Забастовка гимназистов в Херсоне




После революции 1905 года образование было чуть ли не единственной сферой городской жизни, которая полностью возобновила свои функции. В начале XX века в Херсоне значительно увеличилось количество учебных заведений. В 1906 году в городе действовали 17 начальных учебных заведений, из которых 10 - в самом городе, а остальные - на хуторах в пригороде Херсона. Из всего разнообразия учебных заведений выделялись гимназии. В городе существовали женские и мужские гимназии, самыми знаменитыми и престижными были мужская гимназия (позже - 1-я мужская гимназия), прогимназия (позже преобразована во 2-ю мужскую гимназию, а ныне гимназия № 20) и четыре женские гимназии. Учеба в гимназии была престижной, и, соответственно, учиться там было сложнее. С конца XIX века начали выходить в большом количестве учебные программы и положения о гимназиях. Постоянные реформы образования не прекращались вплоть до «октябрьского переворота».

В августе 1905 года наступил новый этап гимназического образования. Были отменены переводные экзамены, по результатам которых ученика переводили в следующий класс. Но уже в апреле 1907 года в учебные заведения города поступил циркуляр из Министерства народного просвещения о частичном возобновлении отмененных ранее экзаменов. По объяснению министерства, переводные экзамены вводили «не только к поднятию дисциплины, но и к улучшению собственно учебной части как действенного средства к закреплению и проверке приобретенных знаний». Также там было указано, что «педагогическому совету гимназии по местным условиям следует определяться, в каком классе и по каким предметам проводить экзамены».

Вторая мужская гимназияОчевидно, что ученикам школ это не могло понравиться. И уже 5 апреля в мужской гимназии по поводу полученного циркуляра гимназисты двух 7-х и 6-го классов, а также некоторые пятиклассники после третьего урока устроили сходку. Вначале они шумной толпой с выкриками лозунгов и призывов двинулись в класс к восьмиклассникам с целью устроить свое совещание там. Но выпускному классу было в принципе безразлично, будут ли младшие классы сдавать переходные экзамены, и они от участия в сходке отказались. Тогда толпа гимназистов направилась в классную комнату 6-го класса, где и прошло совещание в лучших традициях времени. Ученики предварительно забаррикадировали двери партами и учебной доской, а окна из соображений конспирации закрыли ставнями. После неудачных переговоров учителя вызвали директора гимназии и главу родительского комитета. Директора гимназии слушать не захотели, а вот председателю родительского комитета удалось поговорить с «заговорщиками». Они довели до его ведома свою резолюцию, сущность которой заключалась в пассивном протесте против экзаменов. После нескольких часов совещаний и переговоров с администрацией ученикам это, скорее всего, надоело, и они через своего представителя попросили дать им выйти из здания гимназии, что директор незамедлительно и сделал. Во всех остальных классах занятия в этот день проходили без эксцессов. На продуманность и хорошую организованность сходки указывает деятельность учеников за несколько дней до этих событий. Как написали позже в своей «явке с повинной» пятиклассники, старшие ученики за день до сходки организовали раздачу листовок и прокламаций с призывом противостоять введению экзаменов. В газете «Родной край» сохранилось свидетельство очевидца (скорее всего, родителя кого-нибудь из участников):

«Некий М., который накануне сходки раздавал прокламации товарищам, не пришел на сходку, так так "провожал мамашу на пароход", о чем и сообщил на следующий день инспектору, и за что товарищи будто едва не нанесли ему, как выражаются в таких случаях, "оскорбления действиями"».

Вечером того же дня директор и учителя гимназии перешли в наступление. В 7 часов вечера состоялось экстренное заседание педагогического совета, которое продлилось до 12 часов ночи. На совете присутствовали представители родительского комитета, которые передали заявление группы учеников. В нём они указывали на «свою озадаченность введением переводных экзаменов в этом году и побаиваются, что это станет первым шагом к введению экзаменов по всем предметам в будущем». После зачтения этого документа совет начал обговаривать существующую проблему. Звучали заявления разного характера - как умеренные, так и вполне радикальные. В конечном итоге совет большинством, против двух голосов решил применить такие меры наказания к ученикам, участвовавшим в сходке: ученикам 5-х классов понизить оценку за поведение до 4 балов и сделать выговор от имени совета. Учеников же 6-х и 7-х классов временно не допускать к занятиям путем исключения из гимназии с правом обратного приёма. На следующий день ученики 5-х классов в полном составе явились в гимназию и принесли «повинную». О происшествии в гимназии шумел весь город. Газета «Родной край» поместила большую статью некоего журналиста под псевдонимом Монокль, посвященную сходке в гимназии: «Я, пожалуй, готов гордиться нашим Херсоном. У нас появилась "злоба дня". Злоба дня в городе, в котором решительно никогда ничего не происходит. А теперь вдруг случилось, и все сразу ожили. Злоба эта - экзамены в средних учебных заведениях и вызванная ими сходка. Что поразительно: из-за экзаменов и их последствий всколыхнулся весь город». На протяжении нескольких дней только ленивый журналист не подшучивал над педсоветом гимназии в связи с наказанием учеников: «Горячая молодежь устроила сходку, а теперь целыми днями на досуге разгуливает по Суворовской...» - писали газеты.

В течение нескольких дней прошли педагогические советы практически во всех учебных заведениях города. Родительский комитет мужской гимназии признал циркуляр о введении экзаменов «печальным анахронизмом при современном, а вместе с тем опасным нервным настроением учащихся, еще охваченных волной освободительного движения» и в срочном порядке отправил телеграмму попечителю Одесского учебного округа с просьбой отменить экзамены - «ввиду начавшихся волнений среди учащихся местных учебных заведений». А также «...если же ходатайство попечитель не найдет возможным удовлетворить собственной властью, то комитет просит направить ходатайство министру народного просвещения об отмене экзаменов до решения вопроса законодательным путем». Аналогичную телеграмму послал попечителю родительский комитет 3-й женской гимназии с таким объяснением: «во избежание нежелательных осложнений».

Уже 9 апреля утром в Херсон в срочном порядке прибыл окружной инспектор одесского учебного округа Каминский. Он провел совещание с учителями мужской гимназии и призвал допустить учеников к урокам. Что и было сделано. «Вопрос об экзаменах может быть пересмотрен только в случае получения новых указаний по этому поводу со стороны министерства просвещения», - подвел итог инспектор. На следующий день инспектор посетил 1-ю женскую гимназию, мужскую прогимназию, 3-ю женскую гимназию и учительскую семинарию, где присутствовал на уроках и общался с учениками, разъясняя им необходимость введения экзаменов. Через несколько дней после отъезда инспектора попечитель Одесского учебного округа уведомил начальство учебных заведений города и родительские комитеты о том, что министерство не признало возможным отменить экзамены. Гимназисты потерпели поражение и начали готовится к экзаменам, которые прошли в начале мая.

 

 




 

Никитенко Сергей Роман Евгений