буквально пожиравшие пахот- ные земли и угрожавшие сёлам. И это было сделано после более чем 100 лет попыток и экспериментов. Удалось разработать надежную технологию закрепления песков путем высаживания саженцев сосны обыкновенной и сосны крымской. И уже потом оказалось, что созданные тяжелейшим трудом леса обладают целым "букетом" недостатков: они неустойчивы к повреждению вредителями, в них мало укрытий и пищи для птиц и зверей, древесина из местных сосен обладает низким качеством...

И один из основных недостатков - высокая пожароопасность. Не просто высокая, а очень высокая: здесь сработало сочетание нескольких факторов. Это, во-первых, породный (точнее, видовой) состав лесных массивов: содержащая смолу древесина всегда хорошо горит! Во-вторых, климатические условия: лето ведь у нас жаркое, дождей выпадает мало. И уже в 1970-е годы из-за повреждения вредителями деревья стали усыхать и гибнуть. И, пожалуй, самое главное: помимо живой древесины (содержащейся в ветвях и стволах), в лесах Нижнего Приднепровья накапливается огромное количество мертвого органического вещества - опавших с деревьев хвои и ветвей. Дело в том, что в наших местах из-за сухости климата всё это разлагается очень медленно. И в результате в лесах Херсонщины имеются гигантские запасы горючего материала. "Это не лес, а пороховая бочка", - сказано, в общем, верно.

Все эти факторы особо проявились в последние годы - жаркие и засушливые.

В Херсонской области в Цюрюпинском лесничестве горит лес (источник www.segodnya.ua)

Леса и пожары: неожиданная информация Что огонь - "враг леса", известно каждому. Но есть тут, скажем так, некоторые тонкости. Начнем с того, что лесные пожары бывают двух типов: низовые и верховые. Во время низового пожара выгорают так называемая подстилка, (опавшие листья и хвоя), лежащие на земле ветки и трава. Но фатальных последствий обычно не наблюдается: после небольшого низового пожара деревья не погибают. Но уж если огонь доберется до крон деревьев - беда! Возникает грозный "верховик" - верховой пожар. При этом огонь идет сплошной стеной и выгорает всё - от грибов и травы до верхушек деревьев. Лет эдак шестьдесят назад роль пожаров в жизни леса стали изучать крупнейшие ученые-экологи США. И дотошные исследователи узнали, что во многих местах планеты низовые пожары для леса... полезны: они очищают поверхность от несгнившего опада, убирают нежелательных конкурентов и возвращают в почву минеральные вещества. А на юге этой страны во многих местах без низовых пожаров леса просто не могут нормально существовать. И происходит это в тех условиях, где в жарком и сухом климате скорость накопления опада гораздо выше скорости его разложения.

Оценив полученную информацию, наши "научники" предложили: мол, надо леса... жечь - устраивать управляемые низовые пожары. И особенно-де это нужно в сухих лесах юго-запада и юго-востока страны. А если этого не делать и продолжать тушить каждый низовой пожар, то горючего материала накопится столько, что в конце концов здесь будут возникать катастрофические верховые пожары.

Ну и как, уважаемые читатели, описанная ситуация ничего вам не напоминает?

В ответ на такие заявления правительственные чиновники и лесоводы вначале просто пальцем у виска крутили. Потом стали слушать. И даже делать: во многих национальных парках США сейчас практикуют проведение управляемых палов - низовых пожаров. В общем, ученые, кажется, достучались, но не везде и не до всех.

Калифорния и Флорида: там было страшнее, чем в кино!

Всё дело в том, что проведению управляемых палов в населенной местности категорически воспротивились местные жители. А власти не стали ссориться с избирателями. Вместо этого самая богатая страна мира стала наращивать силы и средства пожаротушения. И довела их до размеров и мощности почти фантастических. Еще бы! Одних только профессиональных лесных пожарных у них 10 тысяч - пехотная дивизия! Это если не считать резерва - гражданских добровольцев и Национальной гвардии со всей её техникой. Кстати, о технике: только у лесных ведомств там имеется более 100 специальных вертолетов и самолетов! (Сколько у них машин - об этом можно только догадываться. Вероятно, наберётся на мотострелковую дивизию).

Но в 2007-2008 годы вся эта армада оказалась бессильной: лесные пожары в Калифорнии и Флориде "развернулись" страшнее, чем в самых "крутых" голливудских фильмах. Причем ничего подобного раньше не было! Уже весной 2008 года специалисты подвели итоги и пришли к ошеломляющим выводам. Как оказалось, причиной катастрофических и жутких пожаров было именно то, что в предыдущие 20 лет пожары в этих лесах... тушили особенно тщательно! И верховые, которые тушить надо всегда и везде, и низовые, благодаря которым раньше постепенно выгорали опавшие хвоя, листья и ветви. В результате в лесах накопилось гигантское количество сухого и огнеопасного материала. Он не мог не загореться - рано или поздно.

Нижнее Приднепровье: нам таких "триллеров" не надо. Хватит!

Уважаемые читатели, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: ситуация в Херсонской области имеет пугающее сходство с тем, что имело место в Калифорнии и Флориде. Сухой и опасной органики у нас в лесах становится всё больше - с каждым годом, с каждым месяцем... Несложные расчеты и здравый смысл подсказывают, что в результате этого накопления может произойти такое... В общем, прошлогодние события покажутся чем-то не таким уж и страшным - настолько будет велик ущерб.

Закономерен вопрос: что же делать, как убрать окаянную "горючку" из сосновых лесов Нижнего Приднепровья?

В общем-то, если называть вещи своими именами и не предаваться фантазиям (наподобие очистки лесов с помощью "специальных машин", студентов или волонтёров), то действительно выход остается один: низовые пожары. Управляемые, контролируемые, безопасные.

Не спешите ахать и возмущаться: этот выход зачастую нам подсказывает сама природа. Дело в том, что есть немало мест, где низовой пожар прошел не раз, но деревья выжили. А вот мертвое органическое вещество на земле выгорело. Такие участки наверняка видели многие жители нашей области: здесь сухих веток и хвои гораздо меньше, чем в других местах. Сосны здесь обычно благополучные и жизнеспособные, но со следами огня на нижних частях стволов.

Управляемый огонь: не всё так просто И даже более того - всё очень непросто! Во-первых, необходимо изменение законодательной базы, а иначе лесник, устроивший даже самый малый и щадящий пал, рискует угодить за решетку или в психиатрическое отделение больницы. Во-вторых, сравнение с лесами США не совсем корректно.

Всё дело в том, что леса юга США изначально приспособлены к воздействию низовых пожаров: такие уж виды деревьев и кустарников там растут. Это, в общем-то, особый тип растительности, для которого частичное выгорание - часть жизненного цикла. В Калифорнии его называют "чапарраль", в других местах - "скрэб", "буш" и так далее. Наши виды сосен к огню не столь устойчивы. И в некоторых местах существует риск того, что они всё-таки будут повреждены даже огнем низового пожара.

Но все равно, ведь надо же что-то делать! Может быть, есть культуры микроорганизмов, которые ускоряют разложение опавших веток и хвои, будь они неладны! Может, удастся найти кустарник, который можно будет подсаживать на место сосен, поврежденных огнем. Словом, хотя бы в некоторых местах надо попытаться создать наш, местный "чапарраль".

Кроме того, выполнение управляемых палов - это не такая уж простая работа. Впрочем, при грамотном подходе здесь, кажется, особых проблем быть не должно. Ведь в мире накоплен огромный опыт - надо лишь в наших условиях его с толком применить. Конечно, жарким и сухим летом ничего такого делать нельзя. Скорее всего, у нас это можно осуществлять в середине весны или в первой половине осени, когда леса еще (или уже) не настолько сухие, чтобы был велик риск возникновения верхового пожара. Пал устраивают в теплый безветренный вечер в ясную погоду - тогда, когда по всем признакам ясно, что ночью выпадет роса. Или, что еще более надёжно, под дождь. Ставят патрули и контрольные группы: на дорогах и у населённых пунктов. А перед этим рассчитывают, моделируют и так далее. Понятно: головной боли хватает.

"Больные" темы: дороги и водоёмы Собственно говоря, вокруг этого вопроса дискуссия и начиналась: "строить - не строить". При этом активно обговаривается и тема "песочная": якобы всё это строительство для того только и затеяно, чтобы побольше песка набрать и карман набить. Ну что ж, по этому поводу могу одно лишь сказать: ежели кто намеревается нагреть руки на беде природы и людей, то ему это воздастся. По делам его.

Что касается водоёмов: было упомянуто о том, что их будут сооружать и как противопожарные, и как водопои для животных. Так вот, даже в годы обилия кабанов и косуль уже существующих водоемов вполне хватало. А сооружение новых чревато снижением уровня грунтовых вод. Напомню, планируют соорудить 95 водоемов! И вода из них будет испаряться. Более разумный вариант: строительство скважин с вмонтированными (глубинными) электронасосами. Благо, ЛЭП подходят ко многим участкам леса. И только там, где без новых водоемов никак не обойтись, уж там придется рыть! Желательно глубиной побольше (чтобы обеспечить необходимый объем), площадью поменьше (чтобы уменьшить испарение).

Дороги: они вроде бы жизненно важны. Но вспомним печальный опыт года 2007-го. Ведь даже там, куда удавалось "нагнать" технику, огонь удавалось потушить далеко не всегда - срабатывал фактор времени. Так может быть, все-таки стоит принять на вооружение "вертолетную" тактику? И делать ставку на возможно более быстрое тушение с помощью авиационной техники (водой) и мобильных (доставляемых с помощью вертолетов) групп?

Лето 2008-го: что делать и чего ждать?

Конечно, если даже к идее управляемых низовых пожаров прислушаются (на что я очень надеюсь!), то в ближайшие 3 месяца снизить количество огнеопасного материала таким методом не удастся. Потому как летом, повторюсь, ни о каких управляемых пожарах не может быть и речи! И сейчас задача одна: не допустить повторения трагедии 2007 года - губительного верхового пожара. Рискну высказать несколько соображений. Желательно иметь построенную с помощью компьютерных программ модель того, что может произойти. Вероятно, она должна постоянно меняться: в зависимости от погодных условий. Недурно было бы учесть криминальный вариант развития событий - поджог. Или, точнее, варианты: ведь поджечь может и психопат-одиночка, и хорошо организованная группа. Особое внимание следует уделить безопасности людей, способам спасения попавших в огненную западню пожарных, сельских жителей и так далее. А на будущее принять специальную региональную программу лесопользования, уделив особое внимание "пожарной стратегии". И добиться для этого изменений в законодательстве - узаконить проведение палов.

...Можно, конечно, отмахнуться от настырных экологов! И делать всё по-прежнему. Но тогда, чего доброго, у нас будет своя "Калифорния".




 

Роман Евгений Сильванский Сергей Александрович