По его книгам училась вся Украина




Педагогом Борис Кулик стал неслучайно. Учителями земской школы были его отец и дед. Педагогами стали и две сестры. Становление, развитие молодой советской науки требовало новых имен, людей пытливых, талантливых, трудолюбивых. Херсонщина в лице Бориса Николаевича дала Украине такого человека

 

Родился Борис Кулик в 1899 году в селе Князе-Григорьевка Великолепетихской волости. Первым его учителем был отец. Он привил сыну любовь к украинскому языку, литературе. В 1917 году сельский паренек заканчивает Алеш ко в скую учительскую школу и курсы вокалистов. Будучи обладателем сильного бархатного баритона, Борис привлек к себе внимание педагога по вокалу, стал любимцем алешковской публики. Как солисту, ему пророчили блистательное будущее. Однако стезя учительства взяла верх.

На Кудасовых хуторах Днепровского уезда молодой учитель открывает свою первую школу. Помещения не было. Пришлось приспособить для занятий полуземлянку Хуторяне, сплошь неграмотные, определять своих детей в школу не торопились. «Гусей, телят пасти можна і без школи», - заявляли они рослому, стройному 18-летнему учителю, шагавшему от двора к двору, доказывая необходимость получения образования. Школу Борис открыл 9 ноября 1917 года. Упорство, настойчивость победили - вся детвора хутора была вовлечена в учебу.

10 лет учительствовал Борис Кулик на хуторах и в селах Алешковского (с 1920 года) района. Заведовал школами, детским домом. Был и секретарем сельсовета, и начальником милиции. Не раз, командуя конным отрядом, гонялся за остатками банд Григорьева. Махно, Мар\'сино-го отряда еще шаставших в степных районах Херсонщины. И при этом Кулик не покидал учительства.

Приятнейшим занятием в Киевском пединституте им. М. Горького для Бориса Николаевича было общение со студентами. Июнь 1967 г.
Приятнейшим занятием в Киевском пединституте им. М. Горького для Бориса Николаевича было общение со студентами. Июнь 1967 г.

Когда советская власть утвердилась, Борис окунулся в объявленную «борьбу с неграмотностью», в культурно-просветительскую работу. Проводил беседы, читал лекции, организовывал драмкружки, хоровые коллективы. Органы наробразования заметили расторопного учителя. В 1927 году его направляют на учебу в Николаевский пединститут. По окончании вуза год преподавал в педтехникуме, потом поступил в аспирантуру института языковедения при Академии наук УССР. После - в звании доцента - работал завкафедрой украинского языка Лубенского пединститута. В 1937 году Кулик пришел в Киевский госпединститут имени Максима Горького, где и проработал свыше 30 лет. Он был деканом факультета.

Борис Кулик уверенно заявил о себе и как об ученом. Основным полем его деятельности, по которой он внес огромный вклад в науку, была методика преподавания украинского языка в средней школе. Еще в 1937 году вышел его учебник, ставший первым и самым стабильным в «русских» школах. В 1950 году был объявлен конкурс на лучший стабильный учебник по украинскому языку для средней школы. Учебник по фонетике и морфологии Бориса Кулика стал победителем. Он выдержал 14 изданий! По нему училось несколько поколений школьников.

Перечислить все научные разработки, статьи, доклады, книги профессора Кулика затруднительно. Они исчисляются сотнями. Только одних учебников для школ, техникумов, вузов - свыше двадцати.

Кулик вел широкую общественную деятельность. Много лет был заместителем главного редактора журнала «Методика викладання української мови і літератури». Несмотря на постоянную занятость, он много лет пел в хоровой капелле при киевском Доме учителя, выступал как солист. А еще Борис Николаевич очень любил приезжать на Херсонщину, в основном по делам в пединститут им. Крупской. И каждый раз он ехал в родные и близкие сердцу места - Казачьи Лагери, Крынки, Кудасы, Цюрупинск. Там было много друзей, товарищей по молодости. Обойти всех, выпить по стаканчику пахнущего херсонской степью винца - было у него правилом.

7 октября 1969 года Бориса Николаевича не стало. Похоронили его в Киеве, на Звериницком кладбище. А его книги, учебники еще долгое время жили и учили людей.

Август 2004 г.

 

* * *

 

Вот уже 40 лет миновало, как нет с нами Бориса Николаевича. А мне часто вспоминается забавный случай, им рассказанный.

Как-то, в мае 1966 года, сойдя с катера, захожу на родительское подворье в Казачьих Лагерях (на выходные приехал) и в виноградной беседке застаю своего отца и киевского гостя, оживленно беседующих. Тепло поздоровались с Борисом Николаевичем - давно уже были знакомы. Выпили по стаканчику домашнего винца с запотевшего графинчика - только что с прохладной винодельни матерью поданного, и тут наш гость «ударился» в молодость:

- Мы с Иваном Андреевичем - кивает он на отца (они, хотя и давние друзья, называли друг друга только по имени-отчеству. Вскоре я понял почему: отец - в знак уважения к профессорскому званию, а Кулик - в знак того, что они были и остаются равными) - в 20-е годы были лихими музыкантами. Он - на гармошке, а я - на бубне. Там, где мы - полсела собиралось. Играли на свадьбах, на различных вечеринках. Как-то в разгар гулянья, в толпу незаметно затесалась целая группа вооруженных людей - все в папахах, портупеях, с наганами. Один из них, здоровенный такой, подходит к нам, расстегивает кошель, достает и протягивает пачку карбованцев.

- Сыграйте, ребята, гопака! - говорит. - Пусть мои хлопцы разомнутся! Засиделись в седлах.

Я в то время кроме учительства занимался и обязанностями секретаря сельского совета, не раз с конным отрядом за бандами гонялся по хуторам Алешья. А тут вижу, чувствую: бандюги сами к нам пожаловали!

- Кто вы будете? - спрашиваю щедрого мужика.

- Сыны и бойцы славного батьки Махно! - гордо тот отвечает.

Ну что тут поделаешь?! Бандиты - рукой подать, а в руках даже пистоля нет. В левой руке - тарелка от бубна, в правой - палочка.

- Давай, Иван! - говорю твоему бате. - Гопак так гопак!

Сыграли мы гопака, потом и полечку нам заказали, не преминув при этом втянуть в круг десяток лагерских девчат, а после - сели на лошадей и умчали в степь. Ситуация, досада - хоть плачь! Вот так мы с твоим батей махновцев разминали.

Долго мы хохотали после этого рассказа Бориса Николаевича.

Октябрь 2009 г.




 

Коршун Владимир Никитенко Сергей