Настоящий полковник




Живет в Херсоне не совсем обыкновенный человек - бывший фронтовик, военный разведчик, работник госбезопасности, херсонской милиции - полковник в отставке. Нот только... в отставке ли он? Такие люди в отставке не бывают

 

ХЕРСОН - НА ВЫСОТЕ

Вспомнил март 1977 года. Меня только назначили директором Херсонского Бюро путешествий и экскурсий. Если честно, охватили далеко не радостные мысли: «Куда я попал? С чего начинать? Дело-то для меня новое, неведомое».

Полковник Г. Е. Яресько. 2000 год
Полковник Г. Е. Яресько. 2000 год

В таких невеселых раздумьях и застал меня первый посетитель - среднего роста мужчина, крепко сложенный, с молодецким румянцем на лице. На черном пиджаке - увесистая «колодка» правительственных наград. Сразу понял: фронтовик, человек бывалый. Во всем чувствовалась подтянутость, что-то от военного.

Разговор наш затянулся. Не без пользы для меня. Яресько Григорий Егорович, руководитель группы по приему и обслуживанию туристических поездов и теплоходов, похоже, уловил мое состояние. Он тут же поведал, что в Бюро сильная парторганизация, профком на высоте, неплохо подобраны заведующие отделами и службами. Если умело, грамотно опираться на них - успех в работе будет обеспечен. Имеются резервы, вполне реальные. Поработаем сообща, освоим и их. Свой же участок он обеспечит на должном уровне: 10 лет уже в туризме, опыта не занимать.
Действительно, вскоре, освоившись, охватив многогранный «фронт» деятельности Бюро, я убедился: хлопотная «служба Яресько» обеспечена надежно - все отработано, накатано до возможного предела.

В чем заключалась работа группы'.' В среднем через день в Херсон прибывали туристические поезда Всесоюзного маршрута «По городам-героям» - порядка 420-450 туристов. В летний период к ним подключались 1-2 туристических теплохода - еще 300-500 человек. Всю эту массу людей нужно было встретить, рассадить в поданные автобусы, обеспечить каждую группу экскурсоводом и «прокатать» плотную экскурсионную программу: обзорная по городу - «Херсон - город двух веков», водная - «Херсон с борта теплохода», потом - 1-2 музея, и на «закуску» - производственная - ХБК.

Ввиду того, что на станции Херсон работа вагон-ресторанов была запрещена (не подведена канализация), туристов нужно было еще покормить обедом и ужином в кафе тургостиницы «Лилея». Спланировать и подготовить все это, состыковать и обеспечить мог только собранный, требовательный, четкий в своих действиях руководитель группы приема. Таким и был Яресько. Его знали и почитали директора турпоездов всего Союза. Многие из них заходили в Бюро, благодарили за четкое и качественное обслуживание.

- На маршруте у нас каждый раз 10-12 городов, - говорили они. - По-всякому бывает. А вот Херсон - всегда на высоте. Еще бы! Приемом у вас руководит полковник!

 

ОТСТАВКА

Действительно, в 1965 году, после 27 лет службы в различных органах, по болезни (сказались три фронтовые ранения) полковник милиции Яресько был отправлен в отставку. Дома не засиделся. Пришел в Херсонское Бюро путешествий. Имея специальность преподавателя истории, сел за парту, окончил курсы экскурсоводов и стал водить экскурсии - и пешеходные, и автобусные, и водные. В составе творческих групп экскурсоводов разработал несколько новых тем экскурсий. Когда с приемом турпоездов и теплоходов наступила «напряженка» - увеличилась их интенсивность - ему предложили возглавить группу по их обслуживанию. Так за этими увлекательными занятиями незаметно пролетел еще один солидный срок новой службы - 23 года в туризме.

И только когда в 1988 году прибытие турпоездов в Херсон стало редким эпизодом, Яресько сказал себе: «Все! Пора отдыхать!» (Заметим, ему тогда было 75 лет). Но не тут-то было. Вскоре его захлестнули, поглотили дела - различные просветительские, военно-патриотические и массово- политические мероприятия. Отдыхать было некогда. Он оставался в строю.

 

А ЕЩЕ БЫЛА ВОЙНА...

Григорий Егорович родом из села Виноградово (бывшие Чалбасы) Цюрупинского района. После семилетки окончил фабрично-заводское училище (ФЗУ) в Херсоне. Срочная служба в погранвойсках. После - оперуполномоченный НКВД в Скадовском районе. Через год - война. Как только немцы ступили на Левобережье, принял боевое крещение на Тендровской косе, где обеспечивал эвакуацию населения на теплоходе «Молдавия», несколько раз немецкие самолеты бомбили теплоход, подожгли его. Несмотря на ранение в голову, пришлось спасать людей, принять холодную сентябрьскую купель. Спасло умение хорошо плавать.

Потом были Балаклава, Севастополь. С группой работников НКВД Крыма поддерживал порядок в городе, охранял военно-стратегические объекты. Задержали и обезвредили около десятка немецких лазутчиков-диверсантов, пытавшихся пробраться в осажденный город. После сдачи Севастополя Яресько направили оперативным работником особого отдела контрразведки на базы морских и речных кораблей Каспийской военной флотилии. В этой же должности в составе 62-й Армии участвовал в обороне Сталинграда. Кровавые бои с гитлеровцами за каждую улицу, каждый дом. Горели земля, небо и воды Волги. Под незатухающим артиллерийским огнем Яресько обеспечивал переправу через Волгу. В короткие минуты затишья вспоминал Украину, привольные херсонские степи, родные Чалбасы. Как там родные и близкие люди, земляки - под пятой фашистов? Об их зверствах он знал не понаслышке. Десятки раз сталкивался с их злодеяниями.

Под Калачом - второе ранение. Подлечившись, в составе 8-й Гвардейской армии принимал участие в освобождении Донбасса, Никополя, Кривого Рога. Крылом зацепили родную Нововоронцовку. Потом - освобождение Одессы, Западной Украины, Польши. Под Варшавой - опять ранение и контузия. И все же окончательную точку в своей боевой биографии капитан Яресько поставил в Берлине.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ

В июне 1945 года с трепетным волнением Яресько поездом подъезжал к родному Херсон}. Примкнув к заторопившимся пассажирам. вытянувшимся от вокзала змейкой по пустырю, направился в сторону виднеющегося вдали города. Вот и первые разрушенные дома, горы кирпича вперемешку с битым стеклом, поваленные столбы, деревья, редкие прохожие. В центре города - многолюднее. Часто встречались перебинтованные, на костылях вчерашние солдаты. И хотя на них преобладала все та же фронтовая одежда - выгоревшая, полинялая от пота, солнца и дождей, на их лицах -счастливые улыбки, без слов говорящие: вот мы - живые, вот мы - победители! Из открытых настежь окон слышались патефонные «Валенки», «Рио-рита», «Расцветали яблони и груши...»

Григорию Егоровичу (в центре), участнику Сталинградской битвы с ее первого и до последнего дня, было о чем рассказать и взрослым и детям. Херсонский Дворец пионеров. Февраль, 1990 год
Григорию Егоровичу (в центре), участнику Сталинградской битвы с ее первого и до последнего дня, было о чем рассказать и взрослым и детям. Херсонский Дворец пионеров. Февраль, 1990 год

- Потеплело как-то на душе, - делится со мной Григорий Егорович спустя 60 лет. - Здесь я заканчивал ФЗУ. плотником строил цех на Коминтерне. Погостевал у родных в Чалбасах. Семь членов нашей семьи и близких родственников забрала война. Через месяц явился в свое ведомство. Назначили меня начальником следственного отделения КГБ Херсонщины. В то время изощренные бандитизм. разбои, воровство не давати покоя. Затаились немецкие прихвостни - старосты, полицаи. Повсеместно велась розыскная работа по выявлению тех. чьи руки были обагрены кровью мирных людей, советских военнопленных. Нам очень помогали жители Херсона, селяне. Не было семьи, не понесшей утраты родных, близких им людей. Работали в тесном контакте с милицией. Всегда настораживала, сдерживала мысль: не допустить ошибки, случая, чтобы пострадали невинные люди, как это было в конце 1930-х годов. Во всем нужно было тщательно разобраться, все должно быть проверено, взвешено. 13 лет я прослужил в органах госбезопасности. Потом направили в УВД облисполкома. Работал начальником оперативного отдела, начальником паспортного отдела и ОВИРа. откуда и ушел в отставку. Ну а дальше был туризм.

- Григорий Егорович. 17 последних лет вы занимаетесь чисто общественной работой. Но годы-то такие, что пора уже и отдыхать.

- Как говорится, отдыхать будем на том свете! Я тринадцать раз встречался со своими однополчанами по 8-й Гвардейской армии в Москве. Подмосковье. Донбассе, руководил комиссией по работе с молодежью в Совете ветеранов войны и труда. Наши ряды редеют год от года. Хочется как можно больше передать нынешнему поколению сведений, знаний о нашем непростом, но героическом времени. Времени упорного труда, созидания, жестокой войны с фашизмом, тяжких, но успешных лет восстановительного периода. Мы, уже немногие, были живыми свидетелями, участниками этих исторических событий. О них нам есть что рассказать. Историю своей страны нужно знать, потому как без прошлого нет будущего. Вот почему даже сейчас, когда уже два года мой самый дорогой и любимый человек, мой верный товарищ - жена Мария Николаевна - прикована к постели, я выкраиваю время, чтобы побывать среди людей, среди нашей молодежи.

Сегодня Григорию Егоровичу 92 года. А он такой же подтянутый, подвижный, активно вникающий в окружающую жизнь, происходящие события. Он по-прежнему трудится в Совете ветеранов, ведет переписку с однополчанами, встречается со школьниками, студентами, молодым дополнением херсонской милиции. И везде его знают, ценят и уважают за его богатый боевой, жизненный и служебный опыт, за мудрое слово, за активно прожитую жизнь. Он в строю - до конца! Как и подобает настоящему полковнику.

Декабрь 2005 года




 

Коршун Владимир Никитенко Сергей