Леонид Коршун и его корабли




Мысль побеседовать с этим человеком и рассказать о нем на страницах газеты появилась у меня давно, однако наседавшая на него болезнь все откладывала нашу встречу «до лучших времен, до выздоровления». Но болезнь его не отпустила - в начале апреля текущего года Леонида Никифоровича Коршуна не стало...

 

МОРСКИЕ СУДА - ЕГО ПРИЗВАНИЕ

Скромный, вдумчивый человек, как говорится, технарь от Бога, Леонид Коршун быстро завоевал авторитет и уважение херсонских судостроителей. Один из немногих молодых специалистов, которому доверили самостоятельно руководить постройкой морских исполинов. Май, 1972 г.
Скромный, вдумчивый человек, как говорится, технарь от Бога, Леонид Коршун быстро завоевал авторитет и уважение херсонских судостроителей. Один из немногих молодых специалистов, которому доверили самостоятельно руководить постройкой морских исполинов. Май, 1972 г.

А вот плоды его труда и тысяч людей, подчиненных его воле и устремлениям ради конечной цели - построить и сдать морской исполин, - зримы и сегодня. Многие созданные ими суда все еще бороздят моря и океаны во многих уголках мира.

Оговорюсь сразу: мы не являемся с ним родственниками. Просто однофамильцы. К тому же, односельчане - оба родом из Казачьих Лагерей Цюрупинского района. Когда я только появился на свет, Леня Коршун уже пошел в первый класс. Любимым его увлечением было строить незамысловатые кораблики и пускать их в вольное плавание с берега речушки Конка, которая протекала в сотне метров от родительского дома. Когда он закончил четыре класса, началась Отечественная война. Прерванную учебу продолжил в 43-м, после освобождения нашими войсками от немцев родного села. В 1946 году, окончив семилетку, Леонид поступил в Херсонский судомеханический техникум на отделение судовых механизмов. После окончания был направлен на возводившийся тогда Херсонский судостроительный завод. Первая должность Коршуна - помощник мастера цеха. Через год с небольшим он стал мастером монтажного участка, еще через год - помощником строителя, а в 1954 году был назначен строителем судов.

Окунувшись в бурную заводскую жизнь, Леонид понял сразу: для того, чтобы расти, самому строить суда, знаний, полученных в техникуме, недостаточно. Тем более, что у завода появилась перспектива - вместо барж (первая продукция Судозавода) было решено строить крупные морские суда.

В 1954 году Коршун поступил и в 1960 году закончил Всесоюзный заочный машиностроительный институт в Москве по специальности «судовые силовые установки». Работа в отделе главного строителя завода способствовала любознательному и трудолюбивому инженеру-механику основательно познать все основные производственные приемы и процессы при строительстве судов. Он получил практический опыт в порядке установления деловых контактов с отделами, службами, цехами, задействованными в строительстве судов, познал навыки их координирующего организатора-руководителя.

Первое детище Леонида Коршуна - сухогруз «Физик Курчатов». Его заложили в марте 1961 года. Технические характеристики судна впечатляют: длина - 170 метров, ширина - 22 метра, водоизмещение - 22225 тонн, скорость - 18,5 узлов. К тому времени Херсонская судоверфь выпустила уже семь подобных судов. Казалось бы, все проверено, отработано, накатано -бери и строй. Но, как отмечал Леонид, первенец дался ему нелегко, с большим напряжением сил и разума. Это был самый трудный и ответственный период в его биографии судостроителя. Следующим у Леонида был сухогруз «Красный Октябрь».

 

 

ЛАУРЕАТ ГОСПРЕМИИ УССР

В то же время на Судозаводе запустили знаменитую и самую большую серию сухогрузов проекта № 595 типа «Бежица». Первые пять судов были построены и переданы отечественным пароходствам. Эти сухогрузы были замечены на морских просторах, потому целый ряд стран сразу же оформили заказы на постройку судов этого типа в Херсоне для своих пароходств и судокомпаний. Сегодня поражают сроки строительства сухогрузов в те годы. Если первенец - «Бежица» - строился 2 года и 4 месяца, то постройка последующих судов - от времени закладки до сдачи Госкомиссии - занимала 10-12 месяцев, а со второй половины строительства этой серии - уже 4-5 месяцев.

Первые два судна этого типа - «Белгород-Днестровский» и «Геническ» - Леонид Коршун построил для Украины, третий и четвертый сухогрузы - «Аль-Кадисия» и «Аль-Одейлия» - для Кувейта. Потом последовали «Петефи» - для Венгрии и «Вишва Абха» - для Индии. На постройку последних трёх судов старший строитель Леонид Коршун и его команда затрачивали всего по 4 месяца.

После приема судна «Петефи» директор Венгерского Морского пароходства «Махар» Т.Шойом и его главный инженер Ф.Внант направили директору Херсонского судозавода В Ф.Заботину письмо, в котором поблагодарили его за плодотворное сотрудничество и отметили, что «большой вклад в труд и победу советских судостроителей внес старший строитель судна инженер Коршун Л. Н. Качество исполнения отдельных узлов, а также всего судна в целом явно демонстрирует его грамотный подход ко всем техническим и организационным вопросам». А вот что написати руководители индийской судоходной компании «Банзат»: «Усилия старшего строителя судна «Вишва Абха» Коршуна Л. Н. застуживают похвалы. Мы высоко ценим кооперацию и помощь, которую получили наши представители от Коршуна Л. Н.. и надеемся, что это будет развиваться в дальнейшем».

Херсонские корабелы первыми в Украине начали строить крупные суда на экспорт. Благодаря высокому качеству их продукции, по запросу ведущих зарубежных фирм, им был присвоен высший класс, причем такими весомыми классификационными обществами. как Регистр Ллойда. Германский Ллойд.

Херсонский Судостроительный завод прочно вышел на выпуск продукции, достигшей уровня мировых стандартов. Из 45 сухогрузов типа «Бежица» 34 было построено по заказам других государств. Постановлением ЦК КП Украины и Совета Министров УССР от 15 декабря 1975 года «за разработку и внедрение комплекса мероприятий, направленных на усовершенствование потоко-позиционного метода строительства судов проекта 595 на экспорт» десяти работникам Херсонского Судостроительного завода было присуждено Государственную премию Украинской ССР в отрасли науки и техники. Диплом Лауреата получил и Леонид Никифорович Коршун.

 

ЛЕДОКОЛ «МИХАИЛ СОМОВ»

В течение 1970-1975 годов Судозавод один за другим построил пять ледокольно-транспортных судов. Последний из них выпал на долю Леонида Коршуна. Вспоминается моя встреча с ним в июне 1975 года. Возбужденный и чрезвычайно озабоченный, Леонид успел поведать о том, что только что подписал Акт о сдаче Государственной комиссии «Михаила Сомова», завтра предстоят проводы судна. Из Ленинграда прибыли жена прославленного полярника и открывателя Североморского пути Михаила Сомова, его коллеги из Института Арктики и Антарктики - так что было забот невпроворот, да и людям уделить внимание нужно. На мой вопрос: «Что же дальше?» - ответил: «Параллельно строю уникальный буксир-спасатель. Выпровожу «Сомова», займусь им вплотную. Сроки уже поджимают!»

Судьба у ледокола «Михаил Сомов» сложилась довольно интересная, даже драматическая. Он стал флагманом Института Арктики и Антарктики, провел ряд сложных грузовых операций на южнополярных станциях - «Беллинсгаузен» и «Ленинградской», дважды подходил к станциям «Мирный» и «Молодежная». Там его не раз встречали многолетние льды. Эти условия стали хорошей проверкой ледовых качеств судна. Однако в 1985 году «Михаил Сомов» попал в ледовый плен у моря Росса. Несколько месяцев он не мог выбраться из ледовых торосов. Экипаж покинул судно, осталась лишь небольшая группа для обеспечения его живучести. Вызволить ледокол из плена удалось только специальной спасательной экспедиции на ледоколе «Владивосток». За этими событиями тогда следил весь мир. Имя судна «Михаил Сомов» не сходило с уст почти всех ведущих радиостанций и телекомпаний мира. А «Михаил Сомов» вновь вступил в строй, доставлял грузы и экспедиции на южнополярные станции, часто сам выступал в роли спасателя других судов. С глубоким уважением экипаж ледокола относился к Леониду Коршуну. В его семейном архиве хранятся письма, телеграммы, дарственные фотографии с пожеланиями здоровья, добра и счастья создателю их плавучего дома.

А «обещанный» буксир-спасатель Леонид Коршун таки достроил. Назвали его «Мощный», хотя выглядел он как эдакий «мужичок с ноготок» - длина всего 58 метров, ширина - 12,6 метра, водоизмещение - 1620 тонн. Но то, на что он был способен, просто поражало. Буксир предназначался для оказания помощи судам, терпящим бедствие в море, а также для буксировочных операций. Корпус «Мощного» позволял производить работы в ледовых условиях. Он мог снимать суда с мели, буксировать их, тушить пожары. Подводные телевизионные камеры давали возможность вести обследование днищ судов, различать даже мелкие детали на больших глубинах. Особые приспособления буксира-спасателя позволяли быстро подбирать людей с плотов и шлюпок. Уже в первом своем рейсе, находясь в Индийском океане, «Мощный»участвовал в спасении сомалийского судна «Джуба». Тогда в Херсон на имя Леонида Коршуна прибыла телеграмма: ««Мощный» снял с коралловой скалы сомалийское судно длиной 132 метра. Работали 6 дней. Благодарим за хорошее судно. С уважением, капитан Сахаров». Коршун ответил: «Благодарим за сообщение, судостроители рады вашим успехам. Уверены, судно передано в надежные руки. Экипажу желаем крепкого здоровья, успешного труда». За «Мощным» последовало строительство и сдача второго буксира, который назвали «Утесом». Заказ подобных судов на этом исчерпался.

 

ЛИХТЕР0В03Ы

Весной 1981 года на стапелях Судозавода был заложен первый в практике отечественного судостроения лихтеровоз. Его спроектировало Николаевское ЦКБ «Черноморсудопроект». В знак увековечивания памяти бывшего председателя Совета министров СССР А.Н.Косыгина ЦК КПСС поручил назвать лихтеровоз его именем.

На фуршете по случаю сдачи контейнеровоза «Индира Ганди» специалистам было о чем поделиться. Леонид Коршун - крайний слева. Октябрь 1985 г.
На фуршете по случаю сдачи контейнеровоза «Индира Ганди» специалистам было о чем поделиться. Леонид Коршун - крайний слева. Октябрь 1985 г.

Строительство этого уникального судна было поручено старшему строителю Леониду Коршуну Судов подобных габаритов - длина 262 метра, ширина - 32 метра, водоизмещение - 62040 тонн - Херсонский завод до того времени не строил. Поэтому пришлось изменить конструкцию стапельных мест в эллинге и на горизонтальной части слипа, потребовалось также модернизировать тяговое устройство и провести ряд других специальных подготовительных работ.

Строительство первенца лихтеровозов длилось очень долго - 2 года и 10 месяцев. На ходовые испытания морского великана пришли проводить тысячи судостроителей и гостей. Оркестр играл марш. Радовались заводчане, счастливым чувствовал себя в эти минуты старший строитель Леонид Коршун, глядя на свое детище - корабль-красавец. Капитан лихтеровоза В.Юрьев поблагодарил создателей судна, дал обещание, что экипаж приложит все свои силы и умение, чтобы его эксплуатация принесла максимум пользы в освоении Севера.

После окончания ходовых испытаний - кстати, самый напряженный и ответственный момент у старшего строителя и его команды, сдаточной группы завода, - 29 декабря 1983 года лихтеровоз «Алексей Косыгин» ушел в порт прописки - Владивосток. Когда там подсчитали содержимое 82 лихтеров, то оказалось, что на его борту прибыло такое количество груза, для перевозки которого потребовалось бы десять железнодорожных составов по 60 вагонов в каждом. «Алексей Косыгин» открыл новую страницу в системе перевозки грузов. Для Дальнего Востока, северных регионов страны более удобного и эффективного способа для перевозки грузов тогда просто не существовало.

А Леонид Коршун продолжал строить начатую серию лихтеровозов. Вторым в 1985 году последовало судно «Индира Ганди», потом на воду спустили «Ле Зуан».

В октябре 1989 года я случайно встретился со своим однофамильцем в ресторане туристической гостиницы «Лилея». Леонид Никифорович с небольшой группой коллег отмечали сдачу Госкомиссии лихтеровоза «Эрнесто Че Гевара». «Кажется, это мое последнее судно, - с грустинкой в голосе поделился он. - Через год ухожу на пенсию. Хотим мы - не хотим, а активная часть жизни идет к закату».

Уход на пенсию Леонида задержали - он проработал на Судозаводе еще четыре года. Однако это были уже годы увядания родного предприятия. С распадом Союза нарушились экономические, деловые связи не только между союзными республиками, но и между предприятиями-поставщиками! С трудом достроив еще около десятка судов, завод иссяк окончательно...

В раннем детстве Леня Коршун строил и пускал в вольное плавание кораблики с берега казачьелагерской реки Конка. За 27 лет работы в должности старшего строителя Лауреат Государственной премии УССР Леонид Никифорович Коршун построил, сдал и отправил от берега Днепра в моря и океаны 16 судов-великанов. Вот уж  действительно, жизнь прожита недаром.

Март 2000 г.




 

Коршун Владимир Никитенко Сергей