А где нам взять такую песню?..




Бывают люди, соприкоснувшись с которыми, помнишь их всю жизнь. Бывают песни, которые услышав однажды, уже не забудешь их никогда. Всю жизнь они будут звучать в памяти. И оттолкнувшись от дня сегодняшнего, песни эти вызывают щемящую теплоту, умиление, и вместе с тем... тоску и досаду.

 

ПОМНИТЕ ЭТИ ПЕСНИ?

Как и во все времена, и сейчас, родные, близкие люди собираются за семейным праздничным столом. Много пьют, много закусывают. говорят про жизнь, рассказывают современные анекдоты... Но все реже и реже звучат полюбившиеся некогда застольные песни. Песни, которые знати бы, любили петь все вместе. То ли жизнь такая настала то ли песен таких больше нет...

А помните, какие песни не так давно звучали в нашем доме?

«Что было, то было...», «А где мне взять такую песню?», «Тополя. тополя...», «Ивушка зеленая...», «Подари мне платок...», «Нарьян-Мар мой...», «Не жалею, не зову, не плачу ..», «Отговорила роща Золотая...», «Оренбургский пуховый платок...», «Растет в Волгограде березка...», «Русские матери...». Вспомнили?

Григорий Федорович был не только талантливым композитором, но и милым добрым человеком. Мы с ним после концерта во Дворце культуры «Октябрь». Сахалин, г. Углегорск, июль 1976 г.
Григорий Федорович был не только талантливым композитором, но и милым добрым человеком. Мы с ним после концерта во Дворце культуры «Октябрь». Сахалин, г. Углегорск, июль 1976 г.

Эти песни воспринимались как народные. И мало уже кто помнит сегодня, что неповторимые мелодии этих песен принадлежат одному, единственному композитору Григорию Пономаренко. Доживи он до наших дней, уже бы отметил свое 85-летие.

Судьба подарила мне возможность близко познакомиться, пообщаться с Григорием Федоровичем на далекой сахалинской земле. Тогда ему было всего 55, находился в расцвете сил и таланта. Среднего роста, коренастый мужчина - красавец, с розовыми щеками, молодецким лицом с чуть вздернутыми кверху бровями и блеском выразительных, хитровато - задорных глаз, он, словно вихрь, явился в мой кабинет и выпалил, протягивая руку: - Пономаренко! - рука его была твердая, мужская. - Привезли вам песни новые и старые. Нам отпущено всего 10 дней. Так что располагайте нами по-своему усмотрению. Желательно - без простоев.

Я заведовал тогда отделом культуры Углегорского горисполкома. Углегорску была подчинена солидная территория центральной части Сахалина -3 города, 5 поселков городского типа и около 20-ти сел. Так что развернуться было где.

С Григорием Федоровичем набросали график гастрольных поездок. А через несколько минут я уже знакомился и общался с его «командой». Кроме Пономаренко в нее входило всего две симпатичные, моложавые женщины - Майя Лякутина из Москонцерта и Вероника Журавлева - бывшая солистка Кубанского государственного Казачьего хора. (Через некоторое время она станет женой композитора). За время обеда в ресторане все они как - то сразу стали мне близкими, согревающими душу людьми. Для меня они были словно свежий пламенный (в прямом смысле) привет из далекого материка, где я не был уже почти три года. Немалую роль в этом, видимо, сыграло, растеребило чувство землячества с Григорием Федоровичем: оба с Украины, он - с Черниговщины, а я - с Херсонщины. Это все ровно, что Чернобаевка и Антоновка. За десять тысяч километров от родных мест это чувство волнует, обостряется сильнее в десятки раз. А еще, что притягивало, согревало, так это речь Пономаренко. Она щедро изобиловала вклинявшимися украинскими словечками, поговорками. Да все так уместно, в нужный момент, что пришлось удивляться. Не забыл, не растерял родные украинские корни популярнейший композитор России.

В первый же вечер состоялся концерт во Дворце культуры «Октябрь». Зал был переполнен. Скорее, это был не концерт, а творческий вечер композитора. Здесь были и документальный фильм о его жизни и творчестве, и рассказы об истории создания многих полюбившихся песен, о поэтах - соавторах, о первых исполнителях. Ну, а «иллюстрировали» старые и новые песни уже упомянутые солистки. Пели они замечательно, проникновенно, от всей души. Да разве можно петь песни Пономаренко иначе? И что удивительно, многие песни подхватывал зал. Это было так непривычно! Ну как можно было удержаться, когда вдруг слышались так знакомые, так полюбившиеся песни, принесенные на далекий остров телевидением, радио, давно уже подхваченные местными самодеятельными хорами, ансамблями, солистами?..

Мы практически не разлучались все десять дней. Мне удалось близко познакомиться с Григорием Федоровичем, узнать о нем многое.

 

ПУТИ-ДОРОГИ

Начинал Пономаренко свою творческую деятельность в раннем детстве - с самодельной гармошки своего дяди, мастера по ремонту музыкальных инструментов. В Запорожье, куда переехали с Черниговщины родители Пономаренко. незаурядные способности Гриши заметил профессиональный баянист Александр Кинебас. Он стал его первым учителем. В 15 лет Гриша уже в совершенстве владел баяном. Вскоре работал в Доме пионеров и Доме культуры Днепрогэса. Перед Великой Отечественной войной попал в Ансамбль песни и пляски погранвойск НКВД УССР. Кстати, здесь и родилась его первая песня - «По широкой улице проходили конники». Вскоре Ансамбль (так пожелал Лаврентий Берия) перевели в Москву, подчинив НКВД СССР. Во время войны с Ансамблем Пономаренко побывал почти на всех фронтах. Часто ремни баяна приходилось менять на ремни винтовки.

В Ансамбле Пономаренко проработал до 1950 года. Два года после этого играл в знаменитом оркестре им. Осипова. А потом его всего полностью увлекла стезя композиторства. Он вплотную занялся песенным творчеством. Несколько песен он создает для Волжского государственного народного хора: «Ой ты, Волга». «Я назову тебя зоренькой», «Полюбил моряк волжанку», «Ивушка зеленая». Эти песни принесли широкую известность и популярность как хору, так и композитору.

В 1959 г. Пономаренко и поэт Виктор Боков приехали в Оренбург. В первые же дни пребывания там у них родилась волнующая, заду шевная песня «Оренбургский пуховый платок», ставшая визитной карточкой Оренбургского народного хора и знаменитой! Людмилы Зыкиной. История создания этой песни проста, но удивительная. В Оренбурге Виктор Боков купил на рынке пуховый платок, и вместе с Пономаренко они пришли на почту, чтобы отправить его посылкой в Подмосковье - матери поэта. Оформив бандероль, Боков, взволнованный нахлынувшими сыновьими чувствами, ту т же набросал на почтовом бланке:

В этот вьюжный, неласковый вечер.

Когда снежная мгла вдоль дорог,

Ты накинь, дорогая, на плечи

Оренбургский пуховый платок...

Исписанный с обеих сторон бланк поэт вручил Григорию Федоровичу. сказав при этом: - Вот тебе мои слова. Гриша! Не затягивай с песней.

Не затянул. Вернувшись с почты в гостиницу, Пономаренко отогрев руки от стужи, взял баян и уверенно, без запинки, сыграл мелодию новой песни. Да такую, что вскоре ее пела вся страна!..

 

ПЕСНИ ЛЕГКИЕ И ТРУДНЫЕ

- Не все песни легко даются, - рассказывал мне Григорий Федорович. - В Волгограде, куда я переехал в 1963 году, получил как - то письмо от незнакомой мне учительницы Маргариты Агашиной, а в нем стихи «Что было, то было». Так они меня захватили, легли прямо на сердце - в один присест написал к ним музыку. А вот музыку на ее же «Подари мне платок» пришлось писать 12 вариантов, и лишь последний я отослал Людмиле Зыкиной в Москву. Особенно непросто дался мне есенинский цикл: к тонким, сердечным словам поэта хотелось создать и соответствующую мелодию. Около десятка лет я вынашивал «Клен ты мой опавший». Семь лет ушли на песню «Не жалею, не зову, не плачу». Почти столько же на «Отговорила роща Золотая». Но это меня не печалило. Ведь благодарность людская отозвалась сразу, как только эти песни спели замечательный грузинский ансамбль «Орэра», знаменитая Нани Брегвадзе. Потом их подхватили поляки, болгары, югославы, японцы...

В Волгограде Пономаренко все присматривался к одинокой березке у могилы Неизвестного солдата. Ее какой то одухотворенный образ не оставлял композитора в покое. И хотя не было ни единой строчки стихов, мелодия уже настойчиво преследовала его. Поделился замыслом с Маргаритой Агашииой, и она вскоре привезла ему стихи. Так родилась знаменитая «Растет в Волгограде березка». Рассказывают, когда Зыкина впервые спела ее на Правительственном концерте в Большом Кремлевском Дворце, Леонид Ильич не выдержал - откровенно прослезился.

Много мы поколесили по сахалинской земле с группой Пономаренко. Везде ее принимали с теплотой, радостью, восторгом. Что бы не заиграл Григорий Федорович, какую бы песню не начинали Вероника и Майя, их тут же дружно подхватывали люди, пришедшие на концерт. Порой было не понять: так кто же для кого поет?..

А мне в этот момент думалось: «Край земли! Самая отдаленная, единственная островная область в огромнейшей стране, а ее обитатели знают и любят песни Пономаренко, живут ими. Поистине народный композитор!»

Сегодня другие времена. И совершенно другие песни. Ну вспомни, читатель, хотя бы одну, современную, которую бы за семейным праздничным столом дружно, задушевно, с любовью спели бы все вместе - от мала до велика! Так, как мы пели песни Пономаренко.

Вряд ли вспомнишь! Таких песен просто нет!

Так где же взять такую песню?..

 

* * *

 

Одна из херсонских газет отказалась ставить в номер данный материал. Какое отношение, дескать, Пономаренко имеет к Херсону? Напрасно я пытался доказать, что самое прямое. Ведь он, как никто другой, множество раз бывал в каждом нашем доме... со своими замечательными, душевными песнями.

Март 2007 г.




 

Коршун Владимир Никитенко Сергей